Перерождение ради процветания

Жить полноценно
Адрес страницы (с 12 декабря 2012 г.): http://marsexxx.com/ycnex/dale-karnegi.htm

Знаете ли вы, что в книге Дейла Карнеги "Как перестать беспокоиться и начать жить" есть часть 5 "Идеальный способ победить беспокойство", состоящая из одной главы 19 "Мои мать и отец победили беспокойство". Но именно этой-то главы не хватает в современных изданиях. Как не хватает и одного примера из жизни в главе "Девять слов, способных преобразовать вашу жизнь".

Видимо, это связано с тем, что эта глава и место касаются религии, а потому её-то не включали в советские издания книги, которые сейчас перепечатывают.

Ниже следуют тексты из издания Карнеги Д. Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей. Пер. с англ. Г. Косаковского. — Самара: Издательство "АВС", 1997. — 704 с. (тексты 1 и 2), а также другой перевод главы 19 из журнала "Социология за рубежом" под названием Д. Карнеги "Может ли религия способствовать жизненному успеху?", включающий другой перевод главы "Мои мать и отец победили беспокойство" (тексты 3 и 4). (Марсель из Казани, 12.12.2012).

Дейл Карнеги, религия и победа над тревогой, волнением, беспокойством

1. Глава девятнадцатая "Мои мать и отец победили беспокойство" (стр. 568–586).

2. Отрывок из главы 12 "Девять слов, способных преобразовать вашу жизнь" (стр. 508–510)

3. Д. Карнеги "Может ли религия способствовать жизненному успеху?"

4. Д. Карнеги "Как мои мать и отец преодолели беспокойство"

ЧАСТЬ ПЯТАЯ
ИДЕАЛЬНЫЙ СПОСОБ ПОБЕДИТЬ БЕСПОКОЙСТВО

Глава девятнадцатая
МОИ МАТЬ И ОТЕЦ ПОБЕДИЛИ БЕСПОКОЙСТВО

Как я уже говорил, родился и вырос я на ферме в штате Миссури. Как и большинство фермеров в те времена, мои родители еле-еле сводили концы с концами. Мать была учительницей в сельской школе, а отец работал на ферме за двенадцать долларов в неделю. Мы своими руками изготавливали не только мою одежду, но и мыло, которым эту одежду стирали.

У нас редко были наличные деньги — кроме одного дня в году, когда мы продавали своих свиней. Масло и яйца мы меняли в бакалейной лавке на муку, сахар и кофе. Когда мне было двенадцать лет, на себя я не мог потратить в год и 50 центов. До сих пор я помню тот день, когда мы отправились на праздник 4 июля, и отец дал мне десять центов, чтобы я потратил их как захочу. Я чувствовал себя так, словно стал обладателем всего золота индейцев.

В сельскую школу, где была лишь одна комната, я ходил пешком. Идти приходилось целую милю, по глубокому снегу, даже когда столбик термометра опускался до двадцати восьми градусов мороза. До четырнадцати лет у меня не было галош. Длинными холодными зимами ноги мои всегда оста-

вались промокшими и замерзшими. Ребенком я и представить себе не мог, что зимой ноги у кого-нибудь могут быть сухими и в тепле.

Хотя мои родители рабски трудились по шестнадцать часов в сутки, мы постоянно жили в долг и страдали от серьезных неудач. Среди моих ранних воспоминаний есть одно о том, как на сто второй реке начинается паводок, который заливает наши посевы кукурузы и сено, уничтожая абсолютно все. Паводки уничтожали наши посевы шесть из семи лет. Наши свиньи год за годом гибли от холеры, и мы сжигали их. Когда я закрываю глаза, то и сейчас могу вспомнить едкий запах паленой свинины.

В один год наводнения не случилось. Мы вырастили небывалый урожай кукурузы, купили для откорма скот и выкормили его своей кукурузой. Но в тот год отсутствие паводка не сказалось на нашей жизни, потому что цены на скот на чикагском рынке упали. Так что, вырастив и выкормив скот, мы получили лишь на тридцать долларов больше той суммы, за которую его покупали. Тридцать долларов за целый год работы!

Что бы мы ни делали, мы всегда теряли деньги. Я помню, как мой отец купил мулов. Мы три года растили их, наняли людей, чтобы выучить их, потом отвезли на пароходе в город Мемфис штата Теннесси... и продали дешевле, чем купили за три года до этого.

В результате десяти лет тяжелого, изнурительного труда мы просто не получили дохода — мы глубоко влезли в долги. Нашу ферму заложили. Мы делали все, что могли, но не в силах были даже заплатить проценты по закладной. Банк, где была заложена ферма, постоянно третировал отца, угрожая отобрать ее. Отцу было сорок семь лет. После более чем тридцати лет тяжелого труда ему достались лишь долги и унижения. Это он уже не мог перенести. Он мучился. Здоровье его было подорвано. Он не хотел есть. Несмотря на то, что отцу целый день приходилось заниматься в поле тяжелым физическим трудом, ему нужно было принимать лекарства, чтобы почувствовать аппетит. Он похудел. Доктор сказал матери, что он умрет в ближайшие шесть месяцев. Отец так нервничал, что не хотел уже и жить. Я часто слышал, как мать говорила, что когда отец уходил в сарай кормить лошадей и доить коров и долго не возвращался, она спешила туда, боясь, что найдет его повесившимся. Однажды, возвращаясь домой из Мэривилла, где банкир снова грозил, что лишит его права выкупа закладной, он остановил лошадей на мосту через сто вторую реку, вылез из повозки и долго стоял, глядя в воду, решая — не прыгнуть ли ему вниз, чтобы покончить со всем этим.

Через много лет отец рассказал мне, что единственная причина того, что он не прыгнул — это глубокая, твердая и искренняя вера матери в то, что если мы будем любить Господа и поступать так, как ему угодно, все в конце концов будет хорошо. Мать была права. В конце концов все на самом деле устроилось. Отец прожил еще сорок два года и умер в 1941 году в возрасте восьмидесяти девяти лет.

В течение всех этих лет борьбы и страданий моя мать никогда не беспокоилась. Все свои беды она доверяла Богу в молитвах. Каждую ночь перед тем, как мы ложились спать, она читала нам главу из Библии. Очень часто мать или отец читали утешительные слова Иисуса о том, что у его отца много места для всех, что сн отправится приготовить его для нас, что мы можем быть вместе с ним. После этого все в этом домике на ферме в штате Миссури опускались на колени перед своими стульями и молили Бога о любви и защите.

Когда профессор философии Уильям Джеймс работал в Гарвардском университете, он говорил: «Нет сомнения, что лучшее средство от волнений — религиозная вера».

Для того чтобы это усвоить, вам не нужно отправляться в Гарвард. Моя мать поняла это, живя на ферме в Миссури. Ни паводки, ни долги, ни несчастья не могли нарушить ее душевное состояние, рождавшее счастье, теплоту и веру в успех. Я вспоминаю, как во время работы она пела:

 

Мир, мир, прекрасный мир

Тот, что исходит от нашего Отца,

Молю, всегда живи в душе моей,

Рождая бездонное море любви.

 

Мать хотела, чтобы я посвятил свою жизнь религии.

Я всерьез думал над перспективой стать миссионером и отправиться в какую-нибудь страну. Потом я поступил в колледж и постепенно, с течением времени, со мной произошла перемена. Я изучал биологию, естественные науки, философию, историю религий. Я прочел книги о том, как была написана Библия. Я стал подвергать сомнению некоторые из утверждений, содержащихся в ней. Я начал сомневаться во многих из тех ограниченных теорий, которые излагали в то время проповедники. Я был в недоумении. Вслед за Уолтом Уитменом я чувствовал, что во мне «удивительным образом и неожиданно начинают рождаться вопросы». Я не знал, во что верить. Я не видел в жизни смысла. Я перестал молиться. Я стал агностиком. Я считал, что человеческая жизнь не имеет ни плана, ни цели. Я считал, что у людей божественного предначертанья не больше, чем у динозавров, которые бродили по земле двести миллионов лет назад. Я считал, что когда-нибудь человечество погибнет так же, как погибли динозавры. Я был знаком с научными представлениями о том, что Солнце медленно охлаждается и при уменьшении его температуры хотя бы на десять процентов на Земле не сможет существовать ни одна форма жизни. Я насмехался над утверждением о том, что милостивый Бог сотворил человека по своему образу и подобию. Я считал, что в черном, холодном безжизненном пространстве космоса, созданного некой слепой силой, кружатся миллиарды и миллиарды солнц. Быть может, они и не были созданы. Быть может, они существовали вечно — так же как всегда существовали пространство и время.

Претендую ли я на знание ответов на все эти вопросы сегодня? Нет. Ни один человек никогда не мог объяснить тайну Вселенной — тайну жизни. Мы окружены тайнами. То, как работает ваш организм — это полная тайна. То же касается и электричества в вашем доме, и цветка, который растет в трещине стены, и зеленой травы за вашим окном. Один из самых гениальных специалистов в исследовательском центре компании «Дженерал моторс» Чарлз Кеттеринг выдавал Антиохскому колледжу тридцать тысяч долларов в год из собственного кармана с единственной целью — выяснить, почему трава зеленая. Он утверждал, что если бы мы знали, каким образом трава преобразует солнечный свет, воду и углекислый газ в пищевой сахар, мы смогли бы изменить цивилизацию.

Даже то, как работает двигатель вашего автомобиля — это полная тайна. Исследовательский центр «Дженерал моторс» потратил годы и миллионы долларов на то, чтобы выяснить, каким образом искра в цилиндре вызывает взрыв, за счет которого машина движется.

Тот факт, что мы до конца не разгадали тайны нашего организма, электричества или бензинового двигателя, не мешает нам получать от всего этого пользу и удовольствие. Тот факт, что мы не разгадали тайн молитвы и религии, больше не мешает мне жить более насыщенной и счастливой жизнью, в которой есть место религии. В конце концов я осознал всю мудрость слов Сантаяны: «Человек создан не для того, чтобы понимать жизнь, а для того, чтобы жить».

Я вернулся — я хотел сказать, что я вернулся к религии. Но это было бы неточно. Я пришел к новой концепции религии. Меня уже совершенно не интересует разница в символах веры, которая разделяет церкви. Зато я чрезвычайно заинтересован в том. что дает мне религия, так же как в том, что для меня значит электричество, хорошая пища и вода. Все это помогает мне жить более наполненной, цельной и счастливой жизнью. Ко религия делает гораздо больше. Она дарит мне духовные ценности. Она приносит мне, как говорил Уильям Джеймс, «новый интерес к жизни... больше жизни, более долгую, наполненную жизнь, приносящую удовлетворение». Она дает мне веру, надежду и мужество. Она прогоняет напряжение, беспокойство, страхи и волнения. Она придает моей жизни смысл -и указывает путь. Она в громадной степени приносит ощущение счастья. Она помогает мне устроить для себя «оазис мира среди вихрей песков жизни».

Фрэнсис Бэкон был прав, когда больше трех столетий назад говорил: «Недостаток философских знаний склоняет человеческий ум к атеизму. Но глубина их приводит его к религии».

Я помню те времена, когда люди рассуждали о конфликте между наукой и религией. Но больше этого нет. Самая новая из всех наук — психиатрия — говорит о том же, что проповедовал Иисус. Почему? Потому что психиатры понимают, что молитва и глубокая религиозная вера прогонят все волнения, беспокойство, напряжения и страхи, которые являются причиной более чем половины всех наших болезней. Они понимают, что, как сказал один из ведущих специалистов в этой области доктор А. Брилл, «у любого по-настоящему религиозного человека никогда не возникнет невроз».

Если религия не подлинная, то жизнь бессмысленна. Это трагифарс.

Я разговаривал с Генри Фордом за несколько лет до его смерти. До знакомства с ним я представлял, что на его личности лежит отпечаток напряжения тех долгих лет, в течение которых он создавал одну из крупнейших в мире компаний и управлял ею. Поэтому я был удивлен, когда увидел, насколько хорошо, спокойно и умиротворенно он выглядит в свои семьдесят восемь лет. Когда я спросил его, волновался ли он когда-нибудь, последовал ответ: «Нет. Я верю, что всем управляет Бог и он не нуждается в моих советах. Когда все подчинено Господу, я уверен, что в конце концов все устроится наилучшим образом. Так зачем же волноваться?»

Сегодня даже многие психиатры становятся современными евангелистами. Они не убеждают нас вести религиозный образ жизни, чтобы избежать адского пламени в мире ином. Они убеждают нас вести религиозный образ жизни, чтобы избежать адских мук от язвы желудка, грудной жабы, нервных срывов и безумия. В качестве примера того, что говорят наши психологи и психиатры, я посоветую книгу доктора Генри Линка «Возвращение к религии».

Да, христианская религия приносит вдохновение и здоровье. Иисус говорил, что он пришел в этот мир для того, чтобы люди обрели жизнь, жизнь более изобильную. Иисус разоблачал и критиковал те сухие формы и мертвые ритуалы, которыми в его времена заменяли истинную религию. Он был мятежником. Он проповедовал новый вид веры — религию, которая угрожала перевернуть мир. Вот почему его распяли. Он проповедовал, что религия должна существовать для человека, а не наоборот; что воскресенье для человека, а не наоборот. О страхе он говорил больше, чем о грехе. Ненужный страх — это грех, грех, мешающий вашему здоровью, мешающий более изобильной, полноценной, счастливой, мужественной жизни, которую отстаивал Иисус. Эмерсон говорил о себе, как о «профессоре науки радости». Иисус также учил «науке радости». Он призывал своих учеников «наслаждаться радостью и стремиться к ней».

Иисус утверждал, что в религии важны только две вещи: всем сердцем любить Бога и любить своего ближнего, как самого себя. Любой человек, который делает так, религиозен, вне зависимости от того, понимает ли он это. Хороший пример этому — мой тесть Генри Прайс из города Тулса, штат Оклахома. Он старается жить, следуя этому золотому правилу; и он просто не способен сделать что-нибудь нехорошее, эгоистичное, нечестное. Однако он не ходит в церковь и считает себя агностиком. Ерунда! Что делает человека христианином? Пусть на этот вопрос ответит Джон Бейли. Он был знаменитым профессором, преподавателем теологии в Эдин-бург-ском университете. Он говорил: «Христианином человека делает не то, что он принимает определенные идеи, не приверженность определенным правилам, а то, что он обладает определенным Духом и то, что он живет определенной Жизнью».

Если это делает человека христианином, то Генри Прайс — один из самых лучших христиан.

Уильям Джеймс — отец современной психологии — в письме своему другу, профессору Томасу Дэвидсону, утверждал, что с годами он почувствовал, что «все меньше и меньше может обходиться без Бога».

Ранее в этой книге я упомянул о том, что когда члены жюри пытались выбрать лучшую историю о беспокойстве из тех, которые были присланы слушателями моих курсов, им было настолько трудно отдать предпочтение одному из двух замечательных рассказов, что они решили разделить призовые деньги пополам. Прочтите вторую историю — незабываемый рассказ о женщине, которая прошла тернистый путь, прежде чем поняла, что «не может обходиться без Бога».

Я буду называть эту женщину Мэри Кашмен, хотя это не подлинное ее имя. У нее есть дети и внуки, которые могли бы прийти в замешательство, прочитав эту историю в книге. Поэтому я решил сохранить ее инкогнито. Тем не менее сама история подлинная — совершенно подлинная. Вот она.

«В период депрессии, — рассказывала эта женщина, — мой муж получал в среднем восемнадцать долларов в неделю. Часто у нас не было даже этих денег, потому что когда он болел, зарплату ему не платили, а болел он часто. С ним произошло несколько несчастных случаев, кроме того, он болел свинкой, скарлатиной и постоянно страдал от гриппа. Мы потеряли наш маленький дом, который построили своими руками. Мы заняли в бакалейной лавке пятьдесят долларов -а прокормить нам нужно было пятерых детей. Я бралась стирать и гладить соседские вещи, покупала в магазине Армии

Спасения поношенную одежду и перешивала ее для детей. От волнений я заболела. Однажды бакалейщик, у которого мы одолжили пятьдесят долларов, обвинил моего одиннадцатилетнего сынишку в том, что он стащил пару карандашей. Мальчик расплакался, когда рассказывал мне об этом. Я знала, что он честный и чувствительный ребенок — и понимала, что его опозорили и унизили на людях. Это стало последней каплей. Я вспомнила обо всех несчастьях, которые мы пережили, и не увидела впереди никакой надежды. Вероятно, я на время сошла с ума от своих переживаний, потому что выключила стиральную машину, отвела мою пятилетнюю дочь в спальню и заткнула все окна и щели бумагой и тряпками. «Мамочка, что ты делаешь?» — спросила дочка. А я ответила: «Здесь немного дует». После этого я включила в спальне газовую печь, но не зажгла ее. Мы с дочкой лежали на кровати, и она сказала: «Как смешно, мамочка, — мы ведь совсем недавно встали!» Но я ответила: «Ничего, мы немножко вздремнем». Потом я закрыла глаза, слушая, как шипит газ. Никогда не забуду его запах...

Вдруг я услышала музыку. Я прислушалась. Я забыла выключить на кухне радио. Сейчас это уже не имело значения. Но музыка продолжала играть, и я услышала, как кто-то исполняет старый церковный гимн:

 

Какой замечательный друг нам Иисус —

Он взял на себя все наши грехи и скорбь!

Как хорошо, что можно

Делиться с Богом всем в своих молитвах.

О, как часто мы лишаемся мира в душе

О, как часто мы терпим ненужные страдания

Лишь потому, что не хотим

Делиться с Богом всем в своих молитвах!

 

Слушая эту песню, я поняла, что совершила трагическую ошибку. Я пыталась в одиночку бороться со своими страшными бедами. Я не делилась с Богом всем в своих молитвах... я вскочила, выключила газ, открыла двери и окна.

Остаток дня я провела в рыданиях и молитвах. Но я не молила о помощи — вместо этого я изливала душу, благодаря Господа за те благодеяния, которые он совершил: у меня пятеро замечательных детей, все они здоровые и красивые, сильные духом и телом. Я обещала Господу, что никогда больше не буду такой неблагодарной. И я сдержала это обещание.

Даже после того, как мы потеряли свой дом и переехали жить в маленький домик — сельскую школу, — за пять долларов в месяц, я благодарила Бога и за это жилище. Я благодарила его за то, что у нас по крайней мере есть крыша над головой, нам тепло и сухо. Я искренне благодарила Бога за то, что не случилось чего-то худшего, и я верю, что он услышал меня. Со временем дела поправились — о, не в одночасье. Но депрессия стала заканчиваться, у нас появилось больше денег. Я устроилась на работу гардеробщицей в большом сельском клубе и, кроме этого, продавала чулки. Чтобы учиться в колледже, один из моих сыновей начал работать на ферме, где с утра до ночи доил тринадцать коров. Сегодня мои дети выросли, завели семьи. У меня трое замечательных внуков. И, вспоминая тот ужасный день, когда я включила газ, я снова и снова благодарю Бога за то, что вовремя «очнулась». Сколько радостных минут я не испытала бы, если бы сделала то, что собиралась. Когда сегодня я слышу, что кто-то хочет свести счеты с жизнью, мне хочется закричать: «Не надо! Не надо!» Самые черные моменты нашей жизни длятся недолго — а потом наступает будущее...»

В Соединенных Штатах в среднем каждые тридцать пять минут кто-то совершает самоубийство. В среднем каждые сто двадцать минут кто-то сходит с ума. Многих из этих самоубийств и, быть может, многих случаев безумия можно было бы избежать, если бы люди ощутили то успокоение и умиротворение, которые дают вера и молитва.

Один из самых выдающихся психиатров, доктор Карл Юнг, пишет на странице 264 своей книги «Современный человек в поисках души»: «За последние тридцать лет у меня консультировались люди из всех цивилизованных стран мира. Я лечил многие сотни пациентов. Среди всех пациентов, проживших более половины жизни, — то есть тех, кому больше тридцати пяти лет, — не было ни одного, чья проблема в конечном счете не решалась бы формированием религиозного взгляда на жизнь. Не будет преувеличением сказать, что все они чувствовали себя больными, потеряв то, что дают своим последователям известные религии всех времен, и никто из них по-настоящему не поправился, не приобретя вновь этого религиозного взгляда на жизнь».

Это утверждение настолько важно, что я приведу его еще раз курсивом.

Доктор Карл Юнг говорит:

«За последние тридцать лет у меня консультировались люди из всех цивилизованных стран мира. Я лечил многие сотни пациентов. Среди всех моих пациентов, проживших более половины жизни, — то есть тех, кому больше тридцати пяти лет, — не было ни одного, чья проблема в конечном счете не решалась бы формированием религиозного взгляда на жизнь. Не будет преувеличением сказать, что все они чувствовали себя больными, потеряв то, что дают своим последователям известные религии всех времен, и никто из них по-настоящему не поправился, не приобретя вновь этого религиозного взгляда на жизнь».

Примерно то же самое говорил Уильям Джеймс: «Вера -это одна из тех сил, которой живет человек, — утверждал он, -ее полное отсутствие означает гибель».

Покойный Махатма Ганди, самый великий индийский деятель после Будды, мог погибнуть, если бы его стойкость не поддерживала молитва. Откуда я это знаю? Так говорил сам Ганди. «Без молитвы, — писал он, — я бы уже очень давно стал безумцем».

Тысячи людей могут повторить то же самое. Мой собственный отец, — да, как я уже рассказывал, мой собственный отец утопился бы, если бы не молитвы и вера матери. Быть может, тысячи тех несчастных, которые сегодня вопиют в наших психиатрических лечебницах, могли бы быть спасены, если бы всего лишь обратились за помощью к высшей силе, вместо того, чтобы в одиночку бороться со своими бедами.

Когда мы крайне утомлены и наши силы на пределе, тогда многие в отчаянии обращаются к Богу — в трудных ситуациях мы перестаем быть атеистами. Но зачем же ждать, пока мы придем в отчаяние? Почему бы ежедневно не восполнять наши силы? Зачем ждать даже до воскресенья? В течение многих лет у меня была привычка заходить в пустую церковь в будние дни. Когда я чувствую, что слишком спешу и тороплюсь, чтобы потратить несколько минут на мысли о духовном, я говорю себе: «Минутку, Дейл Карнеги, минутку. К чему эта лихорадочная спешка и торопливость, малыш? Тебе нужно сделать паузу и немного подумать о будущем». В такие моменты я часто захожу в первую же открытую церковь. Хотя я протестант, я часто захожу в собор святого Патрика на Пятой авеню и напоминаю себе, что лет через тридцать я умру, а великая духовная правда, которой учат все религии, вечна. Я закрываю глаза и молюсь. Я заметил, что это успокаивает нервы, дает силы, дает отдых телу, делает будущее более ясным и помогает в переоценке ценностей. Можно, я и вам порекомендую поступать так же?

За те последние шесть лет, которые я работал над этой книгой, у меня собраны сотни примеров и случаев того, как люди побеждали волнения и страх молитвой. У меня в шкафу лежат папки, разбухшие от этих историй из жизни разных людей. Давайте возьмем в качестве типичного примера историю упавшего духом и потерявшего надежду торговца книгами Джона Энтони из города Хьюстон, штат Техас. Вот как он мне ее рассказал.

«Двадцать два года назад я закрыл собственную адвокатскую контору, чтобы стать в своем штате представителем компании американской юридической литературы. Я должен был продавать юристам набор специальной литературы, которая была им просто необходима.

Я знал свою работу и был полностью обучен. Я знал то, как следует вести переговоры, знал убедительные ответы на все возможные возражения. Перед тем как прийти к потенциальному покупателю, я знакомился с его положением, сферой его деятельности, политическими пристрастиями и хобби. Во время разговора я достаточно умело использовал эту информацию. Тем не менее что-то было не так. Я просто не мог получить заказы!

Я начал падать духом. Шли дни, недели, я удваивал и утраивал усилия, но все равно не мог продать достаточно книг, чтобы окупились расходы. Во мне росло чувство страха. Я стал бояться приходить к людям. Перед входом в кабинет клиента я начинал ощущать такой ужас, что начинал ходить взад-вперед по коридору перед дверью или выходил на улицу и обходил вокруг квартала. Затем, потеряв много ценного времени и усилием воли заставив себя считать, что у меня достаточно смелости, чтобы ворваться в кабинет, я дрожащей рукой тихонько поворачивал дверную ручку — надеясь в глубине души, что клиента там нет!

Мой менеджер угрожал, что перестанет выдавать авансы, если я не буду получать больше заказов. Дома жена умоляла меня дать денег, чтобы оплатить счет из бакалейной лавки на продукты для нее и троих наших детей. Меня охватило сильное беспокойство. День ото дня я чувствовал все большее отчаяние. Я не знал, что делать. Как я уже говорил, свою адвокатскую контору я закрыл и лишился клиентов. Теперь я был разорен. У меня не было денег даже для того, чтобы оплатить счет в отеле. Не было у меня денег и на обратный билет домой. Не было мужества вернуться домой побежденным, даже если бы и был билет. Наконец, вечером, после еще одного неудачного дня, я с трудом добрел до своей комнаты в отеле, думая, что это в последний раз. Насколько я понял, я потерпел полное поражение. Упавший духом, унылый, я не знал, куда податься. Мне было почти все равно, живу ли я или уже умер. Я жалел даже о том, что вообще появился на свет. На ужин в тот вечер у меня не было ничего, кроме стакана горячего молока. Но даже и этого я не мог себе позволить. В тот вечер я понял, почему отчаявшиеся люди открывают окно и прыгают вниз. Я сам поступил бы так же, если бы имел мужество. Я начал думать о том, в чем же смысл жизни Я не знал этого и не мог понять.

Так как мне уже не к кому было обратиться за помощью, я обратился к Богу. Я начал молиться. Я умолял Всевышнего подарить мне понимание и вывести из этой темной и дикой пустыни отчаяния, которая раскинулась вокруг меня. Я попросил Господа помочь мне получить заказы на книги и деньги, чтобы кормить жену и детей. Во время молитвы я открыл глаза и увидел на туалетном столике в этом пустом гостиничном номере Библию. Я раскрыл ее и прочел эти прекрасные бессмертные обещания Иисуса, которые, должно быть, вдохновили бесконечное число одиноких, утомленных и побежденных людей во все времена — слова Иисуса, обращенные к его ученикам, о том, как избегать волнений. Не думайте о том, как вы будете жить, говорил он, что будете есть и что пить. Не думайте и о своем теле и о том, что наденете на себя. Разве жизнь — это не больше, чем мясо, а тело не важнее, чем одежда? Смотрите на птиц в небесах — ведь они не сеют и не жнут, не убирают зерно в амбар, но все же небесный Отец кормит их Ведь вы не намного лучше их... Но сперва ищите царство Божие, и справедливость Божью, а все это приложится.

Пока я молился и читал эти строки, произошло чудо: нервное напряжение у меня исчезло. Мои беспокойства, страхи и волнения уступили место согревающему сердце мужеству, надежде и победоносной вере.

Я чувствовал себя счастливым, хотя у меня не хватало денег, чтобы оплатить гостиничный счет. Я отправился в постель и спал крепко, безмятежно, так, как не спал многие годы.

На следующее утро я едва дождался, пока открылись конторы моих клиентов. В тот прекрасный дождливый холодный день я подошел к двери кабинета первого клиента уверенным и спокойным шагом. Я твердой рукой взялся за ручку двери. Войдя, я направился к этому человеку энергичной поступью, подняв подбородок с необходимым достоинством, улыбаясь, и сказал: «Доброе утро, мистер Смит! Я Джон Энтони из Всеамериканской компании юридической литературы!»

«О да, да, — ответил он, тоже улыбаясь, и поднялся со стула, протягивая мне руку, — я рад вас видеть. Присаживайтесь!»

В тот день я продал больше книг, чем за предыдущие несколько недель. Вечером я гордо возвратился в отель победителем! Я чувствовал себя так, словно стал другим человеком. И это действительно было так, потому что у меня появилось сознание победителя. В тот вечер я пообедал не стаканом молока. Нет, господа! Я заказал бифштекс и все, что к нему полагается. С тою дня количество заказов у меня взлетело вверх.

В тот вечер двадцать два года назад я заново родился в маленьком отеле города Амарилло в Техасе. На следующее утро ничто вокруг меня не изменилось по сравнению с неделями прежних неудач, но внутри меня произошла громадная перемена. Я вдруг ощутил свою связь с Богом. Обычного человека можно легко победить, если он одинок, но человек, внутри которого живет Божья сила, непобедим. Я это знаю. Я это испытал.

Просите и вам воздастся, ищите и найдете, стучите и откроется вам.

Когда миссис Л. Бирд из города Хайленд, штат Иллинойс, столкнулась с огромной трагедией, она поняла, что может найти утешение и успокоение, встав на колени и произнеся: «О, Боже, пусть исполнится воля твоя».

«Однажды вечером у нас зазвонил телефон, — пишет она в письме, которое сейчас лежит передо мной. Он прозвенел четырнадцать раз, прежде чем я набралась мужества, чтобы поднять трубку. Я знала, что, скорее всего, звонят из больницы, и была напугана. Я боялась, что наш маленький сын умирает. У него был менингит. Ему уже вкололи пенициллин, но из-за этого температура у него стала неустойчивой и доктора опасались, что болезнь перекинется в мозг и может вызвать развитие опухоли мозга и смерть. Произошло как раз то, чего я боялась. Звонили из больницы. Доктор хотел, чтобы мы немедленно приехали.

Быть может, вы представляете себе те муки, которые мы с мужем испытывали, сидя в приемной. У всех остальных на руках были дети, а мы сидели одни и не знали, обнимем ли мы еще когда-нибудь нашего парнишку. Когда нас наконец позвали в кабинет доктора, выражение его лица наполнило наши сердца ужасом. Его слова вызвали у нас еще больший ужас. Он сказал нам, что есть лишь один шанс из четырех, что ребенок останется жив. Еще он сказал, что если мы знаем другого доктора, то следует пригласить его.

По дороге домой муж не выдержал, сжал кулаки и ударил руль со словами: «Я не могу вот так бросить малыша». Вы когда-нибудь видели, как мужчина плачет? Это не очень-то приятно видеть. Мы остановили машину и, все хорошенько обдумав, решили зайти в церковь и обратиться к Богу со словами, что если он хочет забрать у нас ребенка, мы подчинимся его воле. Я опустилась на скамью и со слезами на глазах произнесла: «Пусть исполнится Твоя воля».

В тот момент, когда я сказала эти слова, я почувствовала себя лучше. У меня появилось ощущение умиротворения, которое я не испытывала уже давно. По дороге домой я продолжала повторять: «О, Боже, пусть исполнится твоя воля». В ту ночь я спала крепко — первый раз за неделю. Через несколько дней позвонил доктор и сказал, что кризис у Бобби миновал. Я благодарю Бога за то, что сейчас наш четырехлетний мальчик здоров».

Я знаю людей, которые считают религию чем-то под-ходящим для женщин, детей и проповедников. Они считают себя «настоящими мужчинами», которые могут справиться со своими бедами в одиночку.

Как они, должно быть, удивятся, узнав, что некоторые из самых знаменитых «настоящих мужчин» молятся каждый день. Например, «настоящий мужчина» Джек Демпси рассказывал, что никогда не ложится спать, не прочитав молитв.

Он говорил, что никогда не принимается за еду, не поблагодарив за нее Господа. Он говорил, что во время подготовки к поединку молится каждый день, а во время боя всегда обращается к Богу перед ударом гонга к началу каждого раунда. «Молитва, — сказал он, — помогает мне драться с мужеством и уверенностью».

«Настоящий мужчина» Конни Мак рассказывал мне, что не может заснуть, не помолившись.

«Настоящий мужчина» Эдди Риккенбакер считает, что молитва спасла ему жизнь. Он молится каждый день.

«Настоящий мужчина» Эдвард Стеттиниус, бывший в свое время руководителем высокого ранга в компаниях «Дженерал моторе» и «Юнайтед Стейтс Стил», а также государственным секретарем, говорил мне, что он каждое утро и каждый вечер молится о мудрости и Божьем руководстве его делами.

«Настоящий мужчина» Джон Морган, величайший финансист своего времени, по субботам часто в одиночку шел в церковь Троицы, что в начале Уолл-стрит и, преклонив колени, возносил молитвы.

Когда «настоящий мужчина» Эйзенхауэр летел в Англию, чтобы принять верховное командование над британскими и американскими войсками, он взял с собой в самолет только одну книгу — Библию.

«Настоящий мужчина» генерал Марк Кларк рассказал мне, что во время войны каждый день читал Библию и молился, стоя на коленях. Так же делали Чан-Кай-Ши и генерал Монтгомери. Так же поступал во время Трафальгарской битвы лорд Нельсон. Так же делали Джордж Вашингтон, Роберт Ли, Стоунволл Джексон и десятки других великих военачальников.

Эти «настоящие мужчины» понимали правоту утверждения Уильяма Джеймса: «У нас с Богом есть общие дела; и, открывая себя его воздействию, мы можем исполнить свое высшее предназначение».

Это поняли многие «настоящие мужчины». Сегодня в церковные общины входит семьдесят два миллиона американцев — это рекорд всех времен. Как я уже говорил, даже ученые обращаются к религии. Возьмем, например, доктора Алексиса Карреля, написавшего книгу «Человек неизвестный» и получившего самую почетную награду, которой может быть удостоен ученый — Нобелевскую премию. В статье для жур-

нала «Ридерс Дайджест» Каррель пишет: «Молитва — это наиболее мощная форма энергии, которую может выработать человек. Эта сила так же реальна, как земное притяжение. Как врачу мне приходилось сталкиваться с людьми, которые побеждали болезнь и меланхолию искренней молитвой, когда все другие средства не давали результата... Молитва, словно радий, является источником лучистой самогенерированной энергии. В молитве люди ищут прибавления иссякающей энергии, обращаясь к Бесконечному источнику всей энергии. Когда мы молимся, мы связываемся с неиссякаемой движущей силой, приводящей в движение Вселенную. Мы молим, чтобы часть этой силы была направлена на наши нужды. Уже своей просьбой мы восполняем наши человеческие недостатки и чувствуем прибавление, восстановление сил... Когда мы обращаемся к Богу с горячей молитвой, мы изменяем к лучшему и нашу душу, и наше тело. Не может случиться, чтобы даже короткая молитва не принесла хороших результатов».

Адмирал Берд знал, что означает «связаться с неиссякаемой жизненной силой, приводящей в движение Вселенную». Его способность делать это помогла ему пройти через самое трудное испытание в жизни. Эту историю он рассказывает в своей книге «Один». В 1934 году он провел пять месяцев в хижине среди полярных льдов на шельфе Росса в глубине Антарктики. Он был единственным живым существом к югу от семьдесят восьмой широты. Над его хижиной выли снежные бураны. Мороз достигал восьмидесяти двух градусов. Вокруг стояла бесконечная ночь. И однажды он к своему ужасу обнаружил, что постепенно будет отравлен окисью углерода из собственной печи! Что ему было делать? Помощь была в 123 милях оттуда, и чтобы добраться до него, спасателям не хватило бы, вероятно, и нескольких месяцев. Он попытался починить печь и вентиляцию, но газ все равно выходил наружу. Часто газ заставлял Берда терять сознание. Он лежал на полу в совершенно бессознательном состоянии. Он не мог есть, он не мог спать. Он настолько ослаб, что почти не мог подниматься с койки. Он часто опасался, что не доживет до утра Он был уверен, что умрет в этой хижине, и тело его скроют вечные снега.

Что спасло ему жизнь? Однажды, находясь в пучине отчаяния, он взял дневник и попытался занести в него свою философию жизни. «Человеческий род, — написал он, — не одинок во Вселенной». Он подумал о звездах над головой, о методичном движении созвездий и планет, о том, что вечное солнце в свое время вернется, чтобы осветить эти просторы южного Заполярья. И после этого он написал в дневнике: «Я не одинок».

Осознание того, что он не одинок — даже среди льдов на краю земли — вот что спасло Ричарда Берда. «Я знаю, что это помогло мне выжить, — говорит он и добавляет. — Лишь немногие люди способны за свою жизнь исчерпать тот источник, который находится у них внутри». Ричард Берд нашел этот источник и воспользовался его энергией, обратившись к Богу.

Гленн Арнольд усвоил среди кукурузных полей Иллинойса тот же урок, что адмирал Берд среди полярных льдов. Мистер Арнольд, страховой маклер из города Чилликот, штат Иллинойс, начал свое выступление по поводу того, как он победил беспокойство, таким образом: «Восемь лет назад я повернул ключ в замке входной двери своего дома, думая, что делаю это последний раз в жизни. Потом я сел в машину и поехал к реке. Меня преследовали неудачи.

За месяц до этого, — продолжал он, — весь мой маленький мирок стал рушиться. Мое дело, связанное с продажей электроприборов, потерпело крах. Дома лежала умирающая мать. Жена была беременна вторым ребенком. Счета от докторов увеличивались. Чтобы начать собственное дело, мы заложили все — и машину, и мебель. Я даже заложил свой страховой полис. Теперь все пропало. Я больше не мог этого выносить, поэтому сел в машину и отправился к реке, решив положить конец всем несчастьям.

Я проехал несколько миль по дороге из города, свернул с нее, вылез из машины, сел на землю и заплакал, как ребенок. Затем я стал размышлять — вместо того, чтобы ходить по кругу своих тревог, я постарался мыслить разумно. Насколько тяжелое у меня положение? Могло ли быть хуже? Так ли оно безнадежно? Как я могу его исправить?

Потом я решил обратиться со своей проблемой к Богу и попросить помочь мне. Я начал молиться. Я молился горячо. Я молился так, словно от этого зависела вся моя жизнь — а так и было на самом деле. Затем произошла странная вещь. Как только я обратился со всеми моими бедами к высшей силе, я сразу же почувствовал умиротворение, которого не ощущал месяцами. Я, должно быть, сидел на том месте полчаса, рыдая и вознося молитвы. Потом я поехал домой и крепко заснул.

На следующее утро я проснулся с уверенностью в себе. Мне нечего было больше бояться, потому что я доверился Господу, который направил меня. В то утро я отправился в местный магазин с высоко поднятой головой. Я попросил принять меня на работу продавцом в отдел электроприборов. Я говорил уверенно. Я знал, что получу эту работу. И я ее получил. Я работал с успехом, пока весь этот бизнес не потерпел крах из-за войны. Тогда я начал заниматься страхованием жизни — все еще повинуясь воле своего Великого Проводника. Это было всего лишь пять лет назад. Сегодня все мои счета оплачены. У меня прекрасная семья — трое замечательных детей. У меня собственный дом, новая машина. На страховании жизни я заработал двадцать пять тысяч долларов.

Теперь, оглядываясь назад, я рад, что потерял все и пришел в такое отчаяние, что поехал к реке, — потому что эта трагедия научила меня полагаться на Бога. И сегодня я чувствую такое умиротворение и уверенность, каких раньше и представить себе не мог».

Почему религиозная вера приносит нам такое умиротворение, успокоение и стойкость? Пусть на это ответит Уильям Джеймс. Он говорит: «Бурные волны на поверхности океана не нарушают покой его глубин. И так же для того, кто придерживается основополагающих и вечных истин, преходящие превратности судьбы кажутся относительно неважными. По-настоящему религиозный человек в связи с этим непоколебим, полон самообладания и со спокойствием ожидает всего, что может принести завтрашний день».

Если мы волнуемся и беспокоимся — почему бы не попробовать попросить помощи у Бога? Почему бы, как говорил Иммануил Кант, не «принять веру в Бога, потому что нам нужна такая вера»? Почему бы не соединить себя сейчас с «неиссякаемой движущей силой, приводящей в движение вселенную»?

Даже если по своей природе или воспитанию вы не религиозный человек — даже если вы совершенный скептик — молитва может помочь вам гораздо больше, чем вы думаете, потому что это практическое действие. Что я имею в виду под словом «практическое»? Я хочу сказать, что молитвой можно удовлетворить самые основные психологические потребности любого человека вне зависимости от того, верит он в Бога или нет.

1. Молитва помогает нам точно выразить словами то, что нас беспокоит. В четвертой главе мы видели, что практически невозможно решать проблему, если она остается неясной и туманной. В какой-то степени молиться — это все равно, что писать о наших проблемах на бумаге. Если мы просим помощи в их решении — даже у Бога — мы должны выразить это словами.

2. Молитва дает нам ощущение, что мы можем поделиться своими несчастьями, что мы не одни. Немногие из нас настолько сильны, что в одиночку могут переносить самые большие несчастья, самые ужасные беды. Иногда источник нашей тревоги носит настолько интимный характер, что мы не можем говорить о нем даже с самыми близкими друзьями. В этом случае поможет молитва. Любой психиатр скажет вам, что когда мы находимся в трудном положении, напряжены и пали духом, с точки зрения терапии неплохо высказать кому-то наши несчастья. Когда мы не можем выговориться никому другому — всегда можно поговорить с Богом.

3. Молитва придает силу активному принципу действия. Это первый шаг к нему. Я сомневаюсь, что можно молиться о чем-то в течение многих дней, не имея от этого пользы — другими словами, не предпринимая никаких шагов к исполнению задуманного. Всемирно известный ученый, доктор Алексис Каррель, сказал: «Молитвы — это наиболее мощная форма энергии, которую может выработать человек». Так почему бы не использовать ее? Называйте его Богом, Аллахом, Духом — к чему спорить о различиях, если таинственные силы природы действительно управляют нами?

Почему бы теперь вам не закрыть книгу, не затворить дверь, не опуститься на колени и не облегчить свое сердце? Если вы потеряли веру, просите Всемогущего Господа вернуть ее. И повторяйте эту прекрасную молитву, написанную святым Франциском семь столетий назад: «Господь, сделай меня орудием твоего Мира. Там, где есть ненависть, позволь мне сеять любовь. Там, где есть оскорбления — прощение. Там, где есть сомнения — веру. Там, где есть отчаяние — надежду. Там, где есть тьма — свет. Там, где есть печаль — радость. О Господь, позволь мне не столько искать утешения, сколько утешать; не столько искать понимания, сколько понимать; не столько искать любви, сколько любить; потому что мы получаем, отдавая, мы получаем прощение, прощая, и умирая, мы рождаемся для Вечной Жизни».

Отрывок из
главы 12 "Девять слов, способных преобразовать вашу жизнь"

Один случай, иллюстрирующий подобные превращения, произошел с моим слушателем. У него случился нервный срыв. В чем его причина? В беспокойстве. Этот слушатель признался мне: «Я волновался, потому что был слишком худым, волновался, так как мне казалось, что я лысею, волновался, что никогда не скоплю достаточно денег, чтобы жениться, что никогда не сумею стать хорошим отцом, волновался, что потеряю девушку, на которой хотел жениться, волновался оттого, что чувствовал — я живу неправильной жизнью. Я беспокоился о том, какое впечатление произвожу на других. Я беспокоился, думая, что у меня язва желудка. Я не мог больше работать и уволился. Я нагнетал внутри себя напряжение до тех пор, пока не превратился в паровой котел без защитного клапана. Напряжение стало настолько невыносимым, что должно было что-то случиться — и это случилось. Если вы никогда не переживали нервный срыв, то молите Бога, чтобы вам так и не пришлось его испытать, потому что никакая физическая боль не может сравниться с дикой болью измученного мозга.

Мое состояние было настолько ужасным, что я не мог говорить даже с членами моей семьи. Я не контролировал свои мысли. Я был полон страха — при малейшем шуме подпрыгивал. Я всех избегал. Я мог безо всякой видимой причины вдруг расплакаться. Каждый день был для меня мучением. Я чувствовал себя покинутым всеми — даже Богом. Я собирался прыгнуть в реку, чтобы покончить со всем этим одним махом.

Но вместо этого я решил поехать во Флориду, надеясь, что перемена места поможет мне. Когда я садился в поезд, отец вручил мне письмо и попросил не открывать его, пока я не приеду во Флориду. Туда я прибыл в разгар туристического сезона. Номера в гостинице найти не удалось, и я снял спальную комнату в гараже. Попытался устроиться работать на грузовом судне в Майами, но мне не повезло. Поэтому все свое время я проводил на пляже. Во Флориде я себя чувствовал еще хуже, чем дома. Поэтому я наконец вскрыл письмо, чтобы прочесть, что написал папа. В нем говорилось: «Сын, ты сейчас в полутора тысячах миль от дома, но чувствуешь себя так же, правда? Я знал, что так произойдет, потому что с собой ты захватил и причину всех своих бед — себя самого. И с организмом, и с психикой у тебя все в порядке. Все дело не в тех обстоятельствах, с которыми ты столкнулся, а в том, что ты о них думаешь. Человек есть то, что он думает о себе. Когда ты поймешь это, сын, то возвращайся домой, потому что ты излечишься».

Письмо папы меня рассердило. Я искал сочувствия, а не наставления. Я был так взбешен, что решил в ту минуту никогда не возвращаться домой. Вечером я гулял по одному из переулков в Майами и оказался у церкви, где шло богослужение. Идти мне было некуда, поэтому я зашел внутрь и услышал слова проповеди: «Тот, кто способен покорить свой дух, могущественнее того, кто покоряет города». Сидя в священном месте, в храме, я услышал те же мысли, которые были высказаны в отцовском письме. Они, наконец, вытряхнули из моей головы весь сор, накопившийся там. Теперь я мог впервые в жизни мыслить ясно и разумно. Я понял, каким я был глупцом. Я был потрясен, увидев себя со стороны. Я пытался изменить весь мир и всех людей, когда мне нужно было изменить лишь фокус того объектива, через который я смотрел на мир.

На следующее утро я собрался и поехал домой. Через неделю я снова устроился на работу. Еще через четыре месяца я женился на девушке, которую раньше боялся потерять. Сейчас у нас отличная семья, пятеро детей. Бог не оставил меня ни в материальном, ни в духовном отношении. Раньше я работал мастером в ночной смене в маленьком отделе, и мне подчинялись 18 человек. Сегодня я — управляющий картонной фабрикой, и у меня в подчинении более 450 человек. Жизнь моя стала богаче и лучше. Я считаю, что сейчас понимаю истинные жизненные ценности. Когда наступают нелегкие минуты (а так случается в жизни у каждого), я говорю себе, что следует настроить фокус своего объектива, и все приходит в норму.

Я могу искренне признаться — я рад, что пережил нервный срыв, потому что обнаружил, как сильно влияют наши мысли на моральное и физическое состояние человека. Теперь я могу заставить свой разум работать на себя, а не против себя. Теперь я понимаю, что папа был прав, когда говорил, что мои несчастья происходили не из-за каких-то внешних причин, а из-за того, что я обо всем этом думал. Как только я понял это, то излечился и здоров до сих пор».

Социология за рубежом

Редакция завершает публикацию фрагментов книги Дейла Карнеги «Как перестать беспокоиться и начать жить» (см. № 6-87 и далее). Ранее не публиковавшаяся глава «Может ли религия способствовать жизненному успеху?», которая дается с незначительными сокращениями, не вошла и в сборник произведений Дейла Карнеги, выпущенный издательством «Прогресс» в 1989 г.

Глава о роли религии в деловом успехе необычна по своей тематике. По существу, это единственное место во всех книгах Д. Карнеги, откровенно и полно освещающее религиозные воззрения автора. Единственное и, быть может, самое яркое, оригинальное.

Для человека, воспитанного в духе атеизма, религиозные мысли американского писателя могут показаться несколько необычными. У кого-то публикация вызовет недоумение: стоит ли в марксистском журнале печатать откровенно апологетическую статью о религии как фундаментальной предпосылке жизненного успеха и непременном условии человеческого бытия?

Ответ на этот вопрос дает само время. Мы живем в эпоху переоценки ценностей, которые лежат в основе всей мировой культуры, в ток числе и русской; ценностей, о которых мы почти утратили представление. Такое забвение не могло не привести к девальвации этического компонента нашего образа жизни, к духовному обнищанию поколений и, что не менее, а может быть и более важно, способствовало размыванию нравственного фундамента культуры труда.

Известно, что протестантская трудовая этика, на которой зиждется западноевропейская культура, в свое время произвела революцию в умах миллионов людей. В XVI веке на смену средневековому неприятию физического труда как унизительного для свободного человека (унаследованного католицизмом, кстати сказать, от античности) пришла более возвышенная и близкая современности трактовка его как единственно возможного пути для сохранения человеческого общества. В протестантизме трудолюбие, усердная работа и праведно нажитое богатство ценилась особенно высоко.

Способствуя деловому предпринимательству, освящая его (характерная черта: православие чаще освящало государя, а не купца или промышленника), западное христианство постепенно стало символом веры менеджеров и бизнесменов. Они не только не стеснялись своей религиозности, но напротив, всячески подчеркивали ее. Когда труд воспринимается чисто утилитарно, он утрачивает свое облагораживающее воздействие. Это - аксиома западной трудовой этики. Но ото также и мощный мотивирующий фактор. Вера в Бога снимает стресс и беспокойство, дает твердость и мужество преодолевать невзгоды, ведет человека к жизненному успеху. Об этом пишет Дейл Карнеги в публикуемом ниже отрывке.

Д. КАРНЕГИ МОЖЕТ ЛИ РЕЛИГИЯ СПОСОБСТВОВАТЬ ЖИЗНЕННОМУ УСПЕХУ?

1. О причинах беспокойства

Много лет назад нищий философ бродил по каменистой стране, где людям тяжело было добывать себе хлеб насущный. Однажды перед ним собралась толпа, и он обратился к ней со словами: «Не думайте о завтрашнем дне. Завтрашний день сам о себе позаботится. У нас и на сегодня достаточно несчастий». В его речи было всего 26 слов, но их повторяют в течение веков.

Многие не принимают эту заповедь Христа. Они говорят: «Я должен застраховать свое имущество, чтобы защитить свою семью. Я обязан отложить деньги на старость. Мне необходимо планировать и готовиться к будущему».

Конечно, это необходимо. Просто надо помнить, что сделанный 300 лет назад перевод Библии по-другому трактовал слово thought (мысль). Тогда, оно обычно означало тревогу. Поэтому в современном переводе слова Христа цитируются более точно: «Не тревожьтесь о завтра. Конечно, думайте о завтрашнем дне, тщательно обдумывайте свою жизнь в будущем, планируйте свои дела и готовьте себя к завтрашнему дню. Но только не тревожьтесь». А между тем каждый новый день приносит людям все новые основания для тревоги и беспокойств. И очень важно уметь не поддаться им, найти способы преодолеть уныние. Недавно мне посчастливилось беседовать с Артуром Хэйс Сульцбергером, издателем одной из самых знаменитых газет мира «Нью-Йорк Таймс». М-р Сульцбергер сказал, что когда в Европе вспыхнула вторая мировая война, он был настолько потрясен и так беспокоился, что не мог спать по ночам. И он никак не мог избавиться от волнений и обрести покой, пока не сделал своим девизом слова из церковного гимна:

Свет милосердный, добрый свет!

Веди меня в пути!

Не раскрывай всю даль грядущих лет.

Лишь шаг ближайший освети.

В военное и в мирное время основная разница между правильным и неправильным образом мыслей состоит в следующем: правильный образ мыслей связан с анализом причин и следствий, он ведет к логическому конструктивному планированию; неправильный образ мыслей часто ведет к напряжению и нервным срывам.

За последние восемь лет я прочитал практически все книги и журнальные статьи, хоть отдаленно связанные с проблемой преодоления беспокойств... Вы хотите знать, какой совет оказался самым мудрым из всего, что я прочитал? Это молитва, которая была написана доктором Рейнхольдом Нибуром, профессором прикладного хрестианства Теологической семинарии:

«Боже, дай мне спокойствие, научи меня примириться с тем, что я не в силах изменить. Дай мне мужество изменить то, что я могу изменить. И мудрость отличить одно от другого».

Даже бессмертный Лев Толстой, о котором в британской Энциклопедии написано, что он был «самым почитаемым человеком в мире в последние двадцать лет своей жизни», не мог обрести покоя в своей душе. Вот что я имею в виду. Толстой женился на девушке, которую очень горячо любил. Они были так счастливы вместе, что часто становились на колени и молили Бога, чтобы состояние божественного блаженства не покидало их всю жизнь. Но жена его оказалась ревнивой от природы. Она часто одевалась в крестьянскую одежду и следила за каждым шагом своего мужа. Она устраивала ему бурные сцены ревности. Однажды она схватила ружье и выстрелила в фотографию своей собственной дочери. Она каталась по полу, прикладывая к губам ампулу с опиумом, и угрожала, что покончит жизнь самоубийством. Дети убегали и в ужасе кричали. А что же делал Толстой? Признаюсь, я не осуждаю его за то, что в гневе он ломал мебель: он был доведен до такого состояния. Но он делал вещи гораздо худшие. Он вел дневник! И в этом дневнике во всем; обвинял свою жену! Это была его «дудочка». Он, вероятно, хотел, чтобы потомки сочувствовали ему и во всем винили его жену. А как же вела себя его жена в ответ на это? Она вырывала страницы из этого дневника и сжигала их. Она начала вести свой дневник, в котором изображала Толстого злодеем. Она даже написала роман, названный «Чья вина», в котором представила своего мужа домашним тираном, а себя его жертвой.

И чем же все кончилось? Почему эти два человека превратили свой дом в то, что сам Толстой назвал «сумасшедшим домом»? Очевидно, на это существует несколько причин. Одной из причин было их страстное желание произвести впечатление на вас и на меня. Да, мы — потомки мнение которых их так волновало! Нам и дела нет, кто из них был виноват, а кто прав. Мы настолько поглощены своими собственными проблемами, что у нас нет ни минуты подумать о Толстых. Какую же цену эти два несчастных человека заплатили за свою «дудочку»! 50 лет жизни в настоящем аду — только потому, что ни у одного из них не хватило здравого смысла сказать «стоп!» Ни один из них не догадался предложить другому: «Давай немедленно поставим ограничитель на это. Мы губим нашу жизнь. Давай скажем: "Достаточно!"»

Теперь я расскажу, что произошло с моим учеником Фрэнком Дж. Уэйли. У него было нервное потрясение. Что оно принесло? Беспокойство. Вот его история: «Я беспокоился обо всем на свете; я переживал, что выгляжу слишком худым; мне казалось, что я теряю волосы, что у меня никогда не будет достаточно денег, чтобы жениться, что я никогда не смогу стать хорошим отцом; я боялся, что потеряю девушку, на которой собирался жениться. Жизнь казалась неудавшейся. Я не мог больше работать. Нагнетая такое напряжение в своей душе, я сам стал казаться паровым котлом без защитного клапана.

Напряжение стало настолько невыносимым, что моя психика окончательно вышла из строя. Если вы никогда в жизни не испытывали нервного потрясения, дай вам Бог никогда его не испытать. Ведь никакая физическая боль не сравнится с агонией нервов. Моя нервная система была настолько подорвана, что я не мог говорить даже со своими домочадцами. Я потерял контроль над своими мыслями и был полон страха. У меня появилось желание броситься в реку и окончить там свои страдания.

Вместо этого я решил отправиться путешествовать во Флориду, надеясь, что перемена обстановки поможет мне. Когда я сел на поезд, отец вручил мне письмо и просил не распечатывать его до прибытия во Флориду. Я приехал туда в самый разгар туристического сезона и много времени проводил на пляже. Однако чувствовал себя еще более несчастным, чем дома. Наконец я распечатал письмо отца и прочитал его. Вот оно: «Сын, ты сейчас находишься на расстоянии 1500 миль от дома, но не чувствуешь себя лучше, не правда ли? Я знал, что во время путешествия состояние твоей души не изменится, потому что ты взял с собой единственную причину всех твоих беспокойств — себя самого. Ты совершенно здоровый человек, ведь нет никаких нарушений ни в твоем теле, ни в твоей психике. Виноваты не обстоятельства, которые довели тебя до отчаяния; в корне неправильно то, что ты думаешь об этих обстоятельствах.

Человек есть то, что он думает, что он чувствует в своей душе. Когда ты поймешь это, сын, возвращайся домой. Только тогда ты можешь считать себя вылеченным».

Письмо отца рассердило меня. Я искал сочувствия, а не поучений. Я был настолько взбешен, что решил никогда в жизни не возвращаться домой.

В тот вечер, гуляя по одной из улиц Майами, я подошел к церкви, где проходило богослужение. Мне было некуда идти, я зашел в церковь и прислушался к словам молитвы: «Тот, кто способен покорить свой дух, более могуч, чем тот, кто покоряет города». В Божьем храме я услышал мысль, высказанную в письме отца, и впервые в жизни почувствовал себя в состоянии мыслить ясно и логично. Я понял, как глупо вел себя в прошлом и был потрясен, увидев себя в действительности. Я пытался изменить весь мир и все человечество, когда изменить требовалось лишь одно — свое умонастроение. На следующее утро я отправился домой.

Через неделю я вышел на работу. Четыре месяца спустя женился на девушке, которую все время боялся потерять. Сейчас мы с ней очень счастливы, у нас пятеро детей. Жизнь перестала быть для меня тяжким бременем. Я уверен, что оценил подлинные ее ценности. Когда подползают неприятности (а они бывают в жизни каждого человека), я приказываю себе сохранять покой в душе и мыслях. И говорю, что все будет о'кэй».

Однако, есть случаи, когда беспокойства приносят не зло, а добро. Согласно теории Ницше сверхчеловек должен не только стойко выдерживать трудности, но и испытывать удовлетворение в процессе их преодоления. Подкреплением этой точки зрения могут служить такие примеры. Если бы Чайковский не был несчастен и почти доведен до самоубийства в результате трагического брака, если бы его жизнь не была так печальна, возможно он никогда бы не создал бессмертную «Патетическую симфонию». Если бы жизнь Достоевского и Толстого не была так изломана может быть они никогда бы не написали свои бессмертные романы А сейчас обратимся к философии Лоуэлла Томаса. Я недавно провел субботу и воскресенье у него на ферме и заметил, что на стене его студня висит плакат со словами из Псалма CXVIII, вставленный в раму«Это день, который подарил нам Бог, так будем же наслаждаться им и с радостью примем его».

Если вы хотите избежать беспокойства, необходимо следовать некоторым правилам. Вот они.

Правило 1. Живите в отсеке сегодняшнего. Не тревожьтесь о будущем. Живите спокойно до отхода ко сну.

Правило 2. Если беда крадется за вами в настигает вас за углом, а) спросите себя: что может быть самым худшим, если я не смогу решить свою проблему? б) мысленно подготовьте себя к принятию самого худшего в случае необходимости; с) попытайтесь спокойно продумать меры по улучшению ситуации, с которой вы мысленно примирились, как с неизбежностью.

Правило 3. Помните о невосполнимом вреде, который беспокойство наносит вашему здоровью. Бизнесмены, которые не умеют бороться с беспокойством, умирают молодыми.

Прекрасный способ победы над беспокойством

Как мои мать и отец преодолели беспокойство

Я уже говорил, что родился и вырос на ферме в штате Миссури. Как и большинству фермеров того времени, моим родителям приходилось нелегко. Мать работала учительницей в школе, а отец нанимался подручным к другим фермерам за 12 долларов в месяц. Мама сама шила одежду и делала мыло, которым мы стирали наши веши. У нас очень редко появлялись деньги — это случалось только раз в году, когда мы продавали свиней. Мы сдавали масло и яйца в бакалейную лавку в обмен на муку, сахар и кофе. До 12 лет у меня никогда не было даже 50 центов в год, которые я мог бы потратить на себя. В моей памяти навсегда остался день 14 июля, когда отец торжественно выдал мне 10 центов и разрешил потратить их по моему желанию. Мне казалось, что я внезапно овладел всеми богатствами индейцев. Я ходил в деревенскую школу, в которой был всего один класс. Она находилась на расстоянии целой мили от дома. Приходилось идти по глубокому снегу, иногда термометр опускался до 28 градусов мороза. До 14 лет у меня не было ни галош, ни ботинок, а зимы были длинными и холодными. Я и не мечтал о том, чтобы ходить в сухой и теплой обуви.

Родители трудились как рабы по 16 часов в сутки, однако нас постоянно преследовали долги. Фортуна никогда не улыбалась нам. Когда я вспоминаю свое детство, в памяти встают потоки воды от разлившейся реки, смывающие все на своем пути. Эти потоки мчались по полям, где росли пшеница и кормовые травы, и уничтожали наш урожай. Это повторялось шесть лет. Наши свиньи каждый год погибали от холеры, и мы сжигали их. Я закрываю глаза, и иве кажется, что я чувствую едкий запах горящей свиной плоти.

А однажды случилось чудо — река не разлилась. Мы собрали большой урожай и купили поросят. Но цены на свиней упали, и мы снова «казались в убытке. Мы получили только на 30 долларов больше, чем потратили на закупку. Но ведь целый год мы кормили животных, и они набрали большой вес. И все это за 30 долларов!

Что бы мы не предпринимали, мы теряли деньги. Я еще помню жеребцов, купленных отцом. Мы кормили их три года, нанимали людей, которые их объезжали, но опять все кончилось печально. Жеребцов продали за сумму даже меньшую той, которую заплатили за них три года назад.

Десять лет тяжелого изнурительного труда оставили нас без средств в существованию. Мы заложили ферму и, как ни старались, не могли даже выплачивать проценты по закладной. В банке, где хранилась закладная, бранили и оскорбляли отца, угрожали отнять у него ферму. Отцу было 47 лет. За 30 лет тяжелого труда он получил только долги и унижения. Это было свыше его сил. Он нервничал и тревожился. Его здоровье было подорвано. Он потерял аппетит. Несмотря на тяжелую физическую работу, ему приходилось пить лекарства, чтобы вызвать аппетит. Он худел. Врач сказал матери, что через полгода его не станет. Отец и сам не хотел больше жить. Мама рассказывала, что она боялась, подойдя к сараю, обнаружить его безжизненное тело, болтающееся на конце веревки.

Однажды отец возвращался домой из города, где банкир угрожал ему закрыть закладную. Проезжая по мосту через реку, он остановил лошадей, слез с тележки и некоторое время стоял, глядя на воду. Он размышлял о том, стоит ли броситься в воду и покончить со всем раз и навсегда.

Много лет спустя отец признался мне, что его спасла от самоубийства глубокая, всеобъемлющая и радостная вера нашей матери в то, что если человек любит Бога и выполняет его заповеди, у него все должно быть хорошо. Мама оказалась права. В конце концов у нас все наладилось. Отец прожил еще 42 счастливых года и умер в возрасте 89 лет. В те тяжелые годы борьбы и душевной боли мама никогда не унывала Она делилась с Богом всеми своими печалями. Каждый вечер перед сном мама читала главу из Библии; часто мои родители повторяли чудесные слова Иисуса: «В царстве моего отца множество дворцов... Я пойду и приготовлю для вас место ... вы будете там, где я буду...». Потом мы становились на колени и молились в светлой надежде обрести любовь и защиту Бога.

Уильям Джеймс, профессор философии Гарвардского университета, говорил: «От тревоги может спасти только религиозная вера». Чтобы понять это, не обязательно заканчивать Гарвард. Моя мать поняла это, живя на ферме. Никакие наводнения, долги и несчастья не могли сломить ее радостную, лучезарную, непобедимую веру. Я и сейчас слышу ее звонкий голос, поющий во время работы: «Покой, покой, чудесный покой, исходящий от отца небесного, глядящего на меня сверху, коснись моей души, когда я обращаюсь в молитве к бездонному морю любви». Мама хотела, чтобы я посвятил свою жизнь религиозной деятельности. Я серьезно думал о карьере заграничного миссионера. Затеи мои планы изменились. Я изучал биологию, технику, философию и различные религиозные учения. Читая книги об история создания Библии, я начал подвергать сомнениям многие утверждения, приведенные в ней, стал критически относиться к тому, чему нас учили деревенские проповедники. И оказался в тупике. Я не знал, чему верить, я не видел смысла в жизни. Я перестал молиться Богу и стал агностиком. Жизнь стала казаться бессмысленной и бесцельной. Я презрительно смеялся над идеей о всемогущем Боге, который создал человека по своему образу и подобию.

Фрэнсис Бэкон был прав, когда говорил: «Поверхностные размышления располагают ум человека к атеизму, но глубокая философия приводит человеческие умы к религии». Я помню время, когда люди спорили о противоречии между наукой и религией. Это время уже прошло. Психиатрия, новейшая из наук, учит нас тому же, чему учил Иисус Христос. Потому что психиатры понимают, что молитва и твердая религиозная вера уничтожают беспокойство, тревоги, напряжение и страхи, вызывающие больше половины всех наших заболеваний. Они знают, что у людей, которые по-настоящему религиозны, никогда не бывает неврозов.

Итак, я снова обратился к Богу. Я духовно вырос и пришел к новому пониманию религии. Меня нисколько не интересуют различия в вероучениях, которые разделяют церкви. Но я глубоко заинтересован в том, что религия вносит в мою жизнь, точно так же как меня интересует, что дают мне электричество, здоровая пища и вода. Они помогают мне жить более богатой, полной и счастливой жизнью. Но религия приносит гораздо больше. Она вносит в мою жизнь новые духовные ценности. Она дает мне веру, надежду и мужество. Она уносит прочь напряжение, тревоги, страхи, беспокойство. Она вносит в мое существование цель и делает меня намного счастливее.

Без религиозной веры жизнь кажется бессмысленной. Она превращается в трагический фарс. Я беседовал с Генри Фордом за несколько лет до его смерти. Мне казалось, что я увижу человека, на котором сказалось напряжение многих лет, посвященных созданию и управлению одним из самых гигантских предприятий в мире. Однако с удивлением я увидел спокойного, довольного и безмятежного человека 78 лет. Когда я спросил, беспокоился ли он когда-нибудь в своей жизни, Форд ответил мне: «Нет. Я верю, что Бог управляет всеми нашими делами, а он не нуждается в моем совете. Действуя под руководством Бога, я всегда верю, что в конце концов все сложится наилучшим образом. Так о чем же беспокоиться?»

В наше время даже психиатры часто становятся евангелистами. Они призывают нас обратиться к религии не для того, чтобы избежать муки ада на том свете, а чтобы предотвратить наши адские муки на этом свете, чтобы избавить нас от язвы желудка, грудной жабы, нервных потрясений и сумасшествия.

В самом деле, христианская религия вдохновляет человека и исцеляет его от болезней. Иисус говорил: «Я пришел в этот мир, чтобы дать вам жизнь, полную радости...» Иисус осуждал и разрушал скучные церемонии и мертвые ритуалы, которые считались религией в его время. Он был бунтовщиком. Он проповедовал новый вид религии. Его религия угрожала уничтожить старый мир. Вот почему он был распят. Иисус считал, что религия должна существовать для человека, а не человек для религии. Он говорил, что Суббота дана для блага человека, а не для того, чтобы притеснять его. Он считал страх более опасным, чем грех: «ложный страх есть грех». Потому что он разрушает наше здоровье, убивает богатую, счастливую и мужественную жизнь. Иисус был учителем науки радости. Он призывал своих учеников «веселиться и радоваться от всего сердца». Христос провозгласил два основных принципа религии: любовь к Богу от всего сердца и любовь к ближнему, как самому себе.

Обращение к Богу помогает человеку преодолеть один из самых тяжелых грехов — желание покончить жизнь самоубийством. Когда я слышу, что кто-то готов убить себя, мне хочется крикнуть: «Не смейте! Остановитесь! Самые мрачные моменты, которые мы переживаем в жизни, могут длиться лишь недолго — а затем наступает будущее...» В среднем каждые 35 мин. в Соединенных Штатах совершается самоубийство, через 120 секунд кто-нибудь сходит с ума. Большинство самоубийств и, по всей вероятности, многие трагедия, приводящие к сумашествию, можно было бы предотвратить, если бы люди обрели утешение и покой, которые можно найти в религии и в молитве.

Один из самых выдающихся психиатров нашего времени д-р Карл Юнг писая в своей книге «Современный человек в поисках душевного спокойствия»: «В течение последних 30 лет со мной консультировались люди, приехавшие из всех цивилизованных стран мира. Я лечил сотни пациентов. Среди больных, вступивших во вторую половину жизни (старше 35 лет), не было ни одного человека, чьи проблемы в конечном итоге не решались бы на основе усвоения религиозного мировоззрения. Я могу с уверенностью сказать, что каждый из них заболел в результате потери жизненного стимула, который обретали последователи той или иной религиозной веры во все века, и ни один из моих больных не смог бы окончательно вылечиться, если бы не выработал у себя религиозное отношение к жизни».

Один из самых великих религиозных деятелей Индии со времен Будды, Махатма, Ганди писал: «Без молитвы я давно уже стал бы сумасшедшим».

За последние шесть лет работы над этой книгой я собрал сотни примеров того, как мужчины и женщины преодолели страхи и беспокойство благодаря молитве. В коем секретере хранятся толстые папки с материалами, знакомящими с историей жизни многих людей. Вот еще одна история. Ее поведал мне продавец книг Джон Р. Энтони: «Двадцать два года назад я закрыл свою частную юридическую контору и стал представителем крупной американской фирмы по торговле юридическими книгами. Моя работа заключалась в продаже комплектов книг по юриспруденции. Я тщательно готовился к этой работе. Я знал, как говорить с покупателями и дать убедительные ответы на любые возможные возражения. Прежде чем обратиться к тому иди иному предполагаемому клиенту, я стремился узнать, какова его должность, ознакомиться с характером его деятельности, с его политическими взглядами и любимыми занятиями. Я искусно использовал эту информацию во время беседы с ним. Однако чего-то явно недоставало! Мне никак не удавалось получить заказы! Это очень меня огорчало. Проходили дни и недели, я удвоил свои усилия, и еще удвоил, но удача не сопутствовала мне.

Тогда мною овладел страх. Я боялся подходить к клиентам. В волнении я бродил вокруг квартала, где жил мой клиент. Наконец, потеряв много ценного времени и нервов, я подходил к двери конторы и дрожащей рукой робко открывал дверь, втайне надеясь, что моего клиента не будет на месте! Дошло до того, что управляющий фирмы угрожал не продвигать меня по службе, если я не получу больше заказов. Дома моя жена умоляла дать ей деньги, чтобы оплатить счета в бакалейной лавке. Я должен был содержать ее и троих детей. Меня охватила паника. Измученный и истерзанный, я не знал, куда мне обратиться. Мне было безразлично, жив я или умер. Мне хотелось бы никогда не родиться... Я понял, почему люди, доведенные до отчаяния, открывают окна в отелях и бросаются вниз. Я мог бы сделать то же самое, если бы имел мужество. Так как мне было не к кому обратиться, я обратился к Богу. Я начал молиться. Я молил Всевышнего дать моей душе свет, понимание и руководство в жизни; я взывал к нему, чтобы он развеял зловещую темную мглу отчаяния, нависшую над моей судьбой. Я открыл Библию и прочитал прекрасные бессмертные слова Иисуса: «Не тревожьтесь о своей жизни, не беспокойтесь о том, что вы будете есть, пить и одевать на свое тело. Разве жизнь не значит больше, чем ваша пища, разве ваше тело не важнее, чем одежда" на нем? Живите, как птицы небесные; ведь они не сеют, не жнут и не собирают зерно в амбары; однако Отец Небесный кормит их. Разве вы намного лучше, чем они?... Прежде всего стремитесь к царству Божьему и его вечной справедливости; и все воздастся вам...»

Я молился и читал эти слова, и вдруг случилось чудо: мое нервное напряжение рассеялось. Исчезли тревоги, я обрел мужество, надежду и непобедимую веру.

На следующее утро я едва дождался, пока открылись конторы моих предполагаемых клиентов. Я вошел к первому клиенту смело и весело, с высоко поднятой головой. На моем лице было написано чувство собственного достоинства и уверенность в себе. Клиент встал со стула и протянул мне руку для приветствия. „Я рад видеть вас",— сказал он и пригласил меня сесть. В тот день я получил больше заказов на продажу книг, чем за все предыдущие недели».

Я знаю мужчин, которые считают, что религия нужна лишь женщинам, детям и проповедникам. Они гордятся тем, что они — настоящие мужчины, способные бороться в одиночку. С каким удивлением они бы узнали, что многие из самых знаменитых «настоящих мужчин» в мире молятся каждый день. Например, «настоящий мужчина» Джек Демпси сказал мне, что он никогда не идет спать, не помолившись Богу. Ни одна его трапеза не обходится без молитвы, в которой он выражает свою благодарность Богу за дарованную ему пищу. Когда он тренировался и готовился к состязанию по боксу, он молился каждый день. Во время турниров он повторял молитвы перед каждым раундом, перед тем как звенел звонок. «Молитва,— сказал он,— вселяла в меня мужество и уверенность в себе». «Настоящий мужчина» Эдвард Р. Стеттиниус, бывший крупный чиновник «Дженерал Моторс» и «Юнайтед Стойтс Стил» и секретарь штата рассказал мне, что он молился каждый вечер и каждое утро, чтобы им всегда руководили мудрость и направляющая рука Бога. «Настоящий мужчина» Дж. Пьерпонт Морган, самый великий финансист века, часто приходил один в церковь Святой Троицы, в субботний полдень, и молился, стоя на коленях. Когда «настоящий мужчина» Эйзенхауэр вылетал в Англию, чтобы возглавить верховное командование британскими и американскими вооруженными силами, он взял с собой на самолет только одну книгу — Библию. «Настоящий мужчина» генерал Марк Кларк рассказал мне, что во время войны он каждый день читал Библию я становился на колени, молясь Богу. Так вели себя Чан Кай-Ши и генерал Монтгомери, так же поступал и лорд Нельсон, чей памятник установлен на Трафальгарской площади. Генерал Вашингтон, Роберт Б. Ли, Стсуноволл Джексон и десятки других великих военных деятелей поступали точно так же.

Если мы испытываем тревогу и беспокойство, почему не обратиться к Богу? Может быть, для нас имеет смысл, как сказал Иммануил Кант, «принять веру в Бога, потому что мы нуждаемся в такой вере»? Может быть вам следует «связать себя с неисчерпаемой движущей силой, приводящей в движение всю Вселенную?» Даже если вы далеки от религии по своей натуре и воспитанию, даже если вы — безнадежный скептик, молитва может помочь вам намного больше, чем вы думаете, ибо черев нее человек осуществляет три основные психологические потребности, свойственные всем людям, независимо от того, верят они в Бога или нет:

1. Молитва помогает нам выразить в словах именно то, что беспокоит вас. Ведь почти невозможно решить проблему, если она остается неясной и расплывчатой. Процесс молитвы чем-то напоминает записывание наших проблем на бумаге. Если мы кого-то просим помочь нам решить ту или иную проблему, мы должны выразить свои мысли с помощью слов.

2. Благодаря молитве мы чувствуем, что кто-то делит с нами наше бремя, что мы не одиноки. Лишь немногие из нас настолько сильны, чтобы испытывать мучительные страдания в одиночестве. Порой наши тревоги настолько сокровенны, что мы не можем обсуждать их даже с самыми близкими родственниками или друзьями. И тогда на помощь приходит молитва. Любой психиатр скажет, что когда мы скованы, напряжены, и у нас болит душа, для нашего здоровья полезно, чтобы мы кому-нибудь рассказали о том, что нас беспокоит. Если нам не к кому обратиться, мы можем всегда обратиться к Богу.

3. Молитва стимулирует активный принцип созидания, свойственный человеку. Это первый шаг к действию. Я сомневаюсь, что человек, который ежедневно молится об исполнении своего желания, не будет вознагражден — другими словами, он начнет действовать, чтобы оно осуществилось. Всемирно известный ученый сказал: «Молитва — самая мощная форма энергии, создаваемая человеком». Так зачем же отказываться от ее использования? Вы можете ее назвать Богом, Аллахом или Духом. Стоит ли нам ссориться из-за названия, когда таинственные силы природы оказывают нам покровительство? А сейчас закройте книгу, пройдите в спальню, плотно закройте дверь, станьте на колени и отведите душу.

<


Марс Рахманов
www·MARSEXXX·com

iМarsexxxgmail.com
Вам нравится сайт?
Прошу Вас о поддержке, потому что Вы можете помочь