Перерождение ради процветания

Жить полноценно
Адрес страницы (с 20 сентября 2010 г.): http://marsexxx.com/lit/pattakos-plenniki-sobstvennih-misley.htm
OCR: Марс Рахманов, www·MARSEXXX·com, 2010 г.

Паттакос А. Пленники собственных мыслей/Алекс Паттакос; худож,-оформ. А. Киричёк. — Ростов н/Д: «Феникс», 2005. — 160 с. — («Бизнес-бестселлер»). — ISBN 5-222-06950-8

Алекс Паттакос, доктор философии, преданный последователь учения гениального философа Виктора Франкла, решил создать эту важную книгу под влиянием классического бестселлера В. Франкла «Человек и поисках смысла жизни». В ней он описывает полную систему работы Франкла, иллюстрируя его философию семью простыми и попятными принципами:

1. Учитесь свободно определять свою точку зрения.

2. Реализуйте свои познавательные желания.

3. Научитесь понимать отдельные моменты в своей жизни.

4. Не работайте пропив себя.

5. Смотрите на себя со стороны.

6. Время от времени отвлекайтесь от проблем.

7. Развивайтесь и расширяйте свои познания.

С помощью рассказов, примеров и стимулирующих мышление упражнений Паттакос иллюстрирует то, как вы можете применять каждый из этих принципов к разнообразным ситуациям, возникающим у вас на работе и в повседневной жизни.

Как говорил доктор Франкл, только мы, как отдельные личности, можем ответить за свою собственную жизнь, определяя ее смысл в каждом данном моменте и возлагая на себя ответственность за то, чтобы самим соткать полотно своей жизни.

© Alex Pattakos, 2004

Вам нравится сайт?
Вы можете внести свой вклад в его развитие!

Алекс ПАТТАКОС

Пленники Собственных Мыслей
Принципы Виктора Франкла в действии

Alex Pattakos Prisoners of Our Thoughts. Viktor Frankl's Principles at Work

Вступительное слово Стивена Р. Кови

Предисловие

Благодарности

1. Все в жизни происходит с нами не случайно

О чем эта книга

Гуманизирующая работа

Найдите свой путь

2. Жизненный путь и творческое наследие Виктора Франкла

Жизнь со смыслом

Наследие смысла

3. Лабиринты смысла

4. Учитесь свободно определять свою точку зрения

5. Реализуйте свои познавательные желания

6. Научитесь понимать отдельные моменты в своей жизни

Упражнение «Панегирик»

7. Не работайте против себя

8. Смотрите на себя со стороны

9. Время от времени отвлекайтесь от проблем

10. Развивайтесь и расширяйте свои познания

11. Живите и работайте со смыслом

Примечания

Об авторе

Почему некоторые люди легче, чем другие справляются с проблемами и трудностями?

Почему некоторые люди легче, чем другие приспосабливаются к и течениям?

Применяя оздоровительную систему всемирно известного психиатра и философа Виктора Е. Франкла, на работе и рабочем месте, вы наполните свою жизнь смыслом и раскроете свой потенцию.

Главные принципы

1. Учитесь свободно определять свою точку зрения — в любых ситуациях, неважно насколько они безнадежны, у вас всегда есть полная свобода на свою точку зрения.

2. Реализуйте свои познавательные желания — стремитесь к таким осмысленным ценностям и решайте такие задачи, которые можете реализовать только вы.

3. Научитесь понимать отдельные моменты в своей жизни — только вы можете ответить за свою собственную жизнь, пытаясь понять каждый отдельный момент и взвалить на себя ответственность за плетение уникального узора своего существования.

4. Не работайте против себя — вы не должны быть одержимы намерениями или результатами, т. к. это может помешать достижению поставленных целей.

5. Смотрите на себя со стороны — только человеческие создания обладают способностью смотреть на себя с какой-то перспективы, причем используя уникальную особенность — чувство юмора.

6. Время от времени отвлекайтесь от проблем — переключайте свое внимание и старайтесь найти решение в самые трудные минуты.

7. Развивайтесь и расширяйте свои познания — поддерживайте дух в постоянной работе, стремясь и устремляясь к чему-то большому.

Вступительное слово Стивена Р. Кови

Незадолго до смерти Виктора Франкла в сентябре 1997 года я услышал об ухудшении его здоровья, о том, что он болен и находится в больнице. Я очень хотел поговорить с ним, для того чтобы выразить свою глубокую благодарность за его деятельность — его огромное влияние на миллионы людей, в том числе на меня, мою жизнь и работу. Я узнал, что он потерял зрение и его жена читает ему каждый день по несколько часов в больнице. Я никогда не забуду тот момент, когда услышал его голос, я никогда не забуду нашу встречу. Он был так добр и благодарен, когда слушал мои признания в уважении и любви к нему. После того, как он терпеливо выслушал меня, он сказал: «Стивен, вы говорите со мной, как будто я собираюсь в мир иной. У меня есть еще два важных проекта, которые мне нужно закончить». Как это соответствует духу его характера и его принципам Лого-терапии!

Желание и решимость Франкла продолжать работу напомнили мне его совместную деятельность с доктором Гансом Селье из Монреаля (Канада), известным своими исследованиями и работами по проблеме стресса. Селье учил, что только когда мы занимаемся осмысленной работой и проектами, наша иммунная система укрепляется и дегенеративные процессы старения замедляются. Он называл этот вид стресса «эвстрессом», положительным стрессом. Такой стресс отличается от душевного страдания, которое возникает, если в жизни не видишь смысла и целостности. Я уверен, что эти две личности повлияли друг на друга, укрепляя как физические, так и психологические позитивные стороны Логотерапии — учения о поиске человеком смысла во всем, что он делает.

Когда Алекс Паттакос любезно пригласил меня написать вступительное слово к его книге «Пленники собственных мыслей» и сказал мне, что сделать это посоветовала ему семья Франкла, я почувствовал гордость и волнение от желания участвовать в этом проекте. Кроме того, я работал с организациями по управлению, что прекрасно шло параллельно рабочим принципам Виктора Франкла, которые составляют самое сердце этой великолепной книги. Мое ощущение значительности этой книги еще больше усилилось, когда Паттакос написал мне: «За год до смерти Франкла я сидел вместе с ним в его кабинете, он взял меня за руку и сказал: «Вам нужно написать эту книгу!»

Я никогда не забуду, как в 60-е годы я был потрясен, когда изучал его книги «Человек в поисках смысла жизни» и «Доктор и его душа». Эти две книги, наряду с другими трудами и лекциями Франкла, вновь подтвердили «систему правил моей души», касающихся нашей свободы выбора, нашей уникальной способности самосознания и нашей сущности — воли к поиску смысла. Будучи в творческом отпуске на Гавайях и находясь в рефлективном состоянии ума, я копался на стеллажах университетской библиотеки и нашел одну книгу. Я прочитал три строчки подряд, которые буквально потрясли меня и снова подтвердили сущность учения Франкла:

«Между стимулом и реакцией есть промежуток. В этом промежутке лежит наша свобода и наша власть выбирать нашу реакцию. В нашей реакции лежит наше развитие и наше счастье».

Я не обратил внимания на имя автора, поэтому никогда не мог выразить ему должную признательность. Позже, приехав на Гавайи, я опять пошел в университет, чтобы найти источник, и обнаружил, что самого здания библиотеки больше не существует.

Пространство между тем, что происходит с нами, и нашей реакцией на это, наша свобода выбирать этот ответ и тот импульс, который он может придать нашей жизни, прекрасно иллюстрируют то, что может стать продуктом наших решений, а не обстоятельств. Они иллюстрируют три ценности, которым постоянно учил Франкл: творческая ценность, эмпирическая ценность, позиционная ценность. Мы обладаем властью выбирать нашу ответную реакцию на обстоятельства. Мы обладаем властью формировать наши обстоятельства. Действительно, мы обладаем ответственностью, и если мы игнорируем это пространство, эту свободу, ответственность, сущность нашей жизни и наше наследие могут быть разрушены.

Один раз я уезжал с военной базы, где некоторое время преподавал теорию принципиального лидерства. Прощаясь с командиром базы, я спросил его: «Почему вы предприняли такие серьезные усилия, чтобы преподавать вашим командирам данную теорию руководства и образа жизни, когда вы хорошо знаете, что придется двигаться вверх против мощных культурных традиций? Вам уже за тридцать, и в конце этого года вы уйдете в отставку. Вы сделали успешную военную карьеру и могли бы просто следовать той успешной модели, которая уже есть у вас, уйти в отставку со всеми наградами и аплодисментами, которые полагаются вам за годы преданной службы». Его ответ был незабываемым. Он обжег мне душу. Он сказал: «Недавно умер мой отец. Зная, что умирает, он позвал мою мать и меня к своей постели. Моя мама стояла рядом, обливаясь слезами. Он подвинулся, чтобы быть ближе ко мне, и прошептал кое-что мне на ухо. Отец сказал: «Сынок, я плохо обращался с тобой и твоей мамой и никогда по-настоящему не изменил эту ситуацию. Сынок, обещай мне, что ты никогда не будешь жить так, как я».

Этот военный сказал: «Стивен, вот почему я предпринимаю эту попытку изменить ситуацию. Вот почему я хочу привести все наше руководство на совершенно новый уровень работы и отдачи. Я хочу изменить ситуацию и впервые искренне надеюсь, что мои последователи будут делать все лучше, чем я. До этого момента я надеялся, что я достиг высшей точки, но сейчас я больше так не думаю. Я хочу сделать эти принципы такими прочными и такими органичными для нашей культуры, чтобы они оставались незыблемыми и продолжали развиваться. Я знаю, что за это надо бороться. Я, возможно, попрошу продлить срок моей службы, чтобы иметь возможность продолжать эту работу, но я хочу отдать дань уважения самому значительному наследству, которое мой отец когда-либо давал мне, а это — желание изменить жизнь».

От этого командира мы узнаем, что храбрость — это не отсутствие страха, но осознание, что есть нечто более важное. Мы проводим по крайней мере треть нашей жизни либо в подготовке к работе, либо в самой работе, обычно в каких-то организациях. Даже наша пенсия должна быть наполнена значимыми проектами, будь мы в организациях, семьях или общественных объединениях. Работа и любовь, по существу, составляют смысл жизни человека.

Великий психолог-гуманист Авраам Маслоу пришел к подобным мыслям уже в конце жизни, что, по существу, подтверждает тему Франкла о «поисках смысла». Он чувствовал, что самореализация не является самой главной потребностью человека. В конце жизни он пришел к выводу, что самая большая потребность человеческой души — это развивать и расширять свои познания. Это еще больше отражает дух Франкла. Жена Маслоу Берта и его ассистент выразили его последнюю мысль в этих строчках книги доктора «Дальние горизонты человеческой природы».

Моя собственная работа с организациями и людьми фокусируется главным образом на разработке основных целей для отдельных лиц и организаций. Я выяснил, что когда получаешь достаточно свободного и гармоничного общения с людьми и когда лих людей информируешь о реалиях их работы или профессии и их собственной культуры, они начинают включаться в своего рода коллективное сознание и осознание необходимости что-нибудь сделать, чтобы реально оставить что-то после себя, и устанавливают ценностные ориентиры, чтобы реализовать это наследство. Цели неотделимы от средств. Фактически цели предопределены в этих средствах. Нельзя достигнуть какой-либо достойной цели недостойными средствами.

Я обнаружил в моем учении, что единственная, самая захватывающая и возбуждающая идея, мотивирующая их поступки, над которой люди когда-либо серьезно задумывались, — это идея свободы выбора. Смысл ее в том, что лучший способ прогнозировать будущее — это создать его. В своей основе данная идея личной свободы, умения ответить на вопросы Виктора Франкла: «Что требует от меня жизнь? Что требует от меня данная ситуация?» — это в большей степени свобода для чего-то, чем свобода от чего-то. Скорее, внутренняя свобода, чем та, которая идет извне.

Я понял, что если люди поглощены данным осознанием, размышлением и если они искренне задают такие вопросы и советуются со своим сознанием, они почти всегда предлагают трансцендентные цели и ценности, то есть они имеют дело со смыслом, который больше, чем их собственная жизнь. Этот смысл реально увеличивает ценность вашего существования и участие в жизни других людей. Именно такие вещи делал Виктор Франкл в лагерях смерти нацистской Германии, Они ломают цикличность. Они создают новые циклы, новую позитивную энергию. Такие люди становятся теми, кого мне нравится называть «переходными фигурами». Это люди, которые сломали свои прошлые бессмысленные модели мышления и поведения.

Диапазон того, что мы видим и делаем,

Ограничен тем, что нам не удается заметить.

И так как нам не удается это заметить,

Мы мало что можем изменить, пока не заметим,

Как нам не удается заметить

Формы наших мыслей и поступков.

Р. Д. Лаинг

С помощью такого образа мышления и семи замечательных принципов, которые доктор Паттакос описывает в этой важной книге, развивается первичное величие, где характер и жертвенность, совесть и любовь, выбор и смысл — все играет роль, и успешно взаимодействует друг с другом. Это контрастирует со вторичным величием, описанным в последней главе книги — бытием тех, кто в глазах общества является успешным, но неудовлетворенным собой, как личностью.

Наконец, позвольте мне предложить две идеи относительно того, как получить максимальную пользу от этой книги. Во-первых, расскажите или научите основным принципам, один за другим, тех людей, с которыми вы вместе живете и работаете, тех, кому это может быть интересно. Во-вторых, живите в соответствии с ними. Выучить что-то, но не применить это на практике, — все равно, что не выучить, а значит не получить реального знания. Иными словами, если бы мы просто размышляли над данными базовыми принципами и выражали их словами, но не делились бы ими с другими и не применяли их на практике, мы были бы похожи на человека, слепого от рождения, объясняющего другому человеку, что означает видеть, основываясь на академическом представлении о свете, его свойствах, строении глаза и его функциях. Когда вы будете читать книгу Алекса Паттакоса, я призываю вас учиться свободно определять свою точку зрения, реализовывать свои познавательмыс желания, понимать отдельные моменты вашей жизни, не работать против себя, смотреть на себя со стороны и время от времени отвлекаться от проблем, развивать и расширять свои познании. Я предлагаю вам подумать, последовательно осмысливать данный материал, читать об одном принципе, изучая и применяя его, затем читать следующий и так далее. Возможно, вы захотите просто прочитать всю книгу сразу, чтобы получить целостное впечатление. Вы станете переходной фигурой. Вы прервете вредные циклы и начнете полезные. Жизнь получит смысл, которого вы никогда не знали раньше. Я знаю это из собственного опыта и своей работы с бесчисленными организациями и отдельными людьми.

Предисловие

Вы когда-нибудь занимались работой, которая вам на самом деле не нравится? Или даже если вы были удовлетворены ею, скажем, потому, что она хорошо оплачивалась или казалась вам надежной, вы все же не испытывали настоящего удовлетворения? Если посмотреть на это еше шире, вы когда-нибудь интересовались, есть ли в жизни нечто большее, чем вы испытали на собственном опыте? Вы когда-нибудь чувствовали, что с вами происходят «плохие» вещи, ставя вас в трудные ситуации, которые вы не контролируете? Если вы ответили утвердительно на любой из этих вопросов или просто задавали подобного рода вопросы себе до настоящего момента, вам следует знать, что вы не одиноки. Совсем не одиноки. И, что важно, вы должны знать, что это совершенно естественно — задавать себе такие фундаментальные вопросы о том, как мы работаем и живем, потому что все мы люди.

Эта книга о поисках людьми смысла, и следовательно, написана и для вас. Она твердо базируется на философии и подходе всемирно известного психиатра Виктора Франкла, автора классического бестселлера «Человек в поисках смысла жизни» (названного Библиотекой Конгресса одной из 10 самых влиятельных книг в США). Франкл, оставшийся в живых после пребывания в нацистских лагерях смерти во время Второй мировой войны, является основоположником Логотерапии, гуманистического подхода психотерапии, ориентированного на поиски смысла жизни. Его идеи и переживания, связанные с поисками смысла, оказали важнейшее влияние на людей во всем мире. В этой книге вы найдете концептуальную основу, а также практическое руководство для анализа ваших собственных вопросов о смысле вашей работы и повседневной жизни.

Более того, цель книги в том, чтобы привнести смысл в работу, то есть справляться со сферой своей деятельности так, как Франкл-психиатр, справлялся со своей сферой деятельности. Так как я определяю понятие «работа» очень широко, послание этой книги пригодно для очень широкой аудитории. К тому же оно применимо и к волонтерам, и к оплачиваемым работникам, к людям, работающим во всех отраслях и секторах промышленности, к пенсионерам, к тем, кто только начинает поиски работы или карьеры, и к тем, кто находится на перепутье. И так как эта книга показывает, как в общем контексте на самом деле работают принципы Франкла, его послание может успешно применяться и в повседневной жизни.

Эта книга, помимо ознакомления вас с базовыми представлениями Франкла о жизни, наполнена примерами, историями, упражнениями и практическими инструментами, которые могут помочь повести вас по пути обретения смысла на работе и в вашей личной жизни.

На встрече с Франклом у него дома, в Вене (Австрия), в августе 1996 года я впервые предложил идею создания книги, которая бы применила его базовые представления и подход именно к работе и на рабочем месте, внедрить ее в мир бизнеса. Франкл был сильно воодушевлен, когда, в своем привычном прямом и страстном стиле, он наклонился над письменным столом, схватил меня за руку и сказал: «Алекс, вы обязательно должны написать эту книгу!» С этого момента я решился сделать идею книги реальностью. Вот она перед вами.

Мое восхищение Франклом и его работой, как и многих других людей, имеет долгую историю.

Да, я считаю, что получил благословение, потому что мне была предоставлена возможность лично познакомиться с ним и обратиться к нему за советом. Строго говоря, влияние Франкла на мою работу и жизнь началось почти 40 лет назад. Я проводил эти годы, изучая его революционные труды в области экзистенциального анализа, Логотерапии и поисках смысла, и применял его принципы во многих разных рабочих средах и ситуациях. Когда я стал профессиональным психиатром, использование мною силы идей Франкла получило дальнейшее развитие и расширение. Я использовал и проверял разнообразные элементы его философии и подхода в широких диапазонах условий работы в разных организациях, а также тесно работал со многими разными людьми, помогая им разобраться в мучительных дилеммах в профессиональной и частной жизни. Разумеется, все это время я серьезно размышлял и над своей собственной жизнью, также во многих ситуациях полагаясь на полезные советы из мудрого опыта Виктора Франкла. Вы найдете в этой книге описание некоторых из моих собственных вызовов и возможностей, сфокусированных на поисках смысла жизни.

Важно подчеркнуть, что Виктор Франкл на протяжении всей своей жизни воплощал на практике то, что он проповедовал. Знаю из своего личного опыта, это сделать не всегда легко.

В академических кругах есть поговорка, смысл которой сводится к тому, что мы учим других для того, чтобы учиться самим, то есть мы не узнаем того, чего не знаем, пока не попробуем научить этому других. То же самое можно сказать о написании книги. Сам процесс написания книги — это легкая часть задачи. Настоящие трудности, должен признаться, возникают тогда, когда мы пытаемся делать то, о чем мы написали. Франкл смог выполнить обе этих задачи. Он жил и работал со смыслом во всем, что происходило в его жизни. Я могу только попытаться следовать его примеру и надеяться, что написав «книгу, которая должна быть написана», я тоже узнал, как жить и работать со смыслом.

Я также должен сказать, что то же самое относится и к вам. После того как вы прочитаете данную книгу, я призываю вас не откладывать ее в сторону, то есть, я имею в виду, не упускать ее из поля вашего зрения и внимания. Пожалуйста, не делайте этого, потому что я изложил в ней некоторые базовые принципы, которые извлек из громадного наследия Виктора Франкла. Они заслуживают большего внимания, чем простое чтение или просмотр книги. Я хотел бы, чтобы после ее прочтение вы жили, применяя на практике эти упражнения, повторяя концепции и примеры из жизни (столько раз, сколько вам потребуется) и применяя базовые принципы в вашей повседневной жизни. Только таким путем книга станет для вас чем-то большим, чем еще одна прочитанная книга. Только таким способом она поможет вам найти смысл в вашей работе и жизни. И только таким путем послание Франкла, которое отпечаталось в моей душе, — «Алекс, вы обязательно должны написать именно такую книгу!» — получит тот смысл, который он в него вкладывал.

Алекс Паттакос,

Санта-Фе, Нью-Мексико, США,

август, 2004 года

Благодарности

Если можно говорить о какой-либо книге, что она скорее процесс, чем результат, то это в полной мере относится к данной работе. И в процессе создания этой книги много людей внесли свой вклад в то, чтобы она получилась в конечном итоге именно такой. Этих людей так много, что я не смогу назвать всех их по именам. Однако некоторые из них были особенно важны в этом проекте, они приходили ко мне на помошь в критические минуты процесса написания, и поэтому я хотел бы, чтобы они знали, как я благодарен им за это участие.

Это Элейн, моя жена и деловой партнер, которая была рядом со мной во всех перипетиях работы и которая помогла мне поддерживать огонь вдохновения, чтобы моя книга увидела свет. Нет таких слов, которыми бы я мог выразить тебе мою благодарность. Спасибо тебе что ты есть, и за весь твой вклад в создание этой книги.

Я благодарю семью доктора Франкла, которая верила в меня и с самого начала поддерживала этот проект. Я всегда буду ей благодарен.

Я благодарю Стива Пиерсанти, издателя, и Дживана Сива-субраманиам, исполнительного редактора издательского дома Берретт-Кёлер, за то, что они не отказали мне в издании книги и сотрудничестве со мною много лет, и за их уверенность в том, что она получилась наилучшим образом.

Я хочу поблагодарить всю команду издательства Берретт-Кёлер за их веру в то, что поиски смысла в работе — это больше, чем просто книга.

Я благодарю всех своих коллег — авторов издательства, которые разделяют со мной общее представление о «создании мира, который работает для всех», персонально каждого и всех вместе, благодарю за их отношение.

Я хотел бы поблагодарить Джанет Томас, которая много работала, чтобы воплотить мои идеи в ясный и понятный текст и которая сделала проспект и экспертную оценку книги, чего я никогда не забуду.

Я благодарю разных критиков и рецензентов, которые читали мою книгу на разных этапах ее создания и которые не только помогли улучшить окончательный вариант, но много дали мне, чтобы лучше узнать себя в процессе ее написания.

Я хочу поблагодарить Патти Хавенга-Кёцер, друга и коллегу. Память о Викторе Франкле всегда жива в ее сердце.

Я хочу выразить благодарность Джеффри Цайга за помощь, которая убеждает меня, что наследие Виктора Франкла бессмертно.

Я хочу поблагодарить моих клиентов и учеников, которые помогали мне, разделяя мои мысли и опыт, чтобы выразить и реализовать на практике те идеи, которые сейчас составляют содержание этой книги.

Наконец, я хочу поблагодарить всех своих остальных друзей, коллег и всю свою семью и родственников за их поддержку моей работы, даже если они не совсем понимали, чем я занимаюсь, когда я рассказывал им, что нахожусь «в поисках смысла».

1. Все в жизни происходит с нами не случайно

В конечном счете, человек не должен спрашивать, в чем смысл его жизни, но, скорее, должен признать то, что именно его об этом спрашивают. Иными словами, каждого человека спрашивает сама жизнь; и он может ответить на этот вопрос, только взяв на себя ответственность за свою собственную жизнь.1

Каждый день Вита любезно приносит мне почту. Она всегда в своем «фирменном» хорошем настроении. Однажды, когда была ужасная погода, я услышал, как она свистит, что она всегда делала, когда приносила корреспонденцию. Инстинктивно я крикнул ей: «Спасибо за то, что вы отлично работаете!» Она от удивления застыла на месте, как вкопанная: «Ух ты! Я не привыкла слышать такие слова. Я очень вам признательна, правда!»

Я хотел узнать больше и спросил ее: «Как вы остаетесь всегда такой бодрой и оптимистичной, занимаясь этой работой изо дня в день?»

«Я не просто доставляю почту, — ответила она. — Я смотрю на это как на помощь одним людям связаться с другими людьми. Я помогаю строить отношения. Кроме того, люди зависят от меня, и я не хочу их подвести». Она говорила с гордостью и воодушевлением.

Отношение Виты к ее работе отражали слова, начертанные на здании Главного почтового офиса в Нью-Йорке: «Ни снег, ни дождь, ни ночной сумрак не остановят этих курьеров от быстрого выполнения назначенных поручений». Это слова древнегреческого историка Геродота, которые он написал в V веке до нашей эры.

Данная древняя традиция доставки посланий остается самым главным делом в наш век Информации.

Однако, справедливо это или нет, но выражение «работать почтальоном» в современном английском языке стало означать «сходить с ума от скуки». Оно стало символом всего негативного, с чем может у кого-то ассоциироваться его работа: скука, однообразие, воздействие погоды, опасные собаки, недовольные клиенты и тот тип автоматического поведения, который в конце концов приводит к немотивированным вспышкам ярости против всех страданий и несправедливостей, связанных с этой работой.

То, что угрожает современному человеку, — предполагаемая бессмысленность его жизни, или, как я это называю, экзистенциальный вакуум внутри него. И когда этот вакуум обнаруживается, когда этот так часто скрытый вакуум становится явным? В состоянии скуки.2

Не важно, каковы наши мнения о статусе какой-то профессии или карьеры, именно человек, который этим занимается, определяет ее смысл. Вита представляет собой доказательство того, что древние слова Геродота живут и здравствуют в XXI веке.

Но позиция Виты по отношению к работе выходит за рамки «быстрого выполнения назначенных поручений» (цитата из Геродота). Она воспринимает свою работу как служение более высокой цели. Ее позиция по отношению к своей работе и ее «монотонности» выходит далеко за рамки примера позитивного мышления. Вита рассматривает ответственность за доставку почты как свою персональную спасательную миссию, такую задачу, которая может быть выполнена ею и только ею. Она знает, что от нее зависят люди, вероятно, даже те, которые относятся к ее работе презрительно, и это имеет какой-то смысл.

Я убежден, что при окончательном анализе не окажется такой ситуации, в которой не было бы зерна смысла.3

Почему некоторые люди, подобно моему почтальону Вите, воспринимают свою работу — даже очень скромную — со страстью и обязательностью? Почему некоторые люди легче справляются со сложными вызовами на работе и в жизни? Почему некоторые люди находят смысл и удовлетворение в своей работе и повседневной жизни, тогда как другие — нет? На эти сложные вопросы нет простых ответов, но на них есть ответы, имеющие смысл. Именно в этом цель книги: осветить поиск смысла как дорогу к смыслу, как в нашей повседневной жизни, так и в нашей работе.

О чем эта книга

Мы по своей природе дети привычки. Стремясь к жизни, которая является предсказуемой и находится в пределах нашей «зоны комфорта», мы полагаемся на повседневные привычки, и по большей части — на усвоенные модели мышления. Мы, по существу, создаем в нашем сознании проторенные дорожки, во многом так же, как мы протаптываем тропинки в поле, когда постоянно пользуемся ими. И так как эти дорожки привычны до автоматизма, мы, вероятно, считаем, что данные привычные способы мышления и поведения находятся «за пределами нашего контроля». Нам кажется, что жизнь просто идет своим чередом. Мы не только рационализируем наши реакции на жизнь, но мы также становимся жертвами сил, которые работают на ограничение нашего потенциала как представителей человеческого рода. Из-за того, что мы смотрим на себя как на относительно слабые и движимые инстинктами создания, возможность, которую мы сами создаем или по крайней мере создаем с кем-то совместно, наша собственная реальность, становится трудной для понимания. Вместо этого мы запираем самих себя в тюрьме собственного мышления. Мы теряем представление как о наших собственных естественных возможностях, так и о возможностях других людей.

Каждый из нас имеет внутри себя свой собственный концентрационный лагерь... мы должны справиться с этим, прибегая к прощению и терпению как полноценные человеческие существа, такие, какими мы являемся и

такие, какими мы будем.4

Те способы, которыми мы держим самих себя в этом плену, наглядно представлены в работах многих людей, которые изучают ландшафт нашей психо-духовной жизни. Доктор Дипак Чопpa в аудиоверсии своей книги «Безусловная жизнь» говорит: «Мы воздвигаем и строим тюрьму, и трагедия заключается в том, что мы не можем даже видеть стены этой тюрьмы».

Именно посредством собственного поиска смысла мы можем изменить форму нашего мышления, «разморозить» себя и избавить от ограниченной перспективы, найти ключ и отпереть дверь нашей метафорической тюремной камеры.

Виктор Франкл, психиатр, который прошел во время Второй мировой войны через муки заключения в нацистском концлаге-ре, нашел смысл благодаря страданию, которое его окружало со всех сторон, и вопреки ему. Работа его жизни обрела свое конечное выражение в терапевтическом подходе, который получил название «Логотерапия» и который вымостил для нас дорогу к познанию смысла как основы нашего существования. Однако Франкл сразу же оговорил, что такое мучительное страдание не является необходимым условием для обретения смысла жизни. Он имеет в виду, что даже если мы все-таки их испытываем страдания, не важно, насколько они сильны, у нас есть возможность найти смысл в этой ситуации. Сделать такой выбор — означает выбрать дорогу к осмысленной жизни. А такая жизнь включает в себя осмысленную работу.

Данная книга исследует семь базовых принципов, которые я вывел из работы Франкла: 1) мы свободны определять свою точку зрения по отношению ко всему, что с нами происходит; 2) мы можем реализовать свои познавательные желания, делая сознательный выбор имеющих смысл ценностей и целей; 3) мы можем научиться понимать смысл во всех моментах нашей жизни; 4) мы можем научиться видеть, как мы работаем против себя самих; 5) мы можем смотреть на себя со стороны и обрести понимание и перспективу, а также посмеяться над собой; 6) мы можем время от времени отвлекаться от трудных проблем, и, наконец, 7) мы можем развивать и расширять свои познания, изменить что-то в мире. Эти семь принципов, которые, я полагаю, образуют основу творчества Франкла, доступны нам всегда и в любое время. Они ведут нас к смыслу, свободе и к глубокой связи с нашей собственной жизнью, а также с жизнью других людей, которые рядом с нами и которые далеко от нас.

Отношение к жизни как к тому, что внутренне наполнено смыслом и неограниченно по своему потенциалу, требует поворота в сознании. Оно требует также ответственного поведения с нашей стороны. Как указывает Франкл, потенциал смысла, который существует в каждый момент нашей жизни, можно искать и обнаружить только индивидуально, усилиями каждого из нас. Эта ответственность, говорит он, заключается в том, чтобы «быть реализованной каждым из нас в любое время, даже в самых тяжелых ситуациях и буквально до последнего нашего вздоха»6.

Франкл полностью прошел свой путь. Прожив жизнь, которая имела смысл до последнего вздоха, он показал нам, как его философский и терапевтический подход применяется на практике. Его личный жизненный опыт на протяжении всей его долгой жизни, как человека, выжившего в концлагере, и как уважаемого и почитаемого всеми мыслителя, служит тому, чтобы освещать неограниченные возможности человека. Его жизнь дает нам богатый обширный материал и доказательства того, что ключи к свободе из жизненной «тюрьмы» — реальной и воображаемой — находятся в пределах достижимого, и только там.

Однако в выборе пути освобождения должно лежать решение, которое можем принять только мы сами как отдельные личности и за которое мы несем полную ответственность. Когда мы ищем и открываем подлинный смысл нашего существования и наших переживаний, мы открываем, что все у нас в жизни происходит не случайно. Мы не случайно появились на свет, и мы должны сделать эту жизнь осмысленной.

Гуманизирующая работа

Трансформация работы в XXI веке представляет собой во многих отношениях призыв к гуманности, новому сознанию, которое предлагает больше, чем просто стремление достичь равновесия между нашей работой и личной жизнью. Это призыв уважать собственную личность и полностью вкладывать свое «я» в работу везде, где только можно. Хотя идея о совершенствовании работающих людей физически, ментально и духовно не является новой, само применение ее в сфере профессиональной деятельности является новаторским. В некотором смысле наши технологические прорывы переориентировали работу для лучшего приспособления к человеческим факторам. То, что нам нужно сейчас, — это способ поднять человеческий дух на рабочем месте.

Задача книги в том, чтобы придать работе смысл и, честно говоря, сделать для феномена работы то же, что Франкл смог сделать для психотерапии. Его уникальный подход получил международное признание как система гуманистической психотерапии, и сам Франкл считается основателем гуманистической медицины и психиатрии. Логотерапия, короче говоря, стремится заставить нас осознать нашу свободу реакции на все аспекты нашей судьбы. Этот гуманистический взгляд психотерапии помогает клиентам находить конкретный смысл в их жизни. Как терапевтическая система, он укрепляет веру в безусловную значимость жизни и достоинство человека. Применяя данную философию к ситуациям на работе, мы сможем глубже гуманизировать нашу профессиональную жизнь и придать больший смысл самой работе.

В перспективе Логотерапии мы можем находить безусловный смысл в наших рабочих и жизненных ситуациях и воспринимать безусловную ценность наших коллег как уникальных людей. Это нелегкая задача, но когда мы будем радоваться нашей непохожести так же, как радуемся нашему сходству, в результате появится мощная синергия на работе и на рабочем месте. Автор бестселлера Стивен Р. Кови, который тоже испытал на себе влияние учений Франкла, мудро заметил, что «различие — это начало синергии»7. Когда руководители бизнеса и менеджеры всех уровней привнесут это понимание свою работу, они станут катализаторами глубоких перемен на рабочем месте — перемен, которые расширят способности каждого искать и находить смысл везде: на работе, дома и во всем, что он переживает.

Однако безусловный смысл идет параллельно с безусловной ценностью каждого человека. Именно это гарантирует неотъемлемое качество человека — его чувство собственного достоинства. Просто потому, что жизнь всегда остается потенциально значимой при любых условиях, какими бы жалкими они ни были, достоинство человека всегда остается с ним.8

Найдите свой путь

Безусловно, жить полной жизнью, достойной человека, дома, на отдыхе, на работе уже само по себе означает встречу с опасными вызовами. Они включают готовность ступить на путь самопознания, который требует от нас того, что Франкл называл «поисками смысла», то есть наши врожденные способности к непрерывному поиску смысла при любых обстоятельствах. Этот человеческий поиск смысла в каждый момент жизни создает тот отличный от других путь, который проходит через все стороны нашей жизни. Путь, который «плетет» канву процесса, а не результата на протяжении всей нашей жизни. На нем нет конечного пункта назначения, где все могут остановиться и отдохнуть. Эта книга предлагает ключевые моменты такого пути.

В Главе 2 «Жизненный путь и творческое наследие Виктора Франкла» мы совершим беглый экскурс в жизнь и работу доктора Франкла. Как наставник и автор, он оказал глубокое воздействие на мой метод мышления и кардинально повлиял на мою работу и жизнь. Как основатель Логотерапии, он принес в практику терапии мощные прозрения и сочувствие, оставив нам мудрое наследие, которое со временем становится все более значимым.

Многие пути к смыслу исследованы в Главе 3 «Лабиринты смысла», которая также содержит ссылки на семь базовых принципов работы Франкла, о которых мы впервые услышали выше. Каждый из этих семи принципов рассматривается затем более глубоко в отдельных главах: «Учитесь свободно определять свою точку зрения» (Глава 4), «Реализуйте свои познавательные желания» (Глава 5). «Научитесь понимать отдельные моменты в своей жизни» (Глава 6), «Не работайте против себя» (Глава 7), «Смотрите на себя со стороны» (Глава 8), «Время от времени отвлекайтесь от проблем» (Глава 9) и «Развивайтесь и расширяйте свои познания» (Глава 10).

Можно сказать, что инстинкты передаются генетически, а ценности передаются через традиции, но что касается смыслов, то они, будучи уникальными, представляют собой предмет личного выбора9.

Глава 4, «Учитесь свободно определять свою точку зрения», рассматривает Логотерапевтическую концепцию свободы воли. Эта концепция лучше всего описана знаменитой цитатой Франкла в книге «Человек в поисках смысла жизни»: «У человека можно отнять все, кроме одной вещи, последней из человеческих свобод — свободы выбора своей позиции в каждой данной ситуации, выбора своего собственного пути»»10. Ключевой ингредиент здесь — ответственность за выбор нашей позиции, которая целиком и полностью лежит внутри нас самих.

Глава 5, «Реализуйте свои познавательные желания», рассматривает концепцию Франкла о нашем «поиске смысла» и о том, как мы привносим свои ценности в профессиональную деятельность. Согласно Франклу, Логотерапия «считает человека существом, чья главная забота, скорее, заключается в обретении смысла актуализации ценностей, чем в простом удовлетворении своих импульсов и инстинктов»11. Придавать смысл работе в этом контексте означает больше, чем просто выполнить задание, чтобы получить ощутимое вознаграждение, например, деньги, влияние, статус или престиж. Сохраняя верность ценностям и целям, которые могут показаться несущественными, но тем не менее реальными и значимыми, мы проявляем уважение к нашим самым глубоким потребностям.

Фундаментальное допущение заключается в том, что только как индивиды мы можем отвечать за нашу собственную жизнь, определяя в ней смысл каждого мгновения и создавая уникальное полотно своего существования. Глава 6, «Научитесь понимать отдельные моменты в своей жизни», развивает эту идею, она ведет нас в царство конечного смысла, или «суперсмысла». Целостные воззрения Франкла на важность интуитивной способности к любви и пониманию представляют собой великое прозрение в том, как проявляет себя смысл в работе и повседневной жизни. Франкл писал: «Любовь — это конечная и наивысшая цель, к которой человек стремится... Спасение человека происходит через любовь и в любви»12. Однако наша способность реализовать любовь в жизни, особенно в жизни на работе, не только, к сожалению, ограничена, но вряд ли вообще возможна в сегодняшнем «размеренном и сдержанном» мире работы.

Иногда наши самые страстные желания и намерения разрушаются нашей одержимостью заработать больше. В Главе 7, «Не работайте против себя», обсуждается методика, которая называется «парадоксальное намерение» и применяется в работе и повседневной жизни. Франкл называет эту форму пренебрежения самим собой «гипернамерением». Склонность к тому, например, чтобы во всех мелочах контролировать работу других, может создавать сверхсильный стресс, опасение не выполнить задачу или даже скрытые и явные действия саботажа, которые могут привести в конечном счете к получению результата, противоположного тому, которого добивался данный руководитель. Иногда слишком близкое рассмотрение проблемы не дает нам возможности увидеть ее решение. Точно так же, если мы одержимы мыслью о доходе, она скорее всего, станет препятствием на пути осуществления наших планов.

Глава 8, «Смотрите на себя со стороны», фокусируется на понятии самоотчуждения и на том, как оно, в числе других вещей, может нам помочь понять самих себя и не «потеть» по пустякам. Франкл замечал: «Только человек обладает способностью посмотреть на себя со стороны»13. Включая такую уникальную способность человека, как чувство юмора. По словам Франкла, «ни одно животное не умеет смеяться, тем более, над самим собой или из-за себя»14. Доля самоотчуждения освобождает нас и делает более открытыми и восприимчивыми к огромному количеству возможностей в нашей жизни.

Когда Виктор Франкл был заключенным в нацистском концлагере, он, для того чтобы справиться со стрессом, страданием и дисгармонией, научился отвлекаться от болезненной обстановки и переключаться на что-то другое, на какие-то более привлекательные ситуации. В Главе 9, «Время от времени отвлекайтесь от проблем», мы изучим эту способность и то, как ее можно эффективно использовать на рабочем месте.

В Главе 10 рассматривается самотрансценденция, способность развивать и расширять свои познания. Она так и называется: «Развивайтесь и расширяйте свои познания». Этот принцип распространяется гораздо дальше, чем простое переключение фокуса своего внимания с одной вещи на другую. Он ведет нас в духовное царство конечного смысла, где мы видим, как наша жизнь органично связана с жизнями других людей. Мы видим, как наше служение, не важно, на какой ступени социальной лестницы мы стоим, представляет собой то место, где реализуется наш глубочайший смысл.

Наконец, в Главе 11, «Живите и работайте со смыслом», я излагаю свои собственные взгляды и вплетаю их в уроки Франкла, чтобы они могли интегрироваться в повседневную жизнь и работу, принося персональный и конечный смысл во все моменты нашей жизни.

Итак, давайте сначала посмотрим на жизненный путь доктора Франкла, узнаем более полно основы его подхода, ориентированного на поиски смысла, и увидим, как мы можем применить его революционную философию в нашей работе, на рабочем месте и в нашей частной жизни.

 

МОМЕНТ СМЫСЛА. Вспомните ситуацию, в которой вы чувствовали себя особенно негативно по отношению к своей профессии или карьере. Возможно, вам просто не нравилась работа, которую вы выполняли, или вам не нравились ваш начальник или коллеги (возможно, такая ситуация сохраняется и сегодня). Вы смотрели на себя как на «жертву» обстоятельств, которые были за пределами вашего контроля, или вы чувствовали, что в какой-то степени ответственны за создание этой ситуации и поэтому, в конечном счете, отвечаете за ее успешное разрешение? Что бы вы сделали в этом случае? Когда вы думаете сейчас об этой ситуации, чему вы научились из нее? Что бы вы сделали иначе?

Вопрос о смысле: что вы можете предпринять, чтобы сделать вашу нынешнюю работу или профессию осмысленной?

ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗМЫШЛЕНИЯ

Честно спросите себя, являетесь ли вы «пленником собственных мыслей»? Делаете ли вы других людей, в том числе ваших коллег по работе, «пленниками ваших мыслей»?

2. Жизненный путь и творческое наследие Виктора Франкла

Я не забываю ни один добрый поступок, совершенный по отношению ко мне, и не ношу в себе обиду ни за один плохой поступок.1

Кажется, что я знал Виктора Франкла большую часть своей жизни. Был конец 60-х годов XX века, когда я впервые познакомился с его произведением и прочитал ставшую теперь классической книгу «Человек в поисках смысла жизни». Находясь на действительной военной службе в американской армии, я проходил формальную подготовку в качестве специалиста по социальной работе и психологии в армейском госпитале Уолтер Рид в Сан-Антонио, штат Техас. Кроме возможности работать бок о бок с некоторыми из лучших профессионалов в области психиатрии, этот уникальный учебный опыт питал мою страсть к изучению различных школ мышления и практики в области психиатрии и психологии. Произведение Франкла в тот момент вызвало во мне особенно сильный резонанс, и в конце концов, стало составной частью как моей личной, так и профессиональной жизни.

Действительно, спустя годы мне представилась благоприятная возможность применить учение Франкла в своей собственной жизни и работе. Я, по существу, смог «проверить в полевых условиях» обоснованность и надежность его ключевых принципов, часто в сравнении с конкурирующими школами мыслителей и в ситуациях, которые проверяли пределы моей личной способности восстанавливать здоровое физическое и душевное состояние. Так как это долго не давало мне понять эффективность его философии и подхода, я стал фактически практиковать Логотерапию задолго до того, как идея данной книги всплыла на поверхность в моем сознании.

Я могу вспомнить много решающих периодов в моей жизни, включая ситуации, которые были связаны с моей работой или службой, которые можно описать как противоречивые и напряженные. Такие опасные судьбоносные моменты в жизни (хотя, надо сказать, они длились гораздо дольше, чем отдельный момент!) требовали большого душевного напряжения и поисков ответов, и я помню, каким выбитым из колеи — да, даже потерянным — я чувствовал себя в эти критические периоды моей жизни. Мимоходом замечу, я узнал не так давно из произведений Томаса Мура, психотерапевта и автора бестселлера «Забота о душе», что самые важные для нашей души времена — это те, когда мы находимся, скорее, в дисгармонии, чем в гармоничном состоянии. В любом случае именно в моменты, когда мы заняты поиском смысла, я обнаружил, что применяю философию и подход Франкла на практике.

Позвольте мне теперь поделиться одним связанным с работой примером того, как моя персональная устойчивость подверглась испытанию и как я применил некоторые из базовых принципов Виктора Франкла, чтобы справиться с ситуацией наилучшим образом. Эта жизненно важная ситуация включала мою полную занятость, хотя и было лето, в большой инженерно-строительной компании в Нью-Джерси. Я недавно закончил колледж и подумывал над тем, чтобы поступить в юридическую школу после службы в армии. При помощи и настойчивой поддержке своего отца я начал работать в отделе управления контрактами компании, ожидая, что это даст мне некоторый полезный юридический опыт и поможет в моем решении продолжить карьеру юриста. Моя отец, инженер по профессии, представлял себе, что однажды я буду работать на него и его компанию в качестве адвоката, специализирующегося по контрактному праву.

Такой тип карьерного пути, должен заметить, был очень далек от того, что я себе представлял, и единственный интерес, который в то время был у меня в области права, заключался в том, как его можно было бы использовать для решения вопросов социальной политики и социальных перемен. Конечно, такая перспектива, особенно в эпоху Вьетнамской войны, не сулила мне ничего хорошего в отношениях с моим отцом и работодателем. Я не представлял себя в роли корпоративного адвоката. Я чувствовал себя в западне и нуждался в том, чтобы быстро разрешить ситуацию, если, по моему мнению, я собираюсь пережить это лето. Так как я был искренне убежден, что работать в отделе управления контрактов не то же самое, что быть заключенным в концентрационном лагере, я немедленно начал визуализировать и планировать мой путь бегства. Хотя мой отеи всегда был авторитетной фигурой в моей жизни, я также понимал, что моя ситуация, не важно, насколько невыносимой и тупиковой она казалась, не идет ни в какое сравнение с ужасом нацистских лагерей смерти!

Поэтому, так как я уже был знаком с его книгой, у меня был Франкл, которого я должен благодарить за то, что он, во-первых, помог мне оценить ситуацию и затем выбрать мою реакцию на нее. Сначала я честно решил, что буду сохранять позитивную позицию по отношению к ситуации, особенно потому, что у меня была непреложная вера в свою возможность организовать окончательное бегство от предлагаемого мне предназначения. Во-вторых, эта ситуация, безусловно, подарила мне возможность прояснить и утвердить мои ценности относительно того, работой какого типа я хотел бы или не хотел бы заниматься. Говоря словами Франкла, я заставил себя осознать свои поиски смысла и выполнять только ту работу, которая отвечает моим базовым ценностям.

В-третьих, в течение того короткого периода времени, когда я работал на компанию в Нью-Джерси, я смог сознательно практиковать принципы самоотчуждения и дерефлексии — принципы Логотерапии, переключая фокус своего внимания на вещи, которые были для меня значимыми, и, соответственно, сохраняя чувство юмора. В-четвертых, мой опыт в компании и, в частности, рабочие обязанности помогли мне определить и соединить вместе различные нити смысла, которые казались мне самыми важными, как в самой работе, которой я хотел заниматься, так и в плане частной жизни, которую я хотел для себя создать. Даже если это означало вступить в жаркие споры с моим отцом, я мог заявить, что понял — ситуация стоит того, чтобы идти на риск и прилагать усилия!

В конце концов, моя страсть реализовать свои поиски смысла привела к напряжению в наших отношениях с отцом, к моему уходу с работы и изменению целей моей программы обучения. Однако ретроспективно тот способ, который я выбрал, чтобы разрешить эту ситуацию — явно жизненно важную — помимо всего прочего, усилил мою способность противостоять подобным проблемам в будущем.

Как вы понимаете, учение Франкла глубоко повлияло на мою жизнь и работу. Мне также выпала огромная честь лично познакомиться с ним и просить у него совета. Данная книга, по сути, представляет собой результат направляющего влияния Франкла и его личной поддержки.

Жизнь со смыслом

Виктор Франкл рано ощутил свое призвание. Задолго до того, как раздался мрачный удар колокола Холокоста и возникла почва, которая питала создание самой значимой книги Франкла «Человек в поисках смысла жизни», он уже начал искать смысл жизни. В нежном возрасте в 16 лет, он прочитал свою первую публичную лекцию «О смысле жизни». Через два года он написал в качестве своего выпускного эссе в школе работу «О психологии философской мысли». Он как будто готовился к той трагедии, которая лежала в его будущем, и к той роли, которую ему предстояло сыграть, дав надежду всему человечеству после безнадежности и отчаяния Холокоста. В юном возрасте у Франкла сложилось убеждение, что именно человеческий дух делает нас уникальными и что сведение жизни человека и его природы к тому, что он всего лишь «ничто», согласно суждениям его современников — экзистенциальных философов и психиатров, отрицает или обесценивает какую бы то ни было духовность.

Он смог разработать свою терапевтическую систему, Логоте-рапию, что произошло после того, как он прошел через ад отчаяния, через открытое обессмысливание жизни и боролся с пессимизмом, который был тесно связан с этим обесценивающим, нигилистическим взглядом на жизнь. На конференции в Сан-Диего в 1980 году Франкл сказал, что боролся с этой половинчатой верой в смысл жизни, как Иаков боролся с ангелом, пока не мог «сказать «да» жизни, несмотря ни на что». Интересно, что более ранняя версия книги «Человек в поисках смысла жизни» имеет в качестве названия ту же самую цитату.

Франкл родился в Вене, столице Австрии, 26 марта 1905 года. Эта дата — день смерти Бетховена. В своей автобиографии Франкл мимоходом обращает внимание на это совпадение и проявляет в этом свое чувство юмора, приведя комментарий, сделанный одним из его одноклассников: «Неудача редко приходит один раз»2. Его отец, который был вынужден оставить учебу в медицинской школе по финансовым причинам, стал чиновником. Он привил юному Виктору спартанскую рациональность наряду с сильным чувством социальной справедливости. В течение 35 лет отец Франкла работал в департаменте социального обеспечения и защиты детей и подростков. Его мать, с которой он был очень близок, помогала ему развиваться эмоционально. Эта сторона чувств и отношений между людьми так же была важна для его учения, как и рациональность, заложенная отцом.

Он был вторым из троих детей в семье, и был буквально одержим стремлением добиваться совершенства во всем. «...Я целыми днями не разговаривал даже сам с собой», — писал он, имея в виду недовольство своим собственным несовершенством. Его не по годам развитая любознательность привела к тому, что он написал Зигмунду Фрейду, с которым затем переписывался в старших классах школы. Переписка пропала, уничтоженная Гестапо, позже, когда Франкл был отправлен в концентрационные лагеря.

В 1924 году по просьбе Фрейда Франкл опубликовал свою первую статью в «Международном журнале по психоанализу». Ему было 19 лет, и он уже развил две из своих фундаментальных идей: во-первых, что мы сами должны отвечать на вопрос о смысле жизни, который нам задает сама жизнь, и что мы сами ответственны за наше существование. Во-вторых, что конечный смысл находится за пределами нашего понимания и так должно остаться. Это нечто, во что мы должны верить, когда мы его ищем. Эти идеи, сформулированные им в молодости, стали основой для его наблюдений в годы нацистского плена. Они пережили самые мрачные и страшные испытания, которые только можно себе представить и, по сути, обрели для Франкла новую силу, даже когда подвергались самым жестоким испытаниям.

В 1924 году он также начал изучать медицину, и его растущая профессиональная репутация ознаменовалась дружбой со знаменитым психиатром Альфредом Адлером. Именно Адлер пригласил его опубликовать еще одну статью, на этот раз — в «Международном журнале по психологии личности». Франклу тогда было всего 20 лет.

Спустя год, во время публичных лекций в Германии, Франкл впервые использовал термин «Логотерапия». Франкл не был сторонником редукционизма в психотерапии. Его доктрина признавала слабость человека, но шла дальше и утверждала внутренний смысл, скрывающийся за этой слабостью, и тот потенциал, который мы все должны увидеть в ней и трансформировать ее. «Я убежден, — говорил он, — что при окончательном анализе не окажется такой ситуации, в которой не было бы зерна смысла»3. Это раннее убеждение идеалистически настроенного юноши стало основой Логотерапии, которая и сегодня продолжает направлять и вдохновлять человека на борьбу в поисках и обретении смысла в жизни.

Но, как и многие научные дисциплины, это непростой, не прямой путь. К тому времени, когда Франкл в 1930 году получил свой медицинский диплом, его изгнали из круга Адлера, потому что он выбрал поддержку альтернативной точки зрения. Однако он уже приобрел международную репутацию за консультации подростков, которые он проводил с 1930 по 1938 годы, будучи сотрудником психиатрической клиники университета в Вене. Когда в 1938 году немецкие войска вторглись в Австрию, у него была официальная частная практика по неврологии и психиатрии.

В начале войны Франкл и его семья имели защиту от властей благодаря его должности главного врача неврологического отделения Больницы Ротшильда. Он был единственным евреем в этой больнице. Он рисковал своей жизнью и спасал жизни других, ставя ложные диагнозы, потому что нацисты требовали эвтаназии для психически больных людей. Именно в этот время он начал писать свою первую книгу «Доктор и его Душа», которая позже была изъята нацистами.

В сентябре 1942 года Франкл и его семья были арестованы и депортированы в концентрационный лагерь Тирезиен под Прагой, Это было началом трех мрачных лет его заключения, во время которых Франкл потерял свою жену Тилли, родителей и брата. Он был в заключении в Аушвице, Дахау и Тюркгейме, где чуть не умер от тифа и выжил только благодаря тому, что восстанавливал свою рукопись на обрывках бумаги, украденных из лагерного офиса, Франкл вспоминал эти годы: «Я убежден, что, помимо всего прочего, я обязан своей жизнью своему решению восстановить утраченную рукопись»4.

В книге «Человек в поисках смысла жизни» Франкл рассказывает о своих переживаниях во время пребывания в лагерях. Он правдиво и без утайки пишет о том, как обращались с заключенными, о пытках и убийствах. Он также пишет о красоте человеческого духа, о том, как он мог подниматься над ужасом происходящего и находить смысл в самых немыслимых обстоятельствах. Переживания и наблюдения Франкла послужили укреплению принципов смысла, которые он открыл еще в юности. В конце войны как человек, прошедший через ужас концлагерей, и как психиатр он знал, что его теория Логотерапии приобрела подлинность и более глубокий смысл. Доктор вспоминает о бесконечных ночных кошмарах, которые появлялись после всего пережитого, но те же самые переживания легли в основу его веры в возможность самотранс ценденци и и воли к смыслу.

Я могу увидеть то, что находится за пределами вызывающей страдание ситуации, открыть смысл, стоящий за ней, и таким образом превратить абсолютно бессмысленное страдание в достижение человеческого гения. Я убежден, что при окончательном анализе не окажется такой ситуации, в которой не было бы зерна смысла.5

После войны Франкл вернулся в Вену и стал директором Венской неврологической клиники. Эту должность он занимал на протяжении 20 лет. Он также начал долгую и успешную академическую карьеру, которая привела его в Университет Вены, в Гарвард, а также во многие другие университеты в разных странах мира. За свою долгую жизнь он был удостоен 29 степеней почетного доктора и написал 32 книги, которые были переведены на 27 языков. Книга «Человек в поисках смысла жизни» считается в Америке одной из 10 самых влиятельных книг.

В 1992 году в Вене был учрежден Институт Виктора Франкла. Сегодня институт продолжает служить центром мировой сети научно-исследовательских и учебных институтов и обществ, которые занимаются распространением его идей и терапевтической системы Логотерапии и экзистенциального анализа. Франкл мирно ушел из жизни 2 сентября 1997 года в возрасте 92 дет. До конца своих дней он оставался творческим, продуктивным и эмоциональным человеком. Само его присутствие волновало людей и помогало им. Действительно, психолог Джеффри Цайг, которому выпала честь быть знакомым с Франклом и его семьей, нашел подтверждение своих впечатлений о влиянии Франкла в словах Альбера Камю из его книги «Первый человек»: «Есть люди, которые служат оправданием этого мира, которые помогают другим просто тем, что они есть». Виктор Франкл, несомненно, был именно таким человеком.

Наследие смысла

Влияние исключительной жизни и творчества Виктора Франк-ла очень глубоко. Одни только произведения оказывали сильное воздействие на людей на протяжении всей жизни. Преподаватели, студенты, религиозные деятели (в том числе, Папа Павел IV), политики, философы, психологи, психиатры и миллионы других, которые искали смысл в своей жизни, испытали в значительной степени влияние произведений Виктора Франкла. Тем не менее он оставался скромным человеком, нисколько не заинтересованным и том, чтобы привлекать к себе всеобщее внимание.

Он был источником вдохновения также для тех людей, которые проводили жизнь в тяжкой борьбе. Например, для одного молодого человека из Техаса, 17-летнего Джерри Лонга, который был парализован после автомобильной аварии. У него были парализованы руки и ноги, и он мог печатать на компьютере только карандашом, который держат зубами. Но мечтал стать психологом, потому что любил людей и хотел помогать им. Он написал Франклу после того, как прочитал книгу «Человек в поисках смысла», заметив, что его испытания кажутся ему гораздо менее суровыми, чем те, которые пришлось пережить Франклу и его товарищам.

Каждый раз, когда Джерри перечитывал книгу Франкла, он открывал в ней новый смысл. Он говорил: «Я страдаю, но знаю, что без этого страдания был бы невозможен тот прогресс, которого я достиг».

Когда он наконец лично познакомился с Виктором Франклом, то сказал ему: «Авария сломала мой позвоночник, но она не сломила меня»".

Вот слова Франкла: «Вам не обязательно нужно страдать, чтобы чему-то научиться. Но если вы не способны ничему научиться, когда испытываете страдание, над которым вы не властны, тогда ваша жизнь становится по-настоящему бессмысленной... То, как человек принимает свою судьбу, — то есть все то, что находится за пределами его власти, — может добавить в его жизнь более глубокий смысл. Он обладает полной властью выбирать свое отношение к этой судьбе»7.

В нацистских лагерях смерти Франкл видел людей, которые ходили по баракам и утешали других, отдавая им последний кусок хлеба. «Возможно, их было мало, — писал он, — но и этого было достаточно для того, чтобы убедительно доказать: у человека можно отнять все, кроме одной веши, последней из человеческих свобод — свободы выбора своей позиции в каждой данной ситуации, выбора своего собственного пути»8.

Это заявление, наверное, одно из самых часто цитируемых высказываний при ссылках на работы Франкла. Сенатор США Джон МакКейн воспринимал свое собственное выживание во вьетнамской тюрьме, где он находился семь лет, как результат, в значительной степени полученный благодаря тем знаниям, которые он приобрел из опыта и учения Франкла. В доказательство этого сенатор начал свою книгу «Вера моих предков» (1999) с этой цитаты Франкла.

Произведения Франкла очень часто и охотно цитируют. Автор бестселлера Стивен Р. Кови, который написал книгу «7 привычек высокоэффективных людей», испытал особенное влияние мировоззрения Франкла. Ссылаясь на опыт Франкла, который тот пережил в лагерях смерти, в книге «Сначала — главное: жить, любить, учиться, оставить наследие», Кови и его соавторы цитировали следующий отрывок из книги «Человек в поисках смысла жизни»: «...Единственным важным фактором, он понял, было ощущение будущей задачи, это непреодолимое убеждение тех, кому довелось выжить. Они должны выполнить важную миссию, они обязательно должны выполнить эту работу»9.

Несомненно, Виктор Франкл оставил богатое наследие. Своей жизнью и творчеством он напоминает нам, что у всех нас есть важная работа, которую мы должны выполнить, что все, чем мы занимаемся, очень важно и что во всем, что мы делаем, всегда есть смысл.

МОМЕНТ СМЫСЛА. Вспомните ситуацию на работе, в которой вы ошуща себя несвободно (возможно, вы и сегодня находитесь в такой ситуации). Возможно, у вас нет свободы выбора или полномочий разрешить ее так, как вы хотели бы. Что в этом случае вам делать? Каков, иными словами, ваш план бегства? Если вы сейчас анализируете эту ситуацию, какие уроки вы из неё извлекли бы? Что хотели бы сделать иначе?

Каково ваше видение той работы, которой вы на самом деле хотите заниматься?

ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗМЫШЛЕНИЯ

Вспомните все трудности, с которыми вы сталкивались в своей профессиональной жизни. Как мог бы опыт Франкла, который он получил в лагерях смерти, помочь вам преодолеть эти трудности?

3. Лабиринты смысла

Я хотел бы подчеркнуть, что истинный смысл жизни заключается в том, чтобы быть открытым для других людей, а не для самого себя, как если бы наше «я» представляло собой закрытую систему.1

В эпизоде популярной телевизионной комедии «Фрейзер» главный герой Фрейзер Крейн получает сообщение, что ему присуждают пожизненную награду за его деятельность как врача-психиатра и ведущего ток-шоу на радио. Накануне церемонии награждения он спрашивает совета у своего наставника по психиатрии, потому что он волнуется и его обуревают противоречивые чувства, связанные с получением этой награды. Однако гораздо важнее его беседа с наставником, которая обнаруживает, что Фрейзер чувствует себя опустошенным, несмотря на все свои выдающиеся достижения. На церемонии награждения его вступительное слово, удивительно краткое, заканчивается экзистенциальным вопросом: «...теперь что мне делать всю оставшуюся жизнь?» В этом вымышленном примере присутствует неподдельная озабоченность. Фрейзер достиг критической точки на своем жизненном пути. И, подобно блужданию в лабиринте, он не смог увидеть, куда двигаться дальше. Но лабиринт — это не загадка, которую нужно отгадать, это путь смысла, который надо пережить. Это извилистый путь, но в нем нет тупиков. Лабиринт имеет один вход и один выход. Когда мы идем по тропе, мы огибаем короткие и длинные кривые, иногда мы оказываемся на краю, иногда ходим по кругу. Мы никогда по-настоящему не сбиваемся с пути, но не всегда можем ясно видеть, в каком направлении идем. Иногда нам нужно остановиться и подумать. Иногда мы даже испытываем потребность отступить. Жизнь во многих отношениях похожа на лабиринт. В ней всегда есть центр, но наш путь ведет нас бесчисленными поворотами и изгибами. Иногда мы находимся в самом центре наших жизненных переживаний, иногда — на повороте, иногда мы делим наш путь с другими, иногда нет. Не важно, что именно происходит, мы всегда остаемся в этом лабиринте. В нем сосредоточен весь наш жизненный опыт — и нашей частной жизни, и нашей жизни на работе.

На месте древних лабиринтов были построены многие великие соборы. В Шартрском соборе во Франции лабиринт из 11 кругов на полу некоторые считают символом древнего паломничества в Иерусалим. Но лабиринт — это также метафора всего священного, что есть в нашей жизни. Благодаря своим извивам и поворотам его древнее пространство хранит все, что мы переживаем, — наши мысли и эмоции, физические тела и души, потери и приобретения, успехи и неудачи, радости и печали. Когда мы входим в лабиринт, мы несем наше бремя с собой. Когда мы размышляем или молимся в центре лабиринта, мы просим о милости, прошении и понимании. Когда мы выходим из лабиринта, нам легче, радостнее и мы опять готовы к жизненным испытаниям.

Так как я родом из Греции, меня давно привлекал Критский лабиринт, классический лабиринт из семи кругов, который был построен более 4000 лет назад. Некоторые полагают, что его создателя вдохновили существующие в природе спиральные формы. Но мое воображение занимал миф о Тезее, который вошел в лабиринт, чтобы сразиться с Минотавром. Ребенком меня влекло ко всему неизведанному. Я хотел попробовать найти свой путь по этим извилистым коридорам. Когда я вспоминаю об этом, то чувствую гармонию, которую не мог бы предугадать.

Более 30 лет назад меня познакомили с трудами Виктора Франкла. Даже когда моя работа круто менялась за эти годы, его учение о смысле всегда оставалось основой моей профессиональной деятельности. Когда в конце 60-х годов я служил в армии США, я видел, как жертвы войны — военные и гражданские — для того, чтобы исцелиться, нуждались в обретении смысла жизни. Когда в 70-е годы я работал в Чикаго в области психиатрии, я видел, как люди, больные шизофренией могли находить смысл в жизни и строить осмысленную жизнь без лекарств, хирургии или электрошока. В 80-е годы я осознал, насколько важно связать противоречия теории и практики бизнеса для настоящей жизни. В 90-е годы я начал понимать, что бизнес может действительно занять лидирующее положение в социальной и глобальной трансформации.

Лабиринт, который представляет собой моя жизнь, уводил меня от индивидуального к общему и обратно. Однако именно глубокая вера Франкла в имманентный смысл жизни постоянно была для меня источником информации и вдохновения, ведя меня все дальше по жизненному пути, все глубже — в поиски подлинного ее смысла.

Когда мы рассматриваем нашу жизнь на работе как лабиринты смысла, со всеми особенностями устройства лабиринта, о которых мы говорили ранее, мы с уважением относимся к нашей жизни, а также к нашей связи с другими людьми и внешним миром. Смысл есть во всем и повсюду. Это верно в отношении любой работы, будь то управление автобусом или крупной корпорацией.

Не так давно, когда я был на конференции в Новом Орлеане, мне посчастливилось познакомиться и разговориться с Уинсто-ном, водителем автобуса, которого специально нанимали для работы с участниками важных конференций. Для своих пассажиров Уинстон, по крайней мере сначала, был просто водителем автобуса, тем человеком, который гарантирует им надежную доставку из отеля в центр проведения конференции. С другой стороны, для Уинстона его пассажиры представляли собой лабиринт опыта, а также важный источник смысла в его работе и жизни.

«Добро пожаловать в Нолинс», — обычно говорил Уинстон, приветствуя каждого в своем автобусе. Помимо того, что он показывал те достопримечательности, которые считал интересными, он спрашивал пассажиров, есть ли у них какие-нибудь вопросы о городе, и охотно предлагал свои рекомендации, чтобы расширить их личный опыт. Он шутил, заставляя каждого смеяться, и мог даже увлечь всех пассажиров пением перед конечной остановкой. Потом он говорил: «Не забывайте свои вещи в автобусе». Словом, Уинстон превращал обычную поездку в незабываемое приключение.

Не каждый участник конференции, как вы можете себе представить, был готов к такому общению или ценил его шутки, приветствия или советы, предпочитая тишину, особенно рано утром. Но так как Уинстон проявлял искренний интерес к каждому пассажиру — кто они, откуда, чем занимаются, почему оказались в городе? — он устанавливал с ними контакт, который тоже был совершенно необычный. Его заинтересованность, искренность и способность общаться с другими добавляли к самой конференции новое измерение, которое было наполнено смыслом и запоминалось надолго.

Уинстон показывал, что он по-настоящему заботится о людях, что он находит смысл в случайных встречах со своими пассажирами, и он проявлял постоянный интерес к исследованию персонального лабиринта — своего внутреннего автобусного маршрута, занимаясь своей работой. В свою очередь, он находил более глубокий смысл в работе, и поэтому его работа тоже становилась более значимой для всех пассажиров его автобуса.

Любой руководитель компании или генеральный директор корпорации поступил бы мудро, следуя примеру Уинстона. Однако в корпоративной среде труднее находить в повседневной жизни моменты общения, которые несут в себе смысл. В итоге получается строгий начальник. Степени подчиненности в бизнесе или корпорации не располагают к ежедневной благодарности. Возможности выразить уважение друг к другу в моменты личного общения могут быть ограничены, однако они должны присутствовать. Начальнику, как и любому другому человеку, необходимо чувствовать, что его ценят, понимают и отвечают его требованиям. Необходимо активно искать возможность контактов в неформальной обстановке, за пределами офиса или зала заседаний. И даже когда успешные предприниматели уже ценят связь между своим внутренним миром и результатами своего бизнеса, не так просто соединить вместе эти два идеала. Это сложное полотно, подобное устройству лабиринта.

Для Тома Чэппелла, президента, генерального директора и соучредителя (вместе со своей женой Кейт) компании «Tom's of Main» умение найти согласие между своим призванием бизнесмена и своим духовным призванием было лабиринтом смысла, который продолжался более 30 лет. Это потребовало от него персонального проникновения в самые тайные уголки своей внутренней жизни, хотя все началось с чистой одежды и зубной пасты. Позвольте я поясню свою мысль.

60—70-е годы были свидетелями начала движения в защиту окружающей среды. Одной из первых проблем стали химические отходы, которые подвергали опасности здоровье почвы и в конечном счете нашу систему грунтовых вод, океаны и моря. В ответ на злобу дня Том Чэппелл создал «Clearlake», жидкость для стирки белья без содержания фосфата, которая была безопасна для окружающей среды как сама по себе, так и вместе с упаковкой. Затем была изобретена зубная паста «Tom's of Maine». Это был полностью натуральный продукт без сахара, который полезен для организма. Она продавалась в специальных магазинах здорового питания. В то время, чтобы купить такую пасту, вам нужно было обратиться именно в такой магазин, потому в обычных супермаркетах не было секций натуральных пищевых продуктов.

Эта паста символизировала экологическое движение. Зачем использовать сахар, чтобы чистить зубы, когда он вызывает кариес? Зачем разрушать окружающую среду, если вы не должны этого делать? Том Чэппелл выработал свою собственную этику по отношению к окружающей среде и непосредственно применил ее на практике — в своем собственном бизнесе, как в самом продукте, так и процессе его приготовления. С 1970 года компания стала процветающей. Она создала капитал, репутацию с помощью своего главного брэнда — зубной пасты, а также ополаскивателей для полости рта, зубных нитей, дезодорантов, мыла, шампуня, крема для бритья, противоотечных средств, тоников и экстрактов трав, сделанных из натуральных ингредиентов, в экологически безопасной упаковке. Сейчас вы можете все это купить в ближайшем супермаркете.

Однако 30 лет — это большой срок, и люди меняются. Изменился и Том Чэппелл. В середине 80-х перед ним возникла дилемма: он должен был определить направление и задачу своей компании и своей жизни. Будет ли его компания чисто коммерческой, или он будет осуществлять какую-то иную деятельность, используя те доходы, которые ему приносит компания? И была еще одна, более неотложная задача: определить смысл своей жизни. Он чувствовал призвание стать священником и решил оставить компанию и пойти в семинарию.

Это был его лабиринт смысла, который требовал больших доз этических и персональных решений. Его бизнес поразительно вырос. Необходимость наращивать прибыль, добиваться практических результатов подкреплялась ментальностью новых профессионалов, которые пришли на работу в его компанию. Некоторые из них даже хотели, чтобы он добавил сахарин в свою зубную пасту, чтобы она была более приятной для основного контингента покупателей. Его первоначальная идея использовать только натуральные компоненты столкнулась с необходимостью идти на компромисс ради роста прибыли компании. Он больше не ощущал, что компания разделяет его убеждения и ценности. Эта ситуация все меньше и меньше удовлетворяла его. Он начала искать другой источник вдохновения.

В 1988 году он записался на неполный день в Гарвардскую школу богословия. Следующие три года он два с половиной дня в неделю проводил в Кеннебунке, штат Мэн, управляя компанией, а оставшуюся часть недели учился в школе в Кембридже, штат Массачусетс. В Гарварде он изучал труды великих моралистов и религиозных философов и пытался применить их идеи в бизнесе в целом, и в своей компании в частности.

Он испытал влияние произведений Мартина Бубера, опередившего время еврейского философа, который доказывал, что мы имеем две противоположные позиции по отношению к другим, которые ведут к созданию двух различных типов отношений. Это позиция «я—оно», когда мы обращаемся с другими людьми как с объектами и ожидаем какой-то выгоды от каждых отношений. Другая позиция — это отношения «я—ты». В этом случае мы относимся к окружающим с уважением, дружбой и любовью. Иными словами, мы либо смотрим на окружающих как на объекты для получения нашей эгоистической выгоды, либо относимся к ним с уважением и совершенно бескорыстно. Том Чэппелл быстро понял, что он и его жена Кейт инстинктивно управляли компанией по второму принципу, а его профессиональные менеджеры строят свои отношения с людьми по первому принципу.

На него также оказали глубокое влияние произведения американского философа XVIII века Джонатана Эдвардса. Он считал, что индивидуальность человека проявляется не в том, что он отделяет себя от других, а в том, что он вступает с другими в отношения и контакты. Управляя своей компанией с такой точки зрения и воспринимая ее не просто как частную компанию, но как коллектив, в котором существуют непосредственные отношения между сотрудниками, клиентами, поставщиками, финансовыми партнерами, правительственными чиновниками, обществом и даже самой нашей планетой.

Представление Чэппелла о своей компании не только как о деловой организации, но и как о социальной и моральной общности, выросло в более глубокое отражение его духовных представлений, которые, в свою очередь, укрепили его связь с внешним миром. Его бизнес продолжает оставаться успешным в самом широком смысле слова — он приносит ему моральное удовлетворение и волю к смыслу, а также конечный результат. Компания «Tom's of Maine», основанная на юношеских идеалах Чэппелла, теперь представляет собой его зрелое служение. Действительно, следуя идеалам Виктора Франкла, ее можно описать как духовное служение смыслу.

Но смысл можно найти в любом моменте жизни. Уинстон, водитель автобуса, успешно реализовал свои духовные потребности в повседневной работе. Он добился этого благодаря тому, что смотрел на каждого пассажира своего автобуса и на каждый момент общения с ними как на возможность установить контакт и выразить свое понимание. Хотя эти люди прошли по его жизни всего лишь на мгновенье, он находит смысл в этом опыте случайных встреч с другими на своей работе. Том Чэппелл, неортодоксальный корпоративный управленец, приносит смысл в свой мультимиллионный бизнес благодаря тому, что поддерживает постоянную связь со своими сотрудниками и исповедует творческий подход к своим традициям, продуктам, которые он выпускает, и к тому миру, в котором он живет.

На рабочем месте мы можем либо выбрать активный поиск и обретение смысла, либо можем рассматривать нашу работу как нечто внешнее по отношению к нашей «реальной» жизни. Если мы выбираем последнее, то обманываем самих себя и лишаем огромного пласта жизненного опыта. Даже когда мы думаем, что ненавидим свою работу, и надолго перестаем устанавливать связь между нашим внешним и внутренним существованием и искать более глобальное отношение к смыслу, мы можем получить награду. Вопрос, разумеется, в том, хотим ли мы установить такие полные смысла отношения? Что, если у нас нет того мощного движения, как у Тома Чэппелла, или такой страстной натуры, как у шофера Уинстона? Что, если мы заняты самой обычной, скучной работой?

Наша первая задача — перестать жаловаться. Если мы честные люди, то знаем, насколько нам может быть приятно пожаловаться на что-то или кого-то. На самом деле, еще больше нам нравится, когда у нас самих есть что-то, на что мы можем пожаловаться. Мы часто создаем смысл тем, что жалуемся. Это может дать нам ощущение мгновенного удовлетворения, но в конечном счете подрывает целостность нашего опыта, лишает смысла и нашу работу, и наше отношение к ней. Это не означает, что не нужно иногда жаловаться, может быть, даже позволить себе поныть, говоря о своей работе. Я имею в виду, что мы должны четко понимать, когда и почему мы жалуемся. Мы делаем это для того, чтобы получить минутное облегчение? Или мы просто начали негативно воспринимать свою работу?

Все мы знаем людей, которые всегда негативно отзываются о своей работе, не так ли? Возьмем в качестве примера Бобф, который много лет работает в финансовой индустрии. За это время у него было много моментов карьерного успеха, он занимал ключевые руководящие посты в нескольких банках, в том числе должность президента. Однако его лабиринт смысла на работе был полон сложных поворотов и изгибов, и он редко, если вообще когда-нибудь, позитивно и оптимистично относился к своей работе и, косвенно, к своей жизни. Как следствие, Боб непрерывно жалуется на свои обязанности, коллег, клиентов, окружение и на каждый аспект своей жизни на работе. И если обсудить его жизненный опыт, пройдя по лабиринт смысла его работы, проследив его карьеру, мы не услышим ничего, кроме рассказов о несчастьях, неприятностях и отчаянии. В отличие от персонажа романа Виктора Гюго «Отверженные» Жана Вальжана, на сегодняшний день создается впечатление, что Боб не может (или не хочет) удовлетворить свой потенциал смысла из-за того, что он в значительной степени негативно настроен по отношению к своей работе и постоянно жалуется.

Жалобы на свою тяжелую работу, которыми вы обмениваетесь со своими коллегами, когда идете попить воды, или организация в офисе клуба нытиков и вечно недовольных может создать обстановку товарищества, но она не несет никакого смысла — ни для нас самих, ни для окружающих. Мысль, что наша работа не приносит нам ни удовольствия, ни удовлетворения и не должна быть таковой, оказывает огромные негативные последствия на нашу способность привнести в работу смысл. Когда мы делаем постоянные жалобы своей привычкой, мы делаем привычкой бессмысленность.

Задолго до этого мы так глубоко погружены в наши постоянные жалобы, что всякая возможность увидеть в трудовом опыте важную насыщенную часть нашей жизни исчезает. Вместо того, чтобы тратить время на поиски смысла мы тратим его и сосредоточиваем свои усилия на бессмысленности. Поэтому прямо сейчас спросите у себя, зачем вы жалуетесь и, главное, какие выгоды вам это дает.

Помните также о том, что великий карнавал жалоб — это вовсе не праздник. Это повальное увлечение депрессией и стремлением быть несчастными. Наши жалобы снижают ценность нашего опыта — как на работе, так и в личной жизни. Когда мы жалуемся, мы разобщаемся. Когда мы жалуемся, мы ставим предмет наших жалоб как ширму между нами. Мы увековечиваем нашу старинную общность принесения себя в жертву и своей беспомощности. Но когда мы тратим время на то, чтобы поговорить о наших страхах и опасениях, о нашей реальной жизни, то соединяемся на более глубоком подлинном уровне. Когда нас связывает эта более глубокая человечность, мы создаем новую общность поддержки и возможности. Именно эта поддержка питает нас гораздо больше, чем жалобы коллегам за стаканчиком холодной воды.

Когда мы надолго прекращаем этот вид подлинной связи, мы не можем избежать смысла. Он ожидает нас везде, около каждого крана для воды, автомата с кофе, в каждом лифте, в нашем уютном жилище, в такси, конференц-зале и комнате для корпоративных собраний. Когда мы пропускаем смысл в нашей жизни на работе, мы не можем не стать пленниками наших мыслей — заключенными в нашем собственном внутреннем концентрационном лагере.

Виктор Франкл извлек из глубины отчаяния смысл. Он не должен был создавать его. Он был там и ждал своего часа. Так же происходит и в нашей жизни на работе. Когда мы открыты смыслу, когда мы надолго перестаем оценивать себя и других на работе осмысленными способами, мы сразу же повышаем качество нашей собственной жизни, а также жизни тех, кто вокруг нас.

Это не означает, что мы отрицаем проблемы, наше горе, наши тревоги и начинаем смотреть на мир с позиций неисправимого оптимиста. Наоборот. Франкл хорошо знал по своему опыту в нацистских лагерях смерти смысл неизбежного страдания. Он также знал очень темные стороны человеческого поведения и одновременно — очень яркий свет человеческой возможности. Он нес осознание обеих возможностей, и это углубляло его гуманизм и рождало в нем глубокую и твердую веру. Он видел, как люди возвышаются над самыми унизительными обстоятельствами и предлагают все, что могут, другим. Он видел проявление духа в повседневной жизни, каждую минуту.

Конечно, мы все знаем великодушие и милосердие, те моменты, когда кто-то говорит или делает правильные вещи, предлагает нам наличие того, что нам нужно, чтобы видеть вещи более ясно, почувствовать утешение в трудное время. Итак, когда так много времени мы проводим на работе, не может ли и там иметь место такое проявление внимания друг к другу?

Наша жизнь предлагает нам лабиринт смысла, и то же самое делает наша работа, что не всегда очевидно. Жизнь и отношения раскрываются постепенно, они меняются. Иногда мы включаемся в данный процесс. Иногда мы меняем наши обстоятельства и начинаем заново. Это верно как в нашей работе, так и в частной жизни. Опять же, это часть лабиринта нашей жизни. Мы в пути, и он ведет нас через многие превратности судьбы и удачи, боли и удовольствия. Именно такой путь формирует нас, обнаруживает наши страхи, проверяет нашу храбрость и ведет нас к этому самому моменту. По священной тропе нашей индивидуальности не пройдет никто, кроме нас.

Пока движешься по лабиринту, — нелегкая задача, следовать с достоинством по этому пути. Однако не важно, какова система наших убеждений или даже то, имеем ли мы ее вообще. Уважать наш собственный жизненный путь очень важно, если мы стремимся узнать подлинный смысл в нашей жизни. И только когда мы знаем этот смысл, мы можем узнать и смысл в нашей работе. Наша воля к смыслу, а не наша воля к удовольствию или наша воля к власти — вот что освещает наш путь истинной свободой. Это чрезвычайно важное отличие, которое мы делаем, когда исследуем пути, по которым проносим нашу волю, чтобы создать опору в жизни и работе. В окончательном анализе мы свободны выбирать наши реакции на все, что происходит в жизни, в том числе на те вещи, которые происходят у нас на работе. Это бьет в самую главную точку учения Франкла и является основанием того базового принципа, который будет исследован в следующей главе.

МОМЕНТ СМЫСЛА. Вспомните ситуацию на работе, в которой вы столкнулись с глобальным решением изменить направление {это может быть даже вашей сегодняшней ситуацией). Возможно, вы столкнулись с боссом или коллегой, который выразил недовольство вашим стилем или методом выполнения работы. Или, может быть, вы сами оказались перед какой-то этической дилеммой или серьезным конфликтом, которые вынудили вас некоторым образом изменить направление. Что вы сделали, случись это в реальности? Когда вы сейчас думаете об этой ситуации, какой урок вы из нее извлекли? Что бы вы сделали по-другому?

Вопрос о смысле: Как вы справляетесь с негативными ситуациями и традиционными жалобами на рабочем месте?

ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗМЫШЛЕНИЯ

Как могла бы метафора лабиринта помочь вам найти больше смысла и удовлетворения в работе? Подумайте о том, как вы могли бы использовать эту метафору в конструктивном плане с вашими коллегами или сотрудниками.

4. Учитесь свободно определять свою точку зрения

У человека можно отнять все, кроме одной вещи, последней из человеческих свобод — свободы выбора своей позиции в каждой данной ситуации, выбора своего собственного пути1

Была почти полночь. Пора было записать свои последние мысли, до того как мрак окутает его. Всего через несколько мгновений погаснет свет и его комната больше уже не будет «кабинетом писателя». Она станет суровой темницей. В течение почти двадцати лет это был его дом, его офис и его темница. Но даже когда она знал, что вероятность увидеть реальную свободу крайне мала, он оставался верен своим базовым ценностям и жизненным целям. Он написал несколько рукописей, оставаясь в контакте со своими близкими, и сохранял стойкий оптимизм. Его несгибаемый дух одержал победу.

С огромной гордостью я могу сказать, что он — мой дяди, генерал Стилианос Раттакос. патриот Греции, который служил своей стране как военный офицер и политическим лидер в самые смутные времена современной греческой истории. Мой дядя Стелиос ответственен за установление военного режима в Греции в 1967 году. Он служил на разных должностях, в том числе был вице-президентом страны, пока в 1974 году к власти не пришло другое правительство.

Из-за своей роли в известных исторических событиях и участия в так называемой «греческой хунте», он был обвинен в государственной измене и заключен в тюрьму. Слава богу, ему была оказана огромная поддержка как человеку и патриоту и в конце концов его роль в истории страны была переосмыслена. В 1995 году он был освобожден и смог наконец поделиться своей историей.

Как и всемирно известные Виктор Франкл, Нельсон Мандела. американский сенатор Джон МакКейн и деятель Бирмы Аунг Санг Суу Чи — наряду с другими людьми, неизвестными храбрыми и попавшими в тюрьму за свою борьбу, — мой дядя вынужден был понять более глубокий смысл слова «свобода» даже тогда, когда он утратил свои личные свободы и испытал унижения. Иными словами, будучи физически несвободен, он полагался на свои поиски смысла, для того чтобы приобрести иную свободу — внутреннюю. Это позволило ему выжить в этом долгом мучительном испытании.

История Нельсона Манделы также служит освещению дилеммы между личной свободой и тюремным заключением. В тот день, когда Мандела был освобожден из заключения, Билл Клинтон, в то время губернатор Арканзаса, смотрел новости по телевизору. Он быстро позвал своих жену и дочь и сказал: «Вы должны это увидеть, это исторический момент». Мандела вышел, и Клинтон увидел краску гнева на его лице, когда тот посмотрел на наблюдающих за ним людей, потом это выражение исчезло.

Позже Клинтон стал президентом США, а Мандела — президентом Южной Африки. Два лидера встретились, и Клинтон рассказа,! ему о своем наблюдении, сделанном во время просмотра новостей об освобождении Манделы. А так как Мандела всегда был примером миролюбия и ему чужд был дух мщения и негативизма, президент Клинтон искренне попросил его объяснить тот приступ гнева. «Да, вы правы. Когда я был в тюрьме, сын охранника проводил изучение Библии, и я посещал эти занятия. В тот день, когда я вышел на свободу и увидел людей, приступ гнева овладел мной при мысли, что они украли двадцать семь лет моей жизни. Затем дух Христа сказал мне: «Нельсон, хотя ты был в тюрьме, ты оставался свободным, теперь, когда ты свободен, не становись опять заключенным»2.

Невозможно и нет смысла сравнивать те пути, которыми каждый из этих людей прошел через немыслимые испытания. Но в самой сущности они являются реальными представителями человечества, которые перенесли реальные страдания. И каждый из них по-своему одержал победу. Этих людей заставили, каждого при своих собственных ужасающих обстоятельствах, найти смысл во время их жизни в тюрьме. Лишенные множества свобод, которые мы считаем само собой разумеющимися, они тем не менее обладали единственной свободой, доступной человеку, заключенному в тюрьму, — свободой выбирать свою позицию в реакции на жизненные обстоятельства. Франкл называл ее «последней из человеческих свобод».

Свобода выбора принадлежит нам, и только нам, в каждом аспекте нашей жизни. Однако выбор может быть трудным, даже когда жизнь сравнительно безопасна и ощутимо «свободна». В некотором отношении, мы все боремся с вещами, которые находятся за пределами нашего контроля. Подведение их под свой контроль, даже если контроль только в плане нашей позиции по отношению к ним, — это именно тот момент, когда наша свобода принимает форму независимо от обстоятельств.

Кристофер Рив имел все. Вдобавок к раннему успеху на Бродвее, его знал весь мир благодаря главной роли в фильме «Супермен». В 42 года его жизнь была полна безграничных возможностей, а карьера — блестящей. Он действительно жил полной жизнью, с удовольствием и со страстью познавая многообразные проявления жизни. Прекрасный спортсмен, Рив обожал ходить под парусом и был отличным наездником, лыжником, конькобежцем и игроком в теннис.

Но в День Поминовения в 1995 году весь мир, затаив дыханье, следил за тем, как этот выдающийся человек боролся за жизнь. Произошел несчастный случай: Рив упал с лошади. Он сломал шею и не мог ни двигаться, ни дышать. Человек, который был Суперменом, стал вдруг парализованным. Но он писал в своей ставшей бестселлером автобиографии, справедливо названной «Это все еще я»: «Я думаю, что герой — это обычный человек, который находит силу выстоять, несмотря на чрезвычайные обстоятельства».3 Так продолжается история реального Супермена.

Спустя годы после этого случая Рив не только выжил, но добился успеха, борясь за себя, за свою семью и за тысячи людей, получивших травму позвоночника, в США и по всему миру. Спустя всего десять месяцев после травмы Рив выступил в ток-шоу Ларри Кинга и сказал: «Я счастливый человек. Я могу свидетельствовать перед Конгрессом. Я могу собирать деньги. Я могу поднять уровень понимания»4. Важно, что Кристофер Рив доверял своей жене и троим своим детям, которые быстро вывели его из состояния первоначального чувства безнадежности. «Вы занимаетесь теми вещами в жизни (спорт, кино и т. д.), которые не являются смыслом существования, — говорил он. — У меня всегда были хорошие отношения в семье. Сейчас они идеальные. Вот почему я могу честно сказать, что мне повезло». Он продолжает:

Когда происходит катастрофа, вы так легко начинаете жалеть самого себя, что не видите никого вокруг. Но выход из этого в ваших отношениях с людьми. Выход из несчастья в том, что надо сосредоточиться на потребностях вашего малыша iuu на том, что нужно другим людям, живущим рядом с вами. Это очень трудно сделать, и иногда вам нужно заставить себя. Но именно это ответ на вопрос, как не погибнуть, по крайней мере, я нашел именно такой ответ5.

Как мы видим в случае с Кристофером Ривом, он развивал свою свободу, чтобы выбрать свою позицию по отношению к жизни и работе, которая дала ему возможность сделать смелые шаги. Он смог противостоять непредвиденным переменам на своем жизненном пути. Делая это, он смог сделать больше, чем просто справиться со своим личным страданием и потерей. Развивая у себя свободу выбора, Рив раскрыл свой потенциал для самоисцеления и путь к подлинному смыслу, который мог бы остаться незамеченным. Он также смог напомнить нам, что «жизнь — это не то, что дается как нечто само собой разумеющееся, но то, что надо прожить с полной отдачей, любознательностью и благодарностью»6.

В самых трудных жизненных ситуациях проверке подвергаются наша устойчивость и способность с ними справляться. Однако, чтобы эффективно научиться свободе, мы должны суметь увидеть любую данную ситуацию с разных выигрышных точек зрения. Мы должны знать, кто мы, и быть достаточно гибкими и смелыми, чтобы осуществить, если необходимо, какие-то перемены, даже если придется отойти от привычных для нас представлении о «нормальном».

Ответственность за выбор своей позиции лежит целиком и полностью на нас. Ее нельзя переложить на кого-то другого. Я много раз говорил об этом разным корпоративным и правительственным клиентам, особенно в тех случаях, когда сотрудники, включая руководителей и менеджеров, проявляли тенденцию жаловаться на свою работу, и ругать ее, не намереваясь что-либо изменить. Мне это напоминает один мультфильм, в котором показано, как люди собрались на совещание («Часть проблемы»), потому что он иллюстрирует абсурдный уровень того, каким ограниченным и негативным может быть наше мышление. Мы прославляем нашу свободу выбирать свою позицию на работе только тогда, когда решаем уйти от того, чтобы быть частью проблемы, к тому, чтобы стать частью ее решения.

В нашей частной жизни также не работает такой подход — ждать, что решения появятся каким-то волшебным образом. Вы должны сами стать частью этого решения. Тренер НБА Фил Джексон в своей книге «Священные кольца» предупреждает, что нужно помнить: лучший способ реализовать свои мечты — заставить себя проснуться! Иными словами, быть частью решения означает действовать.

Благодаря жизненному опыту и тем усилиям, которые мы вкладываем в сной рост и развитие, наш диапазон умения справляться с трудностями обычно обязательно меняется со временем. Мы вкладываем что-то в самих себя — посредством таких вещей, как тренировка или консультирование, и процент по этим инвестициям — обновленная эффективность в умении справляться с жизненными ситуациями.

Если нет 100% уверенности, что меня убьют здесь, на этом месте, и я никогда не выживу в концентрационном лагере последнюю часть моей жизни, если нет этой гарантии, я отвечаю за свою жизнь с этого момента в том смысле, что я могу использовать малейший шанс выжить, игнорируя великую опасность, которая меня окружает. Она была во всех лагерях, через которые я прошел. Фактически, в тот момент я принял не механизм приспособления, а принцип приспособления и отдался ему7.

Не прими Франкл он этот постулат выдержки и выживания во время своего пребывания в Освенциме, он. вероятно, не смог бы придерживаться своего оптимистического и страстного взгляда относительно шансов выжить. Выбирая свою фундаментальную позицию, которую он назвал «принципом приспособления», он сделал механизмы этого процесса в своей психиатрической практике более осмысленными и эффективными. Его решение найти смысл в отчаянных обстоятельствах дало ему способность действовать как от собственного имени, так и от имени других.

Какие уроки мы можем извлечь из опыта Франкла? Подумайте о трудных ситуациях в вашей жизни, в которых ваша позиция играла определяющую роль в том, насколько хорошо вы с ними справились. Подумайте о механизмах преодоления, которые были в вашем распоряжении. Вы предпочли использовать их? Почему «да» или почему «нет»? Насколько эффективны вы были в преодолении этой ситуации? Теперь задайте себе более фундаментальный вопрос: что руководит вашими способностями к преодолению? Какой принцип или принципы лежат в основе вашего решения, принятого в сложных и тяжелых обстоятельствах? Может быть, сложно озвучить эти глубокие идеалы и ценности в вашей жизни. Если сразу же вам на ум не приходит ничего определенного, запишите ваши первоначальные мысли по этому вопросу, чтобы позже использовать их для оформления более полного ответа.

Подумайте также о тех временах, когда вы наблюдали за людьми, которые были ведомы своими навыками преодоления препятствий в трудных ситуациях, принятия решений. Я уверен, вы сможете узнать случаи экстраординарной решимости среди ваших коллег, членов семьи и друзей. Хотя эти ситуации, вероятно, не были столь катастрофическими, как у Виктора Франкла, они все же представляли собой тяжелые испытания, которые нужно было преодолеть или пережить.

На рабочем месте ясно, что некоторые люди могут справляться со своими повседневными делами легче, чем другие. Уменьшение корпорации, слияния и приобретения, новые технологии, карьерные или профессиональные перемены и травмирующая ситуация безработицы — все это является частью нашей трудовой жизни. Все мы можем рассказать истории, которые иллюстрируют многие способы, которыми люди реагируют на эти проблемы. При окончательном анализе самые способные, ответственные и устойчивые личности принимали, осознанно или неосознанно, принцип приспособления и навыки преодоления, которые руководили ими и вели их в направлении осмысленного решения.

Когда мы выбираем нашу позицию в свете того, что я назвал бы истинным оптимизмом, у нас реально есть три варианта: 1) мы выбираем позитивную позицию относительно текущей ситуации: 2) мы выбираем позицию, которая поддерживает форму креативной визуализации относительно того, что возможно; и 3) мы выбираем позицию, которая генерирует сильную потребность в действии, которое сделает возможное — реальным. Иными словами, быть подлинным оптимистом реально требует большего, чем просто позитивное мышление. Позитивные утверждения, как добрые намерения, не достаточны. Нам нужно увидеть возможности, которые могут произойти в результате нашего выбора позиции, и суметь почувствовать эмоцию или страсть за нашим выбором позиции, которые помогут нам актуализоровать такие возможности. Каждый из нас имеет свободу делать этот выбор, но поразительно, как часто мы им не пользуемся. Мы либо «выбираем» воздержаться от полноты ответственности за то, что должно быть нашим осознанным выбором, или выбираем, хотя и неосознанно, оставаться в плену наших мысленных стереотипов, которые больше не могут быть полезны для нашего блага. Короче говоря, мы становимся пленниками наших мыслей.

В моей работе я сталкивался с клиентами, сотрудниками, друзьями и членами семьи, которые придерживаются ортодоксальных представлений и тем самым ограничивают свою свободу. Они демонстрируют «власть негативного мышления» о данной работе или жизненной ситуации, уверяя, что они никогда не смогут увидеть лучшее будущее. Или они так глубоко погружаются в свой страх перед неизвестным, что он практически парализует их. Они действенно избегают любого риска. Конечная свобода выбирать свою позицию и свое будущее, не важно, насколько отчаянными могут быть irx обстоятельства, представляется им такой же чуждой, как и жизнь, в которой они могли бы быть по-настоящему довольны и счастливы.

На практике я видел много примеров, в которых организационные перемены приводили людей к потере работы. Вот один такой случай. У меня был друг Том, которого уволили из компании высоких технологий после многолетней безупречной службы. Хотя Том совершенно не был согласен с решением об увольнении и чувствовал, что его ценность не была ни признана, ни понята должным образом, он осознал, что у него нет иного выбора, как искать в своей жизни что-то новое.

По иронии судьбы, в прошлом Том много раз обсуждал возможность ухода из компании, но не мог подвести себя к необходимости самостоятельно принять это решение. И хотя был настроен позитивно по отношению к новой должности или новой работе, он не мог увидеть эти возможности. Он даже поделился со мной, что не видит себя на какой-то другой работе. Когда решение об увольнении стало наконец реальностью, то был вынужден изменить свою позицию.

«Большую часть времени, — говорил он. — мои мозг просчитывал варианты со скоростью 1000 миль в час. что само по себе совершенно великолепно. Может быть, неуверенность пробуждает в нас что-то лучшее».

Вынужденный сделать скачок. Том, изменив свою позицию относительно свободы, сумел изменить свою позицию относительно своего будущего. Теперь он комбинирует несколько возможностей, которые более глубоко отражают его темперамент, ценности и интересы. По иронии судьбы, понадобилось решение компании о его увольнении, чтобы он сумел увидеть возможность понимания своего смыслового потенциала, своей воли к смыслу.

Чтобы показать, что никогда не бывает поздно изменить свою жизнь к лучшему, позвольте рассказать вам еще одну историю. Это пример того, как свобода выбирать свою позицию может быть приобретена в ситуации на работе. Одна из моих добрых знакомых и коллег работает консультантом по творчеству, ей за восемьдесят. Подобно Виктору Франклу. Ребекка является еще одним источником вдохновения и прозрения, особенно для тех, кто намного моложе и сталкивается с переменой обстоятельств. Из-за серьезной травмы бедра Ребекка вынуждена была передвигаться в инвалидной коляске. Это сильно ограничивало ее возможности передвигаться, путешествовать и вообще вести активный образ жизни. Чтобы не впасть в отчаяние, она сохранила позитивное отношение к своей участи. Она визуализировала перепланированную рабочую ситуацию для себя и начала действовать, чтобы ее осуществить. Все это в возрасте 89 лет! Ребекка до сих пор консультирует отдельных лиц и организации, но относится с повышенным вниманием к работникам с ограниченными возможностями. Ее пример — это подлинный оптимизм, а не только позитивное мышление. Она овладела своей свободой, чтобы выбрать позицию в трудных обстоятельствах, и по-новому и творчески расширила свою жизнь.

Мы все обладаем этой последней свободой, но, опять же, каждый из нас должен сделать активный выбор, чтобы развивать ее у себя. Первые вопросы, которые вы должны задать себе в проблемной ситуации, следующие: Осознаете ли вы свою текущую позицию к данной ситуации? Вы готовы изменить ее? Это тонкий процесс, потому что часто мы, вероятно, не осознаем свою позицию по отношению к чему-то (или кому-то) и/или, возможно, не хотим обратиться к возможности изменить нашу позицию, не говоря уже о желании делать это, При таком настрое вот быстрое упражнение, которое может помочь вам справляться с такими трудностями, не только открывая новые возможности, но также помогая вам развивать свободу, чтобы выбирать свою позицию.

Для начала подумаем о ситуации на работе и в вашей личной жизни, которая была или остается особенно стрессовой, негативной и сложной для вас. Теперь сделайте глубокий вдох и запищите десять позитивных вещей, которые могли бы произойти — или произошли — в результате этой ситуации. Обратите внимание на любое сопротивление, с которым вы, вероятно, столкнетесь, чтобы сделать это (иногда легче оставаться глупым, самодовольным или правильным). Просто позвольте своему сознанию расслабиться и поиграть возможностями. Запишите первое, что придет вам в голову. Продолжайте развивать гибкость вашего воображения и временно откладывать суждение, перечисляя все, что приходит в ваше сознание, не важно, насколько глупыми, далекими или нереалистичными могут показаться ваши мысли. Почувствуйте полную свободу решать или определять, что означает для вас «позитивное».

После завершения списка внимательно посмотрите на него и позвольте позитивному стать возможным в вашей системе координат, касающихся данной трудной ситуации. Иногда это очень непросто сделать. Это требует отказа от старых способов мышления, боли, угрызений совести, разочарования, фрустрации, вероятно, даже горя и гнева. Но выравнивает игровое поле ваших возможностей для будущего. Опыт показал, что это упражнение открывает вам глубокий оптимизм, независимо от того, насколько драматичны обстоятельства.

В первый раз, когда меня познакомили с этим упражнением, мне дали следующую инструкцию: «Перечисли десять позитивных вещей, которые могли бы произойти, если бы ты сегодня умер». Я не привык к обсуждению, не говоря уже об исследовании, возможностей моей смерти и подумал, что упражнение совершенно абсурдное. Оказалось, что все совсем наоборот. На самом деле участники моей сессии, включая вашего покорного слугу, получили огромное удовольствие от упражнения, когда позволили себе свободу допустить это. Большинство из нас в конце концов смогли увидеть светлую сторону даже в чем-то таком катастрофическом, как собственная смерть. Наша групповая энергия резко возросла, и все мы получили возможность узнать новые вещи о себе, друг о друге и о часто запретной теме смерти. Я с тех пор использовал это упражнение с сотнями групп клиентов с подобным успехом.

Теперь, если вы можете найти что-то позитивное в своей собственной смерти, будет легко найти что-то хорошее, что можно сказать о ситуации на работе, в семейной жизни и т. п, не так ли? Мой многолетний опыт свидетельствует о том, что каким бы катастрофическим ни было событие на работе или в личной жизни, в конечном итоге в нем всегда есть что-то позитивное.

Позвольте мне поделиться с вами личным опытом, который, возможно, позволит вам прояснить, что я имею в виду. Много лет назад, когда я был еще преподавателем на полную ставку, рано утром я поехал в университет на занятия. Было чудесное спокойное утро, движение было совсем небольшое, и я наслаждался уединением, слушая по радио какую-то спокойную музыку. Я помню, как выехал на засаженную деревьями улицу с островком травы посередине, по обочинам которой стояло много машин. И вверх по улице, навстречу мне, ехал школьный автобус, единственный, кроме моей машины, транспорт в это утро. Вдруг я увидел, как без всякой видимой причины, автобус потерял управление и врезался в одну из припаркованных на обочине машин. Я не мог поверить своим глазам! Я сразу же остановился и помчался к автобусу — посмотреть, что я могу сделать.

Перед автобуса был помят, и я смог увидеть дым и почувствовать его запах. Пока я молился, чтобы кто-нибудь по соседству увидел аварию и позвонил 911, я вытащил водителя, молодую женщину, из автобуса и как можно бережнее понес ее на соседнюю лужайку. Я мог определить, что она ранена и, более того, потрясена тем. что случилось. Она начала плакать, говоря: «О, нет, что мне теперь делать? Я только что получила эту работу. Мои родители убьют меня». Все еще в ожидании кого-нибудь, лучше всего «Скорой помощи», которая могла бы помочь в данной ситуации, я был в замешательстве, что делать в этот момент. Я хотел успокоить молодую женщину. Не думая о реальных последствиях, я посмотрел ей прямо в глаза и сказал: «Давайте назовем десять позитивных вещей, которые есть в этой аварии». Я начал перечислять: 1) в автобусе не было детей: 2) никого не было в припаркованном автомобиле; 3) ни один автомобиль не взорвался и не загорелся; 4) рядом с ней оказался тот, кто пришел на помощь; 5) она жива и в сознании. К тому моменту, когда мы проанализировали всего лишь пять из десяти позитивных моментов, она начала улыбаться! Когда приехала скорая и я объяснил доктору, что мы делали, пока ждали машину, он сказал, что изменение ее позиции, по всей вероятности, спасло ее от шока.

Какой главный урок, который нужно извлечь из этой ситуации? Даже если вы не видите когнитивных или эмоциональных выгод в сохранении позитивной позиции по отношению к ситуации, с которой вы сталкиваетесь, будь то на работе или в частной жизни, пожалуйста, подумайте о психологических преимуществах. Одно из реальных свойств позитивного мышления в том. что оно полезно для вашего здоровья!

Вот некоторые вопросы по поводу работы, которые возникали при ряде обстоятельств:

• Назовите десять позитивных вещей, которые случились бы, если бы вы потеряли работу сегодня.

• Назовите десять позитивных вещей, которые произошли бы, если бы ваш отдел был сегодня закрыт.

• Назовите десять позитивных вещей, которые произошли бы если бы остановился конвейер.

• ...если бы вы работали вместо 5 дней по 8 часов 4 дня по 10 часов.

• ...если бы бюджет сократили на 20%.

Во всех этих ситуациях были свои плюсы, как в процессе, так и в результате. Прежде всего, все, кто принимал участие в обсуждении, признали, что они были свободны выбирать свою позицию и рассматривали ситуацию со многих разных перспектив. Во-вторых, не важно, насколько безвыходной была ситуация или условие, каждый признал, что в результате могло получиться что-то позитивное, даже в тех ситуациях, которые сначала кажутся

смешными. Кроме того, при ответе на эти вопросы резко возросла позитивная энергия среди отдельных людей, особенно в рабочих группах или командах. Разнообразные возможности посмотреть на ситуацию или состояние в новом свете возросли, как возросли и сами возможности разрешить сложные дилеммы. Посредством этого упражнения участники научились эффективному способу освобождать себя, по крайней мере частично, от созданной для самого себя мысленной тюрьмы.

Прежде чем идти дальше, позвольте мне поделиться с вами уникальным применением упражнения «Десять позитивных вещей» на рабочем месте. Речь идет о тренинге для клиентов, который я проводил на Аляске с Национальной службой лесов. В конце первого дня двухдневного тренинга я подслушал комментарии одного in участников, настоящего мачо. Пола, который не проявил совершенно никакого интереса к занятиям, и не считал, что они для него важны. Их познакомили с упражнением «Десять позитивных принципов» и они выполняли его в тот день, однако на Пола это не произвело впечатления.

На следующее утро, когда я снова пришел на занятия, я заметил, что Пол сидит рядом с двумя женщинами и они смеются и хихикают. Я спросил у него, что произошло, и он сообщил, что когда пришел домой вечером после тренинга, то был шокирован, узнав, что его дочь-подросток сделала пирсинг языка и теперь щеголяет с новым украшением во рту! Разозленный и расстроенный. Пол поссорился с женой и дочерью. Короче говоря, у него была ужасная ночь. Когда он пришел на тренинг утром с усталым и расстроенным видом, признался двум женщинам — участницам семинара в том, что случилось. Они сразу же попросили его назвать десять позитивных вещей, связанных с тем, что сделала его дочь. Работая вместе, они не только предложили много потенциальных позитивных моментов, которые можно найти в этом переживании, но также заняли совершенно новую позицию по отношению к ней и самому семинару! Действительно, все могло быть гораздо хуже с этой девушкой-подростком. Выполнение упражнения показало Полу перспективу и в конечном итоге помогло ему изменить свое отношение к ситуации.

Однако будучи чисто человеческим феноменом, свобода слишком человеческая. Человеческая свобода ограничена. Человек не свободен от обстоятельств. Но он свободен занять ту или иную позицию по отношению к ним. В этих пределах только от него зависит, стать ли ему жертвой этих обстоятельств и признать себя побежденным. Он может подняться над ними и, поступая так, открыть для себя человеческое измерение и войти в него. В конечном счете, человек не субъект для обстоятельств, которые противостоят ему. Скорее, эти обстоятельства — субъект для его решения. Осознанно или неосознанно, он решает, противостоять этим обстоятельствам или уступить им, позволить или нет этим обстоятельствам решить его судьбу/

В нашей жизни мы находим смелые ролевые модели, чтобы учиться на их примере, когда мы исследуем огромные просторы нашей собственной свободы. Многие являются публичными героями, которые пошли в историю или получили статус знамени-тостей. Другие есть среди наших друзей, родственников и среди нашего круга общения. Мой дядя Стелиос благодаря своему выбору, своем позиции воплощает для меня многие аспекты философии смысла Виктора Франкла. Хотя мы не можем быть абсолютно свободными от разнообразных обстоятельств пли ситуаций, которые противостоят нам — как на работе, так и в личной жизни, — важная вещь заключается в том, что мы можем выбирать, как реагировать на них, по крайней мере какую занять позицию. Согласно Франклу. это не только наше право как подлинных человеческих созданий, это сама сущность нашего бытия. Все. что мы должны сделать, — это сопротивляться искушению оставаться «пленниками собственных мыслей». Мы должны выбирать свободу, независимо ни от чего.

МОМЕНТ СМЫСЛА. Вспомните ситуацию из вашей жизни на работе, в которой вы осознанно реализовали свою свободу, чтобы выбрать свою позицию по отношению к ней. Возможно, вы столкнулись с трудным начальником или коллегой. Или, может быть, на работе произошли какие-то перемены? Каково сначала было ваше отношение к ситуации? Как оно изменилось? Что вы сделали (если сделали), чтобы изменить .эту позицию? Когда вы сейчас думаете об этой ситуации, какой смысл вы в ней видите? Что бы вы сделали по-другому?

Как вы поддерживаете позитивное отношение к работе или в отношениях на работе?

ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗМЫШЛЕНИЯ

Как может понятие Франкла «принцип приспособления» помочь вам найти более значительный смысл и удовлетворение в своей работе? Подумайте также о том, как вы могли бы использовать этот прием позитивным и конструктивным образом со своими коллегами или сотрудниками.

5. Реализуйте свои познавательные желания

Человек, осознающий ответственность по отношению к другому человеку, который с нетерпением ждет его, или к незаконченной работе, никогда не сможет впустую потратить свою жить. Он тает, «для чего» он живет, и сможет вынести практически любое «как».1

«Это будет неделя отдыха: поплаваем на яхте, поиграем в теннис, гольф, поедим и выпьем. Все, что мы хорошо знаем». — сказал бывший генеральный директор компании «Tyco» Денис Козловски. Его заявление было записано на видеопленку во время грандиозной вечеринки на 2 миллиона долларов по случаю дня рождения его жены, которую он устроил для нее на острове Сардиния в 2000 году. Отредактированная версия этой пленки была представлена присяжным во время процесса по делу о хищениях Козловски. Она послужила дальнейшим доказательствам того, что компания финансировала роскошный образ жизни своего бывшего генерального директора вплоть до его отставки в июне 2002 года. Увы, Зигмунд Фрейд был бы горд, потому что Денис Козловски продемонстрировал, что его теория «Принципа удовольствия», также известная как стремление к удовольствию, живет и побеждает в корпоративной Америке!

Разумеется, «Tyco» — не единственная крупная корпорация, которая в последнее время столкнулась с пристальным вниманием общества, а также с возмущением сотрудников правительственных регулятивных органов и судов из-за корпоративных скандалов. И Козловски — не единственный генеральный директор, который снискал себе столь одиозную славу. Не являются ли имена Кена Лея («Энрон»), Берни Эбберса («Уорлдком») и Марты Стюарт тревожным звонком? Интересно, что сушествуют веб-сайты, посвященные биографии таких печально знаменитых люден, даже для игры в карты. Они также ос вешают наиболее одиозные корпоративные скандалы, в которые эти люди были вовлечены. Многие из этих руководителей, следует отметить, пе столько интересны реализацией принципа удовольствия Зигмунда Фрейда, сколько реализацией воли к власти Альфреда Адлера (по его словам, «жажда превосходства»). Вы. возможно, помните, что Адлер был современником и в некоторой степени учителем Виктора Франкла.

Однако для Франкла и Фрейдовская воля к удовольствию, и Адлеровская воля к власти были проявлениями чего-то отсутствующего, которое наводило на мысль, что есть еще одно объяснение разным видам человеческого поведения, которое продемонстрировали названные здесь бывшие корпоративные идолы, По существу, потребность или стремление к удовольствию «а ля Фрейд» и непрерывный поиск власти «а ля Адлер» были прост попытками тщательно прикрыть, но не обязательно заполнить, отсутствие смысла в жизни этих людей. Или с другой стороны, так как их поиски смысла подверглись фрустрации по каким-либо причинам, они выбрали альтернативные пути — пути, основанные на допущении, что удовольствие и/или власть смогут каким-то образом заменить недостающее.

Только поиск смысла, говорил Франкл. может принести подлинное обогащение и удовлетворение, которые большинство людей желают получить от своей работы и повседневной жизни. И именно способность реализовать поиск смысла — нашу подлинную приверженность значимым ценностям и целям, которые мы можем реализовать и выполнить — направляет нас в поисках этого бесспорно человеческого потенциала. В отличие от Фрейда или Адлера, Франкл видит главную заботу людей в том, чтобы реализовать смысл и ценности, нежели просто удовлетворять и тешить свои инстинкты и желания.

Мы уже видели примеры людей, в том числе корпоративных лидеров, которые явно демонстрировали центральную важность поиска смысла в своей профессиональной жизни. И хотя эти люди также могут хотеть (или искать) удовольствий и власти, приоритетной мотивацией для их существования они не являются. Например, когда Билл Хьюлет и Дэвид Паккард создали свою компанию «Хьюлет-Паккард» и превратили ее из размешавшегося в гараже подразделения в одну из самых успешных в мире, именно совокупность значимых ценностей, которые известны как «Путь Хьюлет-Паккард», руководили ими в поиске и реализации их целей, в сотрудничестве друг с другом и в общении с потребителями, акционерами и другими людьми3.

Важно признать, что не все ценности изначально равнозначны. По мнению Франкла, реализация тех из них, которые связаны исключительно с удовольствиями и властью, не создала бы путь, ведущий к подлинному смыслу.

На этом фоне позвольте мне поделиться заявлением, которое сделал мне один правительственный служащий. Он определил ценности как «вещи, ради которых стоит жить». Иными словами, полагаясь на наш моральный компас или на то, что психолог и писатель Джеймс Хиллман называет «Кодекс души», мы можем открывать ценности, которые по-настоящему значимы и стоят того, чтобы к ним стремиться в нашей профессиональной и обычной жизни. Как мы увидим в этой главе, преданность отдельного человека (и организации) таким позитивным жизнеутверждающим ценностям бесспорно является манифестом поиска смысла, о котором писал Франкл!

Сколько из нас с нетерпением ожидали прекрасно спланированного отпуска и затем испытывали разочарование после его окончания? Как часто предвкушение удовольствия захватывает нас только для того, чтобы оставить неудовлетворенными после того, как это событие произошло? Нас манит именно ожидание удовольствия, само же оно мимолетно. Мы приземляемся простуженными в нашем раю. Нам звонит кто-то из членов семьи и сообщает о чем-то печальном, что полностью разрушает наши планы на романтический вечер. Наша дочь-подросток сделала вмятину на новом автомобиле, и он уже выглядит не идеально. Мы с волнением ожидаем, что купим много интересного во время похода по магазинам, но через неделю это ощущение проходит. Моменты истинного удовольствия приходят к нам, когда мы их не ждем. Это подарки, о которых мы не просим, моменты, которые превосходят наши планы, моменты, которые превосходят даже наше ожидание удовольствия.

Поиск власти в нашей жизни представляет собой параллель нашему поиску удовольствия. Это «где-то там». Власть над работниками, нашими начальниками, нашими клиентами, акционерами, детьми, над официанткой в ресторане или над служащим в магазине в лучшем случае иллюзорна, а в худшем случае — крайне разрушительна. Мы думаем, что можем обладать властью, но никогда не знаем этого наверняка. Даже если мы обладаем ею, в игре всегда есть противник, почва всегда колеблется, Наш поиск власти становится бесконечным — и безрадостным — предприятием, во многом напоминая Сизифов труд.

Несколько десятилетий назад, когда групповая терапия вышла на авансцену в движении самоанализа, одно упражнение особенно иллюстрировало принцип власти. Группу просили провести вместе некоторое время и выбрать лидера. После того как они обдуманно выбирали его, группу просили вернуться назад и выбрать человека, который был больше всех ответственен за выбор лидера. Это был лидер за лидером, который на самом деле и был реальным лидером. Когда власть — это игровая площадка, всегда есть другая власть, ожидающая в тени. Власть — это изнурительная игра, и как удовольствие, она скоротечна и всегда игрушка в руках невидимых сил.

Однако эти два принципа в жизни — власть и удовольствие — стали фокусом большого внимания и анализа в психотерапии, и использовались как платформа для разработки и управления как организациями, так и самой работой. Как мы уже обсуждали. отец психоанализа Зигмунд Фрейд делал решающим доводом принцип удовольствия. Альфред Адлер, известный также как основатель индивидуальной психологии, ставил во главу угла поиск власти. Огромная часть работы предпринята, чтобы дать нам характеристику с помощью этих принципов. Все это требует вступления в игру внешних сил.

Именно здесь, в огромном исследовании нашего внутреннего и внешнего мира, воля к смыслу, сформулированная Франклом, поднимается над этими принципами и отделяется от них. Поиск смысла приходит изнутри. Только мы сами можем найти, контролировать и реализовать его. Именно смысл поддерживает нас на протяжении всей нашей жизни, независимо от того, мало или много власти и удовольствия выпадает нам на этом пути. Важнее всего то, что смысл поддерживает нас в любом страдании и боли, которые мы должны выдержать.

В своей книге «Жизнь, полная катастрофы» Джон Кабат-Зинн пишет о поддержании связи с нашей первоначальной целостностью, независимо от того, какие вызовы угрожают нашему здоровью, благополучию и благосостоянию. Его книга исследует жизни многих людей, для которых смертельная болезнь стала опытом трансформации. Они не только строили отношения с другими людьми таким образом, который укреплял их в любви, принятии и прощении, но так же относились и к самим себе. Некоторые выжили и победили болезнь, другие нет. Но все они углубили свой опыт способами, которые наполнили смыслом как их жизнь, так и их смерть.

Когда мы тратим время и культивируем отношение к нашему первоначальному «я», весь наш опыт опирается на смысл. Это было верным для Франкла, когда он наблюдал поведение заключенных в нацистских концентрационных лагерях. Это было верным для тех. кого интервьюировал Кабат-Зинн в своей книге. И это верно для любого, кто пережил трагедию и позволил своему горю открыть его сердце для нежности. Когда превалирует нежность, мы любим и протаем себя и других. Когда происходит противоположное, когда горечь закрывает наши сердца, мы изолируем себя от других, от самих себя и в конечном счете от самого смысла.

Если мы выберем время подумать о своих друзьях, каждый из нас вспомнит кого-то, кто пережил трагическую потерю или подобную судьбу, однако сохранил глубокий оптимизм и бодрость духа в жизни. Один человек, которого я знаю, Шарлотта, недавно потеряла сына 21 года, который страдал аутизмом. Я говорил с ней только за несколько месяцев до его смерти об этих испытаниях и о бремени растить ребенка, страдающего аутизмом. Шарлотта искренне описала свои переживания, заметив, что это не всегда было легко для нее или для ее мужа в течение этих долгих лет. Она даже вспомнила что читала книгу Франкла «Человек в поисках смысла жизни» по нескольким случаям в течение этого периода и подчеркнула его влияние на свое мышление и действия в одни из самых трудных моментов жизни. Действительно, Шарлотта смогла найти более глубокий смысл в своем опыте матери, независимо от того, насколько трудным было ее испытание, и она узнала много о своей собственной гуманности благодаря отношениям со своим больным сыном. И когда ее сын внезапно умер в таком молодом возрасте, стало ясно, что его жизнь и то, что осталось после него, стало основой, на которой будет формироваться вся остальная жизнь Шарлотты. Самое главное, это стала жизнь, созданная любовью, великодушием, осмысленной работой и социальной активностью.

Но в нашей культуре есть давняя традиция разделять работу и игру, профессию и отдых. Мы чертим наугад границы вокруг нашей профессиональной жизни, думая иногда, что они защитят нас от стресса. Однако наша работа, управляем ли мы компанией, водим ли автомобиль, шьем одеяло, готовим еду или убираем номер в отеле, представляет собой отражение смысла в нашей жизни.

Когда мы убираем номер в отеле, чистота находится рядом со святостью. Мы принимаем участие в древнем ритуале, который чтит священную природу человеческого существа. В племенных языческих культурах чистота и красивая окружающая среда являются частью повседневной жизни. Грязный пол подметается. На грязных стенах вырезают картины. Часто, когда условия особенно трудные и скудные, люди украшают себя нарядной одеждой и драгоценностями, чтобы принести красоту в свою суровую действительность.

В Тибете, в стране Навахо. в Индии нарядное платье и яркие драгоценности, которые носят «бедные» люди, прославляют глубокий смысл в их жизни, так же как их восприятие своих «богатых». Интересно, что в 80-е годы XX века в США, когда коммерческое богатство было на подъеме, выражением молодежи стало движение «гранж». Возможно, существует некая свобода в том, чтобы не иметь большого богатства, что освобождает нас и позволяет лучше узнать самих себя. Возможно, материальный избыток, который во многих отношениях тесно ассоциируется как с волен к удовольствию, так и с волей к власти, препятствует нашей способности гордиться духовным восприятием, внутренней красотой и смыслом нашей жизни.

В буддистской традиции кухарка и уборщица храма могут быть самыми важными учителями в обществе. Их приветствовали благодаря их скромности, их вниманию к повседневным деталям жизни. Их внимание создает смысл, и именно это привлекает к ним учеников. Иногда кухарка и уборщица появляются как шуты Будды, Они играют свои скромные роли, прячутся за ними, наблюдая за подготовленными учениками, которые пойдут за ними. Если вы поговорите о работе с теми, кто работает в сфере обслуживания, их рассказы часто будут удивительными для вас. Они видят вещи, которые остальные из нас не замечают. Они знают из опыта человеческую природу, часто за маской профессионального отчуждения, с тех сторон, с которых нам редко выпадает шанс ее увидеть.

Сегодня мы привыкли думать о финансовой независимости как о пути к свободе. На самом деле, я помню недавнюю рекламную кампанию в Канаде, которая называлась «Свобода 55». Она обещала не только финансовую независимость, которая начинается в возрасте 55 лет, но также искушение свободы делать всю оставшуюся жизнь все. что вы захотите. Так как средняя продолжительность жизни мужчин и женщин растет, мне было интересно, о какой свободе для таких молодых пенсионеров идет речь. Для чего и как они будут проводить остальную часть жизни?

Интересно, что есть свидетельства, что пожилые канадцы с презрением относятся к пенсии, выбирая офис и наполненную смыслом работу, а не бридж и гольф круглые сутки и семь дней в неделю. И не обязательно потому, что они вынуждены это делать. В действительности, такие пожилые работники — это дети, рожденные в период бума. В 1998 году опрос среди них, проведенный под эгидой Американской ассоциации пенсионеров, показал, что 80% собираются продолжать работать, несмотря на традиционный пенсионный возраст. Хотя причин для этого множество, вот что сказал один пожилой работник по этому поводу: «Важно оставаться занятым, иметь цели п планы. Существует так много пожилых людей, которые чувствуют депрессию и не знают, чем заняться. Они как будто ждут смерти, а это такая пустая трата времени».4

Опять же. нам напоминают о многих поворотах и виражах, которые могут произойти естественно, хотя не всегда бесследно, когда мы исследуем лабиринт смысла в нашей профессиональной жизни. Метафора для свободы также верна в еще одном важном аспекте. Жить и работать изнутри наружу — это одновременно и выбор, и позиция, и действие. Как мы узнали из предыдущей главы, истинная свобода — это не просто «еще одно слово для того, что еще можно потерять», как однажды заметила в одной своей песне на слова Криса Кристоферсона Дженни с Джоплин. Нравится нам это или нет, мы не только свободны выбирать, но также и ответственны за свой выбор. Поэтому, если мы решаем положить наши реальные надежды — будь то профессиональные или персональные ожидания — в сейф в уверенности, что однажды мы вернемся, чтобы забрать их, это наш выбор. И. что также важно, мы должны быть готовы к тому, чтобы жить с тем фактом, что мы, возможно, никогда не вернемся к содержимому нашего сейфа, не поняв нашего поиска смысла!

Как пленники своих мыслей, мы не можем всегда очень ясно видеть через прутья нашей мысленной тюрьмы. И чтобы обрести этот более ясный взгляд, мы должны охотно проникать внутрь: «Пора проникнуть внутрь, взглянуть на самого себя. Пора посвятить большую часть времени тому, что осталось. Прутья решетки, которая в моем воображении, не столь тверды, как сталь».

К сожалению, мы часто упускаем возможности наслаждаться «внутренним пространством», которое уже существует внутри нас, чтобы почувствовать истинный смысл своей жизни и работы. Франкл говорил, что только если мы останемся восприимчивыми и приверженными смысловым ценностям, мы сможем полностью наслаждаться этим внутренним пространством. Однако как мы можем гарантировать, что останемся восприимчивыми к таким важным ценностям в нашей жизни? Позвольте мне теперь познакомить вас с простым упражнением, которое вы можете использовать для осмысленной цели.

Это упражнение базируется на предложении Франкла, которое содержится в его книге «Доктор и его душа», представить свою жизнь перед собой как прекрасную горную цепь. Моя версия этого упражнения выглядит таким образом: во-первых, попросите себя (и не стесняйтесь пригласить принять участие в упражнении своих коллег) заглянуть за горные вершины. Кого бы вы расположили перед собой на этих пиках? Иными словами, кто те люди, которые повлияли на вашу карьеру и профессиональную жизнь? Среди них могут быть писатели, учителя, работодатели, лидеры или люди из вашей личной жизни, которые были вашими наставниками (или даже любили вас) или которых вы любили и которыми восхищались. Вы можете использовать бумагу, цветные карандаши или маркеры, чтобы сделать набросок вашей горной цепи и написать на пиках имена тех людей, которые оказали влияние на вас.

Теперь побудите себя поискать повторяющиеся ценности, то есть, те, которые чаше появляются. Вы можете, например, вспомнить воздействие какого-то учителя или начальника. Исследуйте ключевые ценности различных людей, которые значительно повлияли на вашу профессиональную жизнь. Сфокусируйтесь на тех ценностях, которые вы, возможно, включили в свою систему ценностей. Какие из этих ценностей самые позитивные, самые значимые? Каким из них вы были больше всего привержены на протяжении своей карьеры или жизни на работе? Какие из них вы разделяете сейчас?

Как вы видите, упражнение «Горные цепи» помогает вам взглянуть на свою трудовую жизнь с отличной уникальной перспективы. Благодаря ему вы можете открыть повторяющиеся ценности, узнать свою собственную уникальность и расширить свой взгляд на работу и личную жизнь. Это также познавательное упражнение, новый способ посмотреть на свою жизнь, который поможет вам открыть сущность поиска смысла в вашей профессиональной жизни.

В Америке мы живем, окруженные большим материальным богатством, чем любое другое общество в мире. Однако мы не счастливы, не спокойны, не в ладу как с другими людьми, так и с самими собой. Наша статистика самоубийств среди молодежи растет, как растет и различие в уровне жизни между богатыми и бедными. У нас есть все необходимые ресурсы для всесторонней заботы о здоровье и экономической стабильности, однако растущая по спирали пропасть между богатыми и бедными, ценность денег ради денег занимают место нашего уважения как друг к другу, так и ко всему человечеству в целом.

Правда заключается в том, что, когда борьба за выживание ослабела, встал вопрос: выживать во имя чего? Все больше людей сегодня имеют средства, чтобы жить, но не имеют смысла, во имя чего это делать.6

Это трудные времена. Однако многие их преодолевают. Франкл замечал, что когда борьба за базовое физическое выживание нашего человеческого вида стихла, возник вопрос: во имя чего выживать? Даже когда сегодня у людей есть финансовые средства для жизни, они бьются над вопросом: «Для чего мы живем?» Перед лицом материального изобилия, наша внутренняя пустота, или «экзистенциальный вакуум», по словам Франкла, стал еще более давящим.

Данные наблюдения были подтверждены в статье, которая появилась на одном из веб-сайтов. Согласно авторам, жизнь в постсовременном обществе демонстрирует определенные харакгерметики и воздействия, которые очень похожи на экзистенциальный вакуум, исследованный Франклом.

Почему мне грустно? Почему мне тревожно? Ответ, вероятно, лежит в нашем коллективном подсознании. Путь на поверхность проходит через постмодернистский зал зеркал. Путешествие выглядит устрашающим. И, однако, это стоящая экскурсия. Думайте о ней как о попытке разрешить мучительный психологический триллер вашей собственной жизни, конечный вопрос: кто это сделал? Так это или нет, мы, люди, вовлечены в перманентный кризис смысла, мы живем в темной комнате, из которой мы никогда не можем убежать. Постмодернизм вытаскивает из-под нас философский ковер и оставляет нас в экзистенциальной пустоте.7

Виктор Франкл, один из самых глубоких и подлинных оптимистов в мире, отрицал бы со всей убежденностью идею, что «мы никогда не можем убежать» из тесной комнаты бессмысленности. Возможно, постмодернизм стал жертвой собственных представлений или отсутствия таковых в своем нигилистическом анализе, который в своей основе обесценивает смысл всей жизни. Постмодернизм полагается на модернизм, чтобы предъявить права на свое собственное существование. Для большинства населения мира модернизм все еще остается мечтой, если вообще остается, модернизм можно определить через такие «модернистские» идеи, как достаточное количество еды и жилище. Когда мы позволяем определять себя аналитическим высокомерием постмодернистских мыслителей, повсюду воцаряется несправедливость.

Франкл разработал и применял на практике Логотерапию как способ каждому найти и открыть окна и двери комнат отчаяния — от стоящего рядом с тобой заключенного и жертвы концлагерей до генерального директора, водителя такси или автобуса и профессора модернистской философии. Он разработал систему взглядов бытия и действия, которая предлагает совершенно новый дизайн для нашей жизни — комнаты, в которых мы живем и работаем и в которых есть как внутренний смысл, так и вид наружу. Он создал опробованный подход для открытия смысла даже в самых катастрофических обстоятельствах, подход, который имел прочные корни в его глубоком персональном опыте.

Кроме ощущений внутренней пустоты, которые, кажется, существуют среди большинства нашего работающего (и. следовательно, выходящего на пенсию) населения, все больше людей чувствуют себя на работе, а возможно, и в жизни вообще, как в ловушке. Как работодатели и работники, а также, как граждане так называемого «общества свободных агентов»8 справляются с этими сложными проблемами? К сожалению, многие компании обеспечивают своих сотрудников только иллюзией, что они свободны и живут полной жизнью на работе. Даже периодические повышения зарплаты и другие финансовые вознаграждения только поддерживают этот иллюзорный эффект, особенно если работодатели, хотя и неосознанно, используют инструменты таким способом, который концентрирует внимание работника только на самом вознаграждении, а не на том, за что он его получил. В этом отношении стоит, вероятно, здесь указать, что Франкл рассматривал «волю к деньгам» как примитивную форму воли к власти. Основывая развитие своей компании на значимых целях, основатель компании «Tom's of Maine» Том Чэппелл также привнес глубокий персональный смысл р. свою жизнь. Он создал компанию, которая приглашает всех своих сотрудников принимать участие в конечном осмысленном результате. Эта компания не только соблюдает этические экологические правила при разработке своих продуктов, но также отдает 10%, начисленных до уплаты налогов, которые направляются на нужды общества в штат Мэн, для своей корпоративной базы и по всему миру. Пять процентов рабочего времени сотрудников тратится на бесплатные добровольные виды деятельности. Такой подход отражает больше, чем просто традиционные корпоративные социальные акции. Он осуществляет этические и духовные ценности, которые относятся с уважением к эмоциональной, интеллектуальной и духовной жизни как внутренних, так и внешних акционеров, а также к здоровью и благополучию нашей планеты и конечному результату. Короче говоря, это партнерство смысла.

Но, что если мы работаем в компании или корпорации, которая не такая просвещенная, как компания Тома Чэппелла? Если мы отойдем от поверхностной перспективы, что «работа равна денежному вознаграждению за нее», мы сможем начать искать смысл: сколько возможностей у нас есть каждый день, чтобы осмысленно общаться с другими? Мы используем эти моменты и создаем реальные контакты? Уважаем ли мы людей, с которыми знакомы? Тратим ли мы время на то, чтобы ценить власть, которой мы обладаем, чтобы наполнить смыслом наши отношения? Уважаем ли мы наше собственное время? Ищем ли мы новые творческие пути восприятия и подхода к своей работе? Переживаем ли мы наши отношения на многих уровнях одновременно или ограничиваем себя тем. что получаем конечный результат данного дня и последующее вознаграждение? Говоря иносказательно, бежим ли каждый день с места парковки на работу или мы благодарим бога, что сегодня пятница и рабочая неделя закончилась?''

В своих лекциях и выступлениях и в своей книге, впервые опубликованной в 1977 году, Франкл горячо предостерегал нас, что мы можем не услышать «крик о смысле». Он характеризовал это как результат сочетания трех вещей: депрессии, агрессии и зависимости. Этот крик может быть полностью понят только в свете глубинной экзистенциальной пустоты. Это коллективный крик, который, возможно, сегодня еще больше слышен, чем тогда, когда о нем впервые заговорил Франкл. И этот крик не смолкает.

Например, нас убивает стресс. Гнев стал нашим общепринятым социальным феноменом, будь то гнев во время дорожного движения, гнев на работе, в школе или даже на парковке. «Состояние слепой ярости» характеризует всех вместе и каждого в отдельности. Мы становимся все более и более циничными и скептически настроенными относительно всего — от корпоративных и правительственных мотивов до доверия к своим друзьям и соседям, Наша система образования не дает нам желаемых результатов. Наши молодые люди становятся отчужденными и погруженными в депрессию. Это коллективный неуслышанный «крик о смысле», который разоблачает маску нашей поверхностной лицемерно-позитивной культуры. Только услышав этот крик в наших собственных голосах и голосах других людей, мы сделаем осмысленный день мерилом нашей повседневной жизни.

В своей книге «Вновь обретенное очарование повседневной жизнью» бывший католический монах и профессор религии и психологии Томас Мур пишет:

Экономика — это закон жизни, и по сути это слово также имеет глубокое значение, происходящее от греческого oikos, что означает «дом» или «храм», и nomos, что означает «управление», «обычаи» и «закон». Бизнес включает все аспекты управления нашим домом, будь то дом нашей семьи или наша планета, и поэтому должен иметь дело с выживанием, реализацией, обществом и смыслом.10

Обретение очарования работой может звучать для некоторых людей как бесплодная попытка, но это может происходить и происходит. И когда это так, волновой эффект благодаря миру-работы может быть монументальным. Быть очарованным означает быть всей душой вовлеченным, взволнованным, наполнить себя благодарностью, восхищением — наполнить возможностью. Когда мы приносим эту сфокусированную на смысле восприимчивость, расцветает творческая способность, а следовательно, и продуктивность.

Например, возьмите случаи со «Скалтеком», крупным производителем оборудования, который базируется в Стокгольме (Швеция). Послушаем слова Ойстена Скаллеберга, основателя «Скалтека». которыми он описывает свою жизненную философию:

Каждый человек — это Леонардо да Винчи. Единственная проблема заключается в том. что он не знает об этом. Его родители не знали об этом, и они не обращались с ним, как с Леонардо да Винчи. Поэтому он не стад таким, как Леонардо да Винчи. Это моя базовая теория.11

Важно, что Скаллеберг практикует то, что он проповедует. В «Скалтеке» не используют названия должностей, чтобы избежать практики давать привилегированный статус определенным людям, и визитная карточка каждого сотрудника содержит только самую необходимую контактную информацию и фотографию. Однажды, когда Скаллеберга спросили об этой политике с наименованием должностей, он ответил, что если бы он должен был дать своим сотрудникам названия должностей, это было бы нечто вроде «Леонардо да Винчи» или «Безграничные возможности», а не названия должностей, которые используют большинство компании.

Кроме того, не существует не важных работ, и все работники, которые помогают создавать оборудование на «Скалтеке», на самом деле, добавляют свою личную подпись к готовому продукту. Таким образом, существует не только прямая связь от покупателя к каждому, кто принимал участие в разработке продукта, но также особый упор на общее управление качеством продукта, который абсолютно прозрачен. В компании имеются даже более радикальные атрибуты рабочей среды, например, ежегодная церемония награждения сотрудников, которая включает использование выбранных по случайной схеме команд по оценке работы. Согласно Скаллебергу, «все улыбаются во всех направлениях!», так как каждый год никто не знает, кто будет руководить проверкой их работы, Скаллеберг также обладает революционной формулой для построения корпоративной культуры в постмодернистскую эпоху: «Уверенность — это ее начало. Радость — ее часть, Любовь — ее сердце». Разве теперь «Скалтек» не выглядит компанией, обладающей сфокусированной на смысле философией, которая приносит очарование в работу?

Спасение человека происходит через любовь и в любви. Я понял, как человек, у которого ничего в этой жизни не осталось, может узнать благословение, пусть только на мгновенье, в ожидании своего любимого человека.!:

Томас Мур пишет: "Жизнь, наполненная очарованием, полезна для бизнеса, даже если она требует поворота в ценностях и мировоззрении». Его «доказательство» происходит из очевидности противоположной перспективы: как отсутствие очарования в нашей работе ведет нас к -эмоциональному и физическому расстройству, снижению морали, уменьшению продуктивности и разочарованным сотрудникам. Короче говоря, если мы не можем принести нашу душевную преданность в работу, в конце концов мы и наше дело страдаем.

Когда эта душевная преданность существует у руководства компании, может произойти взрывной эффект просачивания вниз. В 1995 году, когда пожар разрушил завод Maiden Mill в Массачусетсе, 3000 человек сразу же оказались безработными. Но ненадолго. Когда Аарон Ферштейн, президент и генеральный директор компании, увидел пожар на своем заводе, он сразу же решил, что это не означает конец компании. Первая вещь, которую он сделал. — оставил всех (3000) рабочих в платежной ведомости, выплатив им пособие за три месяца. Им негде было работать, он сердцем, душой и сознанием понимал, что было бы бессовестным отправить на улицу 3000 человек. Компания была прямо или косвенно вовлечена на каждом уровне в решение социальных вопросов. Это был бы смертельный удар не только для сотрудников и их семей, но также для каждого человека в городах Лоренс и Метуэн, Массачусетс. И так как Maiden Mills поставляла ткани «хайтек» для выпуска одежды, реализуемой зарубежными продавцами такими как Бин и Лэндз Энд, их покупатели тоже подвергались риску.

Выплата пособия 3000 работникам обошлась компании в миллионы долларов и привела ее к банкротству, но Ферштейн достиг цели рискуя всем — своими деньгами, своей репутацией, своим делом. Он верил в своих сотрудников, а они. в свою очередь, верили в него. Он организовал временные заводы в старых складах, и коллективная реакция была удивительной.

«До пожара тот завод производил 130 000 ярдов ткани в неделю. — сказал Ферштейн, — Спустя несколько недель после пожара количество ткани достигло 230 000 ярдов. Наши люди стали очень творческими. Они хотели трудиться 25 часов в сутки».

Ферштейн инстинктивно оценил возможности своих рабочих. Он с большим риском сразу же сделал инвестиции в их благополучие. Затем приложил все усилия к задаче существенно перестроить свою компанию. И как птица Феникс из пепла возродилась компания. Работники компании, и синие, и белые воротнички, мобилизовали псе свои возможности ради блага компании. В 2003 году компания вышла из банкротства.

Когда руководители организации с должным вниманием относятся к сотрудникам, легко привнести больший потенциал в работу. Это естественное отражение значимых ценностей. Если нас ценят и уважают, если чувствуется забота о нашем благополучии, мы чувствуем себя частью значимого целого, Но наша работа с душой также может питать энтузиазм нашего руководства. Возможно, это более трудно — уважать смысл на работе, когда это мало проявляется со стороны руководства, но это, возможно, более важно сделать.

Мы находимся в кризисе корпоративной ответственности. Во многих компаниях нет просачивающейся вниз полноты душевного участия в работе, потому что силы, которые управляют компаниями, так отдалены и рассеяны, что не может быть значимой связи между разными уровнями. Практический финансовый результат становится единственной вещью. которая определяет смысл и, когда это происходит, этические и моральные решения, которые находятся в самом сердце капитализма, аннулируются. Они вынуждены исходить от всех нас как индивидов, независимо от кашей роли в компании.

Когда мы выбираем смысл в нашем мире работы, мы обращаем внимание на все. что нас окружает. Мы выбираем уважение, доброту и вежливость. Мы выбираем справедливость и честную игру. Мы принимаем собственное этическое и моральное решение, касающееся нашей работы, и мы находим пути иметь влияние. Иногда это может произойти от простого признания наших коллег, иногда — благодари тому, что мы пишем письмо, чтобы выразить наши наблюдения и соображения. Иногда — посредством организации поддержки для конструктивной перемены. Люди руководствуются этическими и моральными решениями. Когда людей заменяют деньги в качестве доминирующей силы, стоящей за принятием решения, то есть воля к деньгам или власти, у нас нет иного выбора, как осознать это вовлечение и что-то предпринять в связи с этим. Самое большее, что мы можем сделать, — это обнаружить в этом смысл. Отказываясь оставаться пленником своих мыслей, мы можем привнести поиск смысла в нашу работу, и она будет что-то значить.

МОМЕНТ СМЫСЛА. Вспомните ситуацию на вашей работе, в которой перед вами встала трудная задача — проанализировать свою приверженность значимым ценностям или целям {возможно, это происходит даже сегодня). Возможно, вы столкнулись с заданием по работе, которое не согласуется с вашими персональными ценностями. Возможно, вы просто несчастливы и недовольны той работой, которую вы делаете. Как вы впервые увидели эту проблему? Что вы реально предприняли? Когда вы сейчас думаете об этой ситуации, какой урок вы из нее извлекаете? В частности, что вы узнали о своей приверженности значимым ценностям и целям, то есть воле к смыслу? Оглядываясь на прошлое, что бы вы сделали по-другому в этой ситуации?

Как вы докажете, что остаетесь привержены значимым ценностям и целям и таким образом реализуете свою волю к поиску смысла в работе или на рабочем месте?

ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗМЫШЛЕНИЯ

Подумайте об основополагающих ценностях и целях, которые характеризуют вашу работу или рабочее место. Каким образом они отражают Фрейдовскую «волю к удовольствию», Адлеровскую «волю к власти» и Франклевскую «поиск смысла»?

6. Научитесь понимать отдельные моменты в своей жизни

Живите так, как будто вы живете во второй раз и как будто бы в первый раз поступили так же неправильно, как собираетесь поступить сейчас!1

Мишель недавно отметила свое пятидесятилетие, но была не готова принять тот факт, что достигла полувековой отметки. Действительно, она не счастливым путешественник и не склонна что-то праздновать в своей жизни. Будучи дважды разведенной и в одиночестве вырастив двоих детей, она считала, что ее жизнь оставляет желать лучшего, и на работе положение было не лучше. С тех пор как она разошлась со вторым мужем, ей было очень нелегко найти постоянную работу и удержаться на ней. Даже если она находила работу, которая казалась ей достойной, то у нее быстро возникало к ней отвращение. Вновь и вновь Мишель сталкивалась с тем. что работа ее «напрягает». Разумеется, всегда по какой-то причине, которая никак от нее не зависит: плохой начальник, ленивые сотрудники, непонятная должностная инструкция, отсутствие поддержки и т. д. Вследствие этого она никогда не была удовлетворена своей нынешней работой и, разумеется, никогда не представляла, что может иметь значимую карьерную лестницу.

Так как Мишель и дома была в стрессовом состоянии, то ощущала двойной дамоклов меч, и конца этому было не видно. Она казалась измученной этим бесконечным авралом на работе и дома, не имея сил, чтобы разобраться в глубинных причинах своего раздражения. Когда ее депрессия стала нарастать, склонность искать причину своих проблем во внешних факторах укрепилась и

превратилась в непроницаемую броню. Со временем Мишель стала забывать о своей роли и ответственности как соавтора своей несчастной реальности и, по существу, потеряла контакт со смыслом важных моментов в жизни, потому что была слишком занята жалобами на то, что с ней делает жизнь. В ее сознании жизнь плохо обращалась с ней, поэтому на этом этапе своего существования ей ничего не оставалось делать, как нести свое страдание и жаловаться достаточно громко для того, чтобы все вокруг: ее семья, друзья, коллеги и все остальные — слышали ее стенания.

«Смысл всего этого в том, что в нем нет смысла», — говорил игрок в гольф Уолтер Хоган в кинофильме «The Legend of Bagger Vance». Мишель согласилась бы, что поиск смысла не имел для нее ценности. Ее жизнь была бессмысленной и, по всей вероятности, продолжала бы быть таковой, если бы на ее пути не случилось какое-нибудь чудо, потому что она не склонна была искать что-то другое. Возможно, Мишель просто переживала кризис середины жизни, скажете вы. Возможно. Какова бы ни была причина, по иронии судьбы Мишель предпочла взять отдых от жизни, перестав искать в ней смысл.

Мы не создаем смысл, мы находим его. И мы не можем найти его, если не ищем. Смысл приходит к нам в разных формах и разных масштабах. Иногда он оказывает большое влияние на нашу жизнь, иногда он проскальзывает почти незамеченным. Иногда мы совершенно пропускаем значимый момент, пока не пройдут дни, месяцы или даже годы, и тогда внезапно что-то, что когда-то казалось незначительным, становится поворотным, меняющим всю жизнь моментом. Иногда также это совокупный смысл многих моментов, которые наконец привлекли наш мысленный взор. Как будто мы вместе шьем живое лоскутное одеяло из моментов нашей жизни, которые по отдельности прошли мимо нас незаметными. И, хотя мы не всегда осознаем это, смысл, как говорил Франкл, присутствует в каждом настоящем моменте. Это само собой разумеется. Все, что мы должны сделать в повседневной жизни и на работе, — это осознать смысл и заметить его.

Истинный смысл жизни заключается в том, чтобы скорее быть открытым в мире, чем внутри человека или в его собственной душе, как будто бы это была замкнутая система.2

Это кажется легким, но сегодня это почти невозможно сделать. Наше общество массовой культуры ускоряет реальность до такой степени, что остановиться и понюхать розу кажется чем-то архаичным, сентиментальным, давно забытым. В эпоху «быстрых компаний» мы как будто забыли, как замедлить темп и спокойно подумать. Мы, скорее, остановимся, чтобы ответить по сотовому телефону или проверить электронную почту. Время уходит от нас, и смысл тоже. И подобно времени, мы замечаем смысл, когда, остается совсем мало. Однажды мы просыпаемся или не спим ночью, и вдруг понимаем, что наше истощение, фрагментарность нашей жизни, неумолимый ход вещей оставляют нас лишенными смысла. Почему это все, удивляемся мы?

Нет ответа на этот большой вопрос, если мы не находим ответа на менее сложные вопросы. Чем мы занимаемся? Почему мы это делаем? Что наша жизнь означает для нас? Каждый день наша жизнь богата смысловыми ответами. Но только когда мы надолго останавливаемся, чтобы оценить ее, смысл расцветает в нашей жизни. Мы должны действительно быть там, чтобы обнаружить и узнать смысл, но большую часть времени мы находимся на пути к чему-то другому. Лихорадочная активность в нашей жизни — на работе и дома — напрягает саму природу нашего существования. И если мы не остановимся надолго, чтобы сделать выдох, мы превратим смысл в невозможную мечту.

Поэтому, прежде чем мы продолжим охотиться за смыслом на работе, мы должны понять, что он что-то означает. Наша жизнь наполнена им. Ритм бытия — приливы, звезды, смена времен года, угасание и течение жизни, чудесное существование всего этого — всегда доступен нам в каждый данный момент. Не бывает исключений. Каждый астронавт, который когда-либо возвращался из космоса, подтверждает, что жизнь на Земле — это великое чудо. Вся наука тайно замышляет отправить мужчин и женщин в космос, но именно когда они вернутся на Землю, начнется настоящее чудо. Они увидят планету, подвешенную в огромном пространстве Космоса, ее континенты и облака, сверкающие в необъятной Вселенной, всю жизнь, висящую на невидимых нитях возможности. Их работа приведет их к космическим высотам достижения, однако именно возвращение на Землю, заставит их преклонить колени.

Суфийский поэт XIII века Руми пишет: «Никогда не поздно согнуть колени и поцеловать землю». Наполненность жизни смыслом, когда мы знаем и не знаем этого, проявляется во всем на нашей хрупкой планете. Где бы мы ни были и что бы мы ни делали, именно само существование жизни призывает нас к этому смыслу. Как мы приглашаем жизнь в наши жизни? Как мы сгибаем колени и целуем эти земные испытания? Как мы признаем смысл в нашей жизни, на нашей работе? Ответы столь же разнообразны, сколь и наши потребности.

Различие между тем. что имеет профессионапьное доверие и что не имеет, тайно действует. Наша жизнь потенциально наполнена смыслом, и поэтому все, что мы делаем, в каждый момент, имеет смысл. У нас есть свобода принимать решения из любви к тому, что в нашем сердце. Когда мы перестанем смотреть на причины наших решений, мы всегда будем находить смысл. Но требуется время на размышление. И даже если времени, как всегда, много, кажется, будто его остается для нас все меньше и меньше. Повернуть время вспять — это первый шаг в открытии смысла для самих себя. Но куда ушло все время?

Для начала, технология — великий вор времени. Я признаюсь, что буду помнить о времени, автоответчику на телефоне. Люди либо поймали друг друга, либо не смогли. Не было сотовых телефонов, которые всегда под рукой при каждом вашем шаге, не было электронной и голосовой почты. Люди дома и на работе обменивались посланиями и оставляли записки — на бумаге! В результате этого был простор, чтобы решить, когда отвечать на звонок и даже нужно ли это делать. Было время, чтобы подумать, продумать и поразмышлять над своими решениями — и простыми, и сложными.

Через двадцать пять лет весь мир коммуникации перевернулся. Если мы сразу же не ответим на почту или звонок сотового телефона, это будет равносильно предательству или профессиональной непригодности. Технология, которая должна облегчить жизнь, добавила целый новый слой обязательств. Если мы не будем по-настоящему осторожны, они возьмут нас под контроль.

Конечно, во всем этом есть хорошая сторона: возрождение письменного слова посредством электронной почты, доступ к огромному количеству информации через Интернет, больший доступ посредством сотовых телефонов в случае чрезвычайных ситуаций и благодаря голосовой почте, никакие важные сообщения больше не пропадут. Но если мы не будем делать все целенаправленно, от этого скоро нигде не скроешься.

Я знаю многих людей, в том числе и своих родственников, друзей, коллег, которые просто попали в болезненную зависимость от своих сотовых телефонов. Они всюду носят их с собой: на прогулках, в магазине, в машине (даже там, где это запрещено законом), в ресторанах и в кино, где, к сожалению, они часто забывают их выключить. Короче говоря, «Ты меня сейчас слышишь?» — стало одной из их мантр для жизни, люди просто никуда не выходят без сотового телефона. Хотя они могут оставаться «на связи» постоянно, одним из неизбежных последствий этой технологии является то, что мы тоже вынуждены это делать. Подумайте о том, сколько раз вас заставляли слушать чей-то телефонный разговор в общественном месте: деловые детали, личные вопросы, которые вам на самом деле не нужны или не хотелось узнавать?

Как насчет нашего доверия электронной почте как способу оставаться на связи и подспудно оставаться обязанными! Сколько людей вы знаете, которые жестко привязаны к своей электронной почте? Они не могут представить и дня без того, чтобы не проверить ее. Я подозреваю, что это становится верным для все большего числа людей. Мы связаны внешними обязательствами такими способами, которые занимают много времени нашей жизни. В этом и великая возможность, и огромное бремя. Крайне важно, что мы признаем различие и знаем, когда отвечаем теми способами, которые подрывают нашу связь со смыслом.

Это все апеллирует к нашему пониманию. Правильно было сказано, что «более важно анализировать, чем быть умным».3 Анализировать означает знать смысл. Чтобы анализировать, нужно время. Если наша жизнь движется вперед ничем иным, как только вещами, которые накапливаются и ждут ответа, или пассивным созерцанием телевизора, мы теряем смысл. Мы должны видеть, слышать, обонять, осязать и ощущать вкус смысла, если он будет в нашей жизни.

Все, что было хорошо и прекрасно в прошлом, надежно сохраняется в том прошлом. С другой стороны, до тех пор пока есть жизнь, вся вина и все зло все же поправимы... это не тот случай с закончившимся фильмом или уже существующим фильмом, который просто разворачивается перед нами. Скорее, это фильм этого мира, который только «снимают». Это означает, не больше и не меньше, что будущее — к счастью все же продолжает формироваться. То есть, оно находится в распоряжении ответственности человека. 4

В смысле столько же оттенков, сколько и в цвете. И никто не может определить смысл для кого-то другого. Определение смысла жизненных моментов — персональная ответственность, то, что не может быть просто поручено кому-то еще. Это дело, которое мы должны выполнять сами, независимо от того, насколько нам этого хочется. Нравится нам или нет, но если мы сознаем, что занимаемся нелюбимой работой, но должны ее выполнять, чтобы оплачивать квартиру, такая имеет смысл. Это не означает, что мы должны пожизненно ею заниматься. Это означает, что в той работе, которую мы делаем сейчас, есть смысл. Если мы ненавидим нашего начальника, потому что он требовательны и и не ценит нас, мы можем либо быть требовательными и не ценить его в ответ, либо попытаться извлечь жизненный урок из нашего затруднительного положения. Возможно, наш начальник слишком старается преуспеть, возможно, мы слышим голос родителей из нашего прошлого, возможно, у нас есть возможность потренировать свои дипломатические навыки в общении с трудным человеком. Или, может быть, мы просто выполняем ту работу, которая совсем не для нас!

В книге «Человек в поисках смысла жизни» Франкл описывает случай, как он встретился с одним высокопоставленным американским дипломатом в своем офисе в Вене, по-видимому, чтобы продолжить психоаналитическое лечение, которое этот человек начал пять лет назад в Нью-Йорке.5 Вначале доктор Франкл спросил у дипломата, почему он решил, что должен подвергнуться психоанализу, и почему он начал его в Нью-Йорке. Оказалось, что «пациент» был неудовлетворен своей карьерой и считал, что ему очень трудно осуществлять американскую внешнюю политику. Однако его аналитик все время велел ему помириться со своим отцом, потому что его работодатель (правительство США) и его начальники были никем иным, как отеческими фигурами, и, следовательно, своей неудовлетворенностью работой он был якобы обязан ненависти, которую подсознательно питал к своему отцу.

В течение пяти лет дипломату внушали эту интерпретацию неудач, и он стал все больше и больше запутываться — не мог увидеть леса реальности за деревьями символов и образов. После нескольких бесед с доктором Франклом стало ясно, что реальная проблема дипломата заключалась в том, что его воля к смыслу была подорвана его профессией, и что на самом деле он страстно мечтал заниматься какой-нибудь другой работой. В конце концов он решил бросить свою профессию и заняться другим делом, которое, как оказалось, стало для него очень благодатным. По существу, его неудовлетворенность была не из-за отца, а в результате его собственной неспособности выбрать работу, которая имела бы для него смысл.

Если мы открываем себя пониманию многих возможностей, то открываем себя смыслу. Мы также должны открыть самих себя нашей собственной целостности и подлинности, которая сродни жизни и работе со смыслом. К сожалению, у нас не всегда есть поддержка, чтобы поступать так, особенно на рабочем месте. Конечно, корни этой сложной проблемы уходят глубоко в почву (и душу) нашей современной культуры. Наша целостность, наш поиск более глубокой цели и смысла может принести нам синяки и шишки, когда он опирается на поиск все больших и больших денег. Подумайте, например, о той травме, которую все мы ощущаем, когда средства массовой информации выставляют напоказ корпоративные скандалы и сопутствующий им ущерб. Конечно, важно знать, что происходит, когда мы тратим время и анализируем, чтобы поразмыслить о значимости смысла в нашей жизни.

Именно сама жизнь приглашает нас открывать смысл, и когда мы живем осознанно, мы выражаем смысл во всем, что делаем. Третье издание словаря Уэбстера перечисляет свыше двадцати определений слова «работа» и более 100 других слов или фраз, которые начинаются с этого слова. Но именно первое определение с его двумя коренными словами, делать, иллюстрирует значение всех остальных. Что бы мы ни делали, все имеет смысл, будь то работа или произведение искусства.

Жизнь оставляет нам свой смысл при любых обстоятельствах. Она оставляет смысл буквально до последнего момента, до последнего дыхания."

Знание того, почему мы делаем какие-то вещи, очень важно. Знание, почему мы делаем эти вещи, является начатом реальной свободы и реального смысла нашей жизни. Если мы достаточно углубимся, поймем две вещи, которые мотивируют нас больше всего: любовь и совесть. Франк описал их как интуитивные способности: вещи, которые мы делаем, не раздумывая, вещи, которые определяют нас на самом глубоком уровне. «Правда, — писал он в книге «Человек в поисках смысла жизни», — это то, что любовь является конечной и самой высокой целью, к которой стремится человек».

Не всегда легко проследить, где любовь и совесть начинают действовать в нашей жизни, но если мы остановимся на мгновенье, чтобы исследовать наши решения, они ясно обнаружатся: мы работаем по ночам, поэтому можем быть с нашими детьми утром и провожать их в школу. Мы выращиваем овощи, применяя органические удобрения, чтобы дать обществу здоровую пищу. Мы управляем малым бизнесом, который предлагает работу трем людям круглый год в трудной экономической ситуации. Мы пишем стихи и посылаем их друзьям. Мы консультируем других людей, чтобы помочь им более эффективно справиться со стрессом. Мы учим ходить под парусом городских ребятишек. Мы управляем корпорацией, делая упор на справедливой зарплате для зарубежных рабочих. Мы шьем одеяла для семей, которые потеряли жилье. Мы работаем на той работе, которая нам не нравится, потому что это дает нам время заниматься тем, что мы очень любим. Мы организуем доступное жилье в нашем сообществе. Мы жертвуем тысячи долларов на местную благотворительность. Мы обслуживаем столы, поэтому мы можем быть на сцене, воспитывать наших детей, кормить свою собаку, оплатить счет за свет. Все это благодаря любви и совести. И когда мы видим, что все в мире связано таким образом, мы можем назвать «почему» и знаем смысл этого.

Вы помните цитату из последней главы о революционном рецепте Ойстена Скаллеберга для построения корпоративной культуры? Чтобы освежить вашу память, повторим ее еще раз: «Уверенность — это ее начало. Радость — ее часть, Любовь — ее сердце». Сколько организаций в любом секторе экономики, вы знаете, которые ставят понятие любви (не романтической любви) в сердце своего кредо? Теперь вы понимаете, почему рабочая среда компании «Скалтек» уникальна и почему рецепт ее успеха такой революционный.

Мир полон хороших поступков и возможностей совершать добрые дела. Когда мы не делаем их, это часто происходит из-за страха. Страх потерять что-нибудь: наш статус, любимых людей, работу, безопасность, ощущение собственного «я», наше место в мире. Понятие страха на работе и на рабочем месте со временем получило значительное внимание. Действительно, «избавиться от страха на рабочем месте» долгое время было основным принципом тотального качественного менеджмента, но страх до сих пор остается колоссальной проблемой, которую надо решать.7 На этом фоне появляются подходы, которые призваны помочь людям преодолеть этот страх на рабочем месте, а также помочь руководителям и менеджерам стать бесстрашными, чтобы противостоять этому вызову.8

В 1991 году в фильме «Защищая свою жизнь» режиссер и писатель Алберт Брукс играл Дэна Миллера, успешного бизнесмена и руководителя, который принимает поставку на новом BMW и с силой врезается в автобус, когда пытается настроить свой CD-проигрыватель. Дэн умирает, но приходит в себя в месте, которое называется Город Суда. И именно в зале суда этого города Дэн должен попытаться объяснить и защитить свою жизнь, особенно те моменты, показанные по видео, когда страх был наиболее очевиден в его действиях. Теперь подумайте над следующим диалогом, который происходит между Дэном и его адвокатом Бобом Даймондом (в исполнении Рипа Торна):

Боб Даймонд: Будучи человеком и используя свой мозг так же мало, как ты это делал, ты посвятил большую часть своей жизни тому, что имел дело со страхом.

Дэн Миллер: Правда?

Боб Даймонд: Все на земле борются со страхом. Именно этим и занимаются куриные мозги.

Боб Даймонд: У тебя когда-нибудь были друзья, у которых болел живот?

Дэн Миллер: У всех болел.

Боб Даймонд: Это страх. Страх похож на гигантский туман. Он сидит на твоем мозге и все блокирует. Настоящее чувство, подлинное счастье, реальная радость — все они не могут пробиться сквозь этот туман. Но ты поднимись и. будь другом, позаботься о своем будущем.

Какие уроки по извлечению смысла в жизненных моментах иллюстрирует этот диалог? Во-первых, страх описан как метафорический «туман», который не дает человеку найти смысл. Страх в этом контексте касается нашей неспособности реализовать творческое выражение, переживать новые ситуации и отношения с другими людьми и изменить наше отношение к чему-то или кому-то. Согласно Франклу, это все источники подлинного смысла. Я должен заметить, что храбрость — это не отсутствие страха, а готовность и способность пройти через страх, вступить, если хотите, в темноту жизненного лабиринта смысла. И именно в самые трудные времена, включая неотвратимые испытания и страдания, наша храбрость подвергается своей великой проверке.

Вновь и вновь от тех. кто потерял все, мы узнаем, что худшие времена часто являются катализатором для самых лучших времен. Что мы узнаем из жизни и работ Виктора Франкла — это то, что даже самое глубокое горе и невыносимые обстоятельства могут открывать нам смысл. И это могут делать даже самые незначительные моменты нашей жизни. Все, что мы должны сделать, — это вернуть время в нашу жизнь, обращать внимание на детали и узнать «почему».

В концентрационных лагерях... в их лабораториях и на их полигонах мы наблюдали и были свидетелями того, как некоторые наши товарищи вели себя как свиньи, тогда как другие вели себя, как святые. У человека внутри есть оба потенциала. Какой из них проявится, зависит от решении,

а не от обстоятельств.9

Иногда мы должны подходить к поиску смысла с другой точки зрения. Мы должны понять, что именно мы не знаем, и начинать оттуда. Мы должны позволить смыслу найти нас. Это кажется трудным, когда мы становимся старше, особенно в середине жизни, когда мы оказываемся на критическом перекрестке по пути к смыслу. Это, скорее, нечто иное, чем пресловутый кризис середины жизни. Марк Герзон пишет в своей книге «Понимание взрослой метаморфозы» о том. что мы можем начать поиск более глубокой любви, цели и смысла, который становится возможным во второй половине жизни.10 Посмотреть на свою жизнь, в том числе и на профессиональную, со стороны не означает кризис. После середины жизни появляется возможность, которая несет в себе огромный потенциал, включая растущее число детей, рожденных в преддверье грядущей старости.

Так как увеличилась продолжительность жизни, стало больше свободного времени у людей, которые вышли на пенсию, все больше и больше из них начинают задавать себе экзистенциальный вопрос: «И это все?» В то же время становится больше людей, которые по разным причинам выходят на пенсию в более молодом возрасте. Некоторые добровольно принимают это решение, тогда как других насильно отправляют на пенсию из-за сокращения штатов, слияний и т. п. У людей появляется больше времени и растет понимание вопросов, связанных со смыслом жизни. Действительно, истории молодых «пенсионеров» из Силиконовой Долины (хотя сейчас они редкость из-за изменений экономической ситуации) иллюстрируют дисгармонию, которая может существовать между успехом и удовлетворением. Изоляция, депрессия и другие симптомы этих потерянных душ среди нуворише!) противоречат общепринятой мудрости. Как денежное богатство и время делать то, что тебе хочется, могут быть связаны с отсутствием персонального смысла?

Выход на пенсию в более зрелом возрасте требует подобного внимания к вопросу смысла, особенно из-за большей продолжительности жизни, которой сейчас наслаждаются работники в западных странах. Почему, например, происходит так, что некоторые работники кажутся усталыми от жизни, тогда как другие просто трансформируют или переориентируют себя для новых и полных смысла задач в их личной и профессиональной жизни? Жизнь и наследие Виктора Франкла научили нас совершенно недвусмысленно подходить к процессу старения с позиций личной силы и таким образом, который уважает достоинство человеческого духа. Во второй половине жизни Франкл, который и после 90 лет продолжал работать, открывает нам окно, через которое видно, насколько важным может быть на протяжении всей нашей жизни поиск смысла.

При прочих равных вещах я подозреваю, что «сбалансированный протокол результатов» двадцать первого века больше будет озабочен тем, чтобы сделать жизнь успешной, чем самой жизнью. Следовательно, когда люди все больше осознают то, что они смертны, а также свою приверженность к значимым ценно-

стям (т. е., поиск смысла), они, по всей вероятности, подумают о каком-то личном наследии, которое они хотели бы оставить после себя. Для Франкла такого рода вопрос представляет собой желание проявления быть настоящим человеком: «Ни муравей, ни пчела, ни какое-либо животное никогда не задается вопросом, имеет ли смысл его существование, так делает только человек. Это его привилегия — заботиться о смысле своего существования. Он не только ищет смысл, но ему даровано такое право... В конце концов, это признак интеллектуальной честности и искренности».11

Размышляя о смысле нашего существования и стремясь найти смысл жизненных моментов, мы также создаем возможность сделать набросок нашего наследия, несмотря на то. что мы еще работаем. Есть ряд простых и практических упражнений, которые можно использовать для этой цели. Позвольте мне сейчас познакомить вас с некоторыми из них. Так как мне повезло жить в горах на севере Нью-Мексико, мне нравится называть первое упражнение «Мышление на большой высоте».

Представьте, что вы находитесь высоко в горах, на вершине, и смотрите на свою жить. С этого расстоянии вы можете увидеть все пути, которые вы прошли, всех людей, с которыми вы сталкивались, все вещи, которые вы делали или переживали в своей жизни. Как картограф, рисуйте карту своей жизни, используя различные значки, чтобы выдвинуть на первый план вехи в каждой из вышеназванных областей. Спросите себя о значимости или смысле каждой вехи. В конце концов, вы определили ее как таковую, поэтому теперь должны уметь определить, почему она такой является. Далее сплетайте вместе концы вашей жизненной карты, ориентируясь по вехам, как по ткани, которую вы используете, и создайте лоскутное одеяло, которое символизирует вашу жизнь и работу. Это будет ткань вашего наследия.

Еще одно упражнение, которое можно использовать как катализатор, для того чтобы вы подумали над своим личным наследством, в том числе над своей работой. Оно поможет вам составить карту вашего пути к значимому существованию, и его подход будет совершенно иным. Подобно персонажу Алберта Брукса Дэну Миллеру из уже упоминаемого фильма, представьте, что вы умерли. Однако вместо того, чтобы перенестись в Город Суда, поставьте себя в положение человека, который пи-

шет ваш некролог для местной газеты. Что бы вы в нем сказали? Иными словами, как вы хотите, чтобы о вас вспомнили? Какие самые важные веши вы пережили в вашей жизни? Так как редактор газеты дал вам ограничение — не больше одной страницы, вы должны быть как можно более четки и лаконичны в своем послании.

Альтернатива этому «Некрологическому упражнению» обрисована в «Панегирическом упражнении», на следующей странице. В данном упражнении вас просят заполнить бланки по форме, опять же гарантируя, что последние комментарии о вас, которые будут цитировать на похоронах, будут на самом деле те. которые вы хотите.12 У вас появилась уникальная возможность написать собственный панегирик, поэтому убедитесь, что вы включили туда те вещи, которые являются для вас самыми важными. Вы жили и работали со смыслом? Теперь представьте себе, что кто-то другой написал этот панегирик. Что бы стало по-другому в нем? Помните переживание Скруджа в классической «рождественской песне»? Какова бы была ваша встреча С Духом Будущего Рождества, в которой вы получили возможность мельком увидеть вашу судьбу? Каким бы люди вас запомнили, как бы они говорили о вас?

Упражнение «Панегирик»

Вы живете и работаете таким образом, что последние слова о вас, особенно от вашей семьи, друзей, партнеров по бизнесу, покупателей/клиентов будут такие, которые бы вы хотели, чтобы о вас сказали? Представьте теперь, что вы ушли из жизни и вам представилась возможность написать свою собственную хвалебную речь, которую прочитают на похоронах. Итак, вперед, заполните все пропуски!

Мы собрались сегодня здесь, чтобы сказать слова прощания _____. Мир имел большую потребность в ком-то, кто __________________ и ______________ был именно таким человеком, который удовлетворял эту потребность. _______ максимально осуществился, когда ______________.

Я верю ___________ бросая комья земли на его могилу...

Мир — гораздо более привлекательное место, потому _____________ был здесь, и мы будем скучать по ней/нему всегда.

 

Каждое из этих упражнений не только поможет вам задуматься над своей жизнью и работой, но также определить, что для вас является самым значимым. Во всех примерах вас просят каким-то образом подняться (два последних упражнения в большей степени духовного плана) и увидеть большую картину своей жизни. То, что вы увидите, может понравиться или не понравиться вам. Да. эти упражнения также дают вам шанс обдумать конечный смысл вашей жизни, как сказал бы Франкл. Независимо от ваших религиозных или духовных убеждений, конечный смысл — это метафизическое понятие, которое имеет спои корни и ценность в духовных вопросах. В своем вступлении к книге «Доктор и его душа» Франкл писал следующее: «Жизнь — это задача. Религиозный человек отличается от совершенно нерелигиозного человека только переживанием существования не просто как задачи, но как миссии». Теперь спросите себя правдиво: ваша жизнь — задача или миссия? А как насчет вашей работы?

Когда вы чертите каргу вашего жизненного пути, пишете свои некролог или панегирик, создаете набросок своего личного наследия или делаете лоскутное одеяло своей жизни, помните об этих жизнеутверждающих вопросах. Если вы понимаете необходимость обнаруживать и извлекать уроки из смысла жизненных моментов, это гарантия того, что вы не станете пленниками собственных мыслей. И фокусируясь на большой картине смысла, ваш поиск конечного смысла начинается, но никогда не заканчивается.

МОМЕНТ СМЫСЛА. Вспомните ситуацию в вашей профессиональной жизни, в которой вас заставляли сталкиваться со страхом перемены (возможно, вы находитесь сейчас в такой ситуации). Может быть, вы сталкивались с сокращением штатов или слиянием. Возможно, сталкивались с новым стилем руководства/управления или с необходимостью переучиться на другую профессию. Или, вероятно, вы сталкивались с проблемой выхода на пенсию. Как вы впервые осознали страх перемены? Что вы реально сделали (если сделали)? Когда

вы думаете об этой ситуации сейчас, какие уроки вы из нее извлекли? В частности, что вы узнали о вашей способности противостоять страхам и реагировать на перемену?

Что собой представляет ваша работа: миссию или серию задач?

ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗМЫШЛЕНИЯ

Представьте, что вы написали свою автобиографию: с деталями о вашей жизни и работе, и теперь она печатается в списке бестселлеров в «Нью-Йорк Таймс». Как она называется? Назовите и кратко опишите главы, которые есть в вашей автобиографии. Какие имена вы назвали в разделе «Благодарности»?

7. Не работайте против себя

По иронии судьбы, таким же образом, как страх приводит к тому, чего мы боимся, насильственное намерение делает невозможным то, чего больше всего хочешь.1

Вы когда-нибудь работали упорно над чем-то, но, чем больше вы старались, тем труднее становилась задача и тем дальше вы оказывались от своей цели? Иными словами, шаг вперед — два шага назад? Я знаю, что у меня в жизни бывали такие ситуации, в том числе и на работе. Позвольте мне привести случай, который произошел, когда я, работая па полную ставку профессором, руководил студенческой дипломной программой по государственному управлению в одном университете США. В числе других обязанностей как директора академической программы на меня была возложена if ответственность получения аккредитации от одной из профессиональных студенческих ассоциаций. Включив университет в список аккредитованных программ, которые рассматривались специалистами как престижное отличие и конкурентное преимущество, я планировал увеличение количества студентов, штата факультета, затрат на научные исследования и другие усовершенствования его материальной базы.

В то время я был также новым членом факультета, поэтому взял на себя ответственность за поиск этой принципиально важной аккредитации как способ заявить о себе. Я двигался на всех парусах, демонстрируя всем, что полностью предан этой деятельности и в высшей степени заинтересован. Я был абсолютно убежден, что скоро цель будет достигнута. Тот факт, что я прошел через такой же процесс аккредитации в других институтах, как мне казалось, был достаточным доказательством того, что я знаю, что делаю. Казалось, мои опыт ведет меня к еще одной победе.

Увы, это оказался не тот случай. Повсюду я встречал сопротивление, и чем больше я искал, тем больше сопротивления находил. Как я узнал позже, моя «осведомленность» в процессе оказалась источником неприятностей. В этом отношении, так как я знал, что делать. — и знал, как делать это наилучшим образом, — все мои коллеги делали это неправильно! Я стал фиксироваться на каждой детали программы и убеждал себя, что смогу в одиночку исправить любые и все недочеты, которые могли подвергнуть опасности цель приобретения полной

аккредитации.

Конечно, у меня были добрые намерения, и большинство из моих университетских коллег теперь вероятно, согласились бы со мной. К сожалению, моя фиксация на результате обернулась против меня. Я не смог осуществить мою конечную цель. Действительно, я так и не смог получить аккредитацию за время моего пребывания на должности руководителя программы.

Конечно, я легко мог бы обвинить в этой ситуации кого-то другого или, по крайней мере, переложить на других большую долю ответственности за неудачу в достижении своей цели. Однако я предпочитаю не делать так, поскольку теперь вижу, как мои собственные действия работали против меня. Я слишком сильно старался все делать по-своему и в результате отстранился от тех самых своих коллег, на которых полагался в своем успехе. Моя фиксация на «правильном» способе делать вещи, как я усвоил с тех пор, также имела эффект изоляции их вклада в процесс и иногда даже приобретала формы легкого — если не явного — саботажа. Парадоксально, но я стал своим самым главным врагом, и в тот момент даже не знал об этом!

Смыслом жизни является смысл. Смыслом жизни на работе является смысл. Когда мы ищем смысл, в этом поиске и есть смысл. Он прямо здесь, вокруг нас, внутри нас и за пределами нас. Но если мы слишком стараемся создавать смысл, он часто работает против нас, особенно на работе. Как и наша личная жизнь, наша работа дается в комплекте со своей собственной динамикой. Но, в отличие от наших личных отношений, мы, к сожалению, не можем всегда общаться с нашими сотрудниками с эмоциональной порядочностью и ранимостью. Мы думаем, что должны быть «профессиональными», должны иметь профессиональные цели и ответственность. Мы должны работать.

Работа обычно представляет собой область, в которой уникальность человека находится в определенных отношениях с обществом и таким образом приобретает смысл и ценность. Однако этот смысл и ценность приписываются работе индивида как вкладу в общество, не работе как таковой.2

Иногда наша работа в чем-то измеряется. То. что мы производим, может быть немедленно ощутимо — будь то товары или продукты, имеющие определенную квоту в месяц, или перемещение на определенное расстояние в день, выпуск до определенного срока, выпечка хлеба, ремонт машины или обслуживание клиента. Другие профессиональные обязанности менее ощутимы, в том числе долгосрочное планирование и проекты, которые требуют деятельного, творческого участия, командной работы, сложных расчетов и более субъективной постановки цели. Все они требуют выполнения и очень часто — оценки. В нашей работе большинство из нас подотчетны другим. Мы хотим нравиться, хорошо работать и быть эффективными в том, что делаем. И часто бывает, что когда мы хотим произвести впечатление на других, мы подрываем самих себя. Наши мысли выходят за пределы ситуации. Они становятся одержимы результатами, и мы упускаем тот самый успех, к которому так стремимся.

Наша работа всегда больше, чем просто наша работа. Она представляет собой наши отношения — к самим себе и другим, к нашим клиентам и покупателям, к тем продуктам, которые мы разрабатываем, создаем и продаем, к тем услугам, которые мы предлагаем, к окружающей среде и к тому способу, которым то, что мы делаем, воздействует на мир, Эти отношения соединяются вместе посредством работы, они имеют персональный и коллективный смысл. Когда мы слишком целенаправленно фокусируемся на результате, эти отношения страдают. Чем упорнее мы работаем на успех, тем более неуловимым он становится.

Работа, которой человек занимается, заключается не в том, что получается в результате, а в том, как мы ее выполняем.3

Только что окончив колледж с дипломом делового администратора, Анджела была очень счастлива, когда ее выдвинули на руководящую позицию в аптеке, где она работала. Это была ее первая попытка стать руководителем, и она рассматривала свое назначение как первый шаг по карьерной лестнице. Конечно, она больше всего хотела работать как можно лучше на своей новой работе и доказать своим начальникам, что они сделали правильное решение, когда выдвинули ее.

Сразу же она объявила о своих намерениях создать более хорошую команду, разделить обязанности и улучшить работу со всеми сотрудниками своей смены. Ее энтузиазм оказался заразительным, и все выглядело так, как будто ей удалось сразу же сделать важные усовершенствования. Так как аптека находилась в нашем районе и я был ее постоянным покупателем, у меня была возможность из первых рук узнавать о переменах, которые происходили, непосредственно от самой Анджелы.

«Мои сотрудники невероятно ленивы, и здесь их возможности ограничены, что бы я ни говорила или делала», — открыто жаловалась она мне однажды. Я выслушал и ушел, предполагая, что у нее просто был сегодня плохой день. Однако оказалось, что зто еще не конец истории. С этого момента каждый раз, когда я встречал Анджелу, даже когда она непосредственно не жаловалась мне, я слышал ее жалобы другим покупателям о том, сколько у нее разных проблем на работе. На самом деле она демонстрировала крайне негативную позицию по отношению к работе и быстро обращала внимание на недостатки других сотрудников. С моей точки зрения, ее ситуация на работе стала дисфункциональной, и, насколько я могу судить, по причинам, которые она создала себе, по большей части, сама.

Видите ли, Анджела демонстрировала две тенденции поведения: гиперинтенцию и гиперрефлексию, которые являются центральными понятиями в учениях Виктора Франкла. Позвольте мне объяснить эти концепции, используя Анджелу в качестве примера. Неосознанно Анджела начала мелочно контролировать своих сотрудников с добрыми намерениями, для того, чтобы достичь своей цели и продемонстрировать, что она хороший менеджер и может добиться сформулированных рабочих целей. К. сожалению, она так зациклилась на выполнении своей миссии (то есть, стала чрезмерно целеустремленной), что могла видеть только проблемы (то есть, стала чрезмерно рефлективной), а не решения своей растущей управленческой задачи. Парадоксально, но чем больше она жаловалась и нуждалась в более хорошей командной работе, совместной работе и улучшении отдачи, тем меньше она пользовалась поддержкой среди своих сотрудников. Более того. Анджела стала так одержима конечным результатом, что начала сама замечать, невозможность его достижения. Это проявилось в ее негативном отношении к работе. По существу, она создала, как и многие ш нас неосознанно делают, своего рода пророчество самореализации. К сожалению, она не понимала в тот момент, что отказ от некоторых намерении, поможет найти пути к разрешению ситуации и реализовать свои первоначальные профессиональные цели.

Смысл обнаруживается в осознании момента, и когда мы уходим слишком далеко от него, мы начинаем терять нашу эффективность. Даже когда ставки высоки и наш успех важен, фокусирование на результатах в большей степени, чем на процессе, может на самом деле стать на пути успешного результата. Мы все знаем, как это работает: наша нервозность и тревога о том. чтобы «сделать все правильно», не дает нам именно так сделать. Чем выше ожидания относительно чего-то, тем больше мы отдаляемся от реального осуществления всего замысла и тем меньше мы можем участвовать в самом успешном процессе.

Франки называет это парадоксальной интенцией (намерением). Наши добрые намерения на самом деле становятся причиной нашего провала. Когда так страстно ищем отдельного успеха, что не видим и пренебрегаем отношениями, которые являются составной частью этого процесса, мы сеем семена для чего-то, что пойдет неправильно. Мы летим в лицо нашего собственного успеха. Мы пренебрегаем нашим собственным смыслом, смыслом других и смыслом самого процесса.

«Мой босс — ничтожество». «Мой босс меня ненавидит», «Мой босс подрывает все наше доверие». Как часто вы сами делали такие заявления и слышали его от других? Тише. Подумайте о том, что вы говорите, что это действительно означает и как может повлиять на вас или ваших коллег. Разумеется, у начальников есть недостатки, и многие из этих недостатков весьма значительны. С другой стороны, большинство начальников вовсе не похожи на тех персонажей, которые есть в мультиках Дилберта. Чаще, чем кажется, они приходят в компанию из добрых побуждений. Поэтому, если вы «увольняете» своего босса из-за недостатков, вы можете на самом деле обманывать самого себя вместо того, чтобы использовать шанс учиться и расти.

Опять же, подумайте об этом: в чем ваш босс хорошо разбирается? Чему вы можете у него или у нее научиться? Какой тип сотрудников лучше всего ладит с ним? Вы делаете что-нибудь, что пробуждает в вашем начальнике самые плохие качества? С точки зрения перспективы парадоксального намерения Франкла, вы побуждаете своего босса, независимо от того, насколько несправедлив и груб он или она может быть, заниматься мелочным руководством, задавая каждые несколько минут вопросы, вместо того чтобы хорошо выполнять свою работу? И затем спросите себя: это именно то, чего вы действительно хотите? Если нет. тогда вы, похоже, работаете против себя!

Мы все обладаем интуицией. На нас всех влияет настроение окружающих. Нам всем знакомы чувства доверия и недоверия. Мы все знаем, когда что-то «идет не так». Мы все знаем, когда с нами обращаются плохо, или поверхностно, или небрежно, или непорядочно, будь то в личной жизни или в профессиональной. Именно мера этих вещей создает наши отношения, наши побуждения и мотивации делать все возможное и быть на высоте, независимо от данного обстоятельства.

На работе мы знаем, когда нас используют как часть чьей-то другой программы. Мы ощущаем, когда наш внутренний смысл как человеческого существа игнорируется в угоду чьим-то амбициям. Это верно в любой ситуации: идет ли речь о высшем руководстве или о новом молодом сотруднике в небольшой угловой комнате. Когда кто-то отчаялся быть признанным на работе, получив продвижение по службе или повышение зарплаты, есть ощущение доминирующего искусственного поведения. Это кажется не совсем реальным. Чего-то не хватает, и обычно — смысла.

Подумайте над примером Нила, инженера-программиста в крупной фирме информационных технологий. Только что женившись, Нил получил диплом программиста престижного университета. Его решили назначить на руководящую должность очень быстро. Он на самом деле стал настолько одержим тем, чтобы показать свои свежие знания и навыки в области менеджмента, в первую очередь для того, чтобы продвинуться по корпоративной лестнице, что старался изо всех сил, чтобы его заметили начальники. Даже если это означало, пренебрегать своими коллегами, или раздражать их. Хотя Нил пользовался признанием за свои технические навыки как программиста, его человеческие качества оставляли желать лучшего. Фактически его коллеги не считали его командным игроком, не говоря уже о том, чтобы видеть в нем руководителя или начальника. Они высказывали свое неуважение к нему при каждой возможности. На собраниях коллектива, во время производственных совещаний и во время перерывов Нил, честолюбивый менеджер, был мишенью за то, что он не общался со своими сотрудниками и не пользовался симпатией тех самых коллег, которыми он надеялся руководить.

К сожалению, Нил был так занят поисками перспектив своей карьеры, что не замечал, как накаляются страсти вокруг него. Поэтому, несмотря на то, на свою компетентность как менеджера, независимо от того, как упорно старался убедить своих начальников продвинуть его по служебной лестнице, он не смог это осуществить. Действительно, он так зациклился на карьерном росте, что чем больше старался достичь его, тем дальше от него становился. И так как Нил не понимал смысловых моментов, которые серьезно требовали его внимания, он не смог отрегулировать свой курс. Все рассмотренные вещи работали против него самого!

Когда бы мы ни упустили возможность иметь уважительные и значимые моменты в отношениях с другими на работе, мы подрываем наши шансы на долговременный успех. А когда мы все же выбираем время, чтобы лелеять наши отношения, определение успеха по экспоненте расширяется. Наша повседневная ежеминутная жизнь становится успешной сама по себе. Наши целенаправленные отдельные достижения становятся более доступными.

В этом отношении важно признать, что деловые и личные вопросы часто взаимосвязаны. «Умные компании знают, что способность человека строить отношения является локомотивом, который приводит нас к ценностям».4 Доверие к мотивам друг друга является также крайне важным для успеха, как сиюминутного, так и долговременного. Действительно, если нет доверия, вы будете не только постоянно думать, как другие пытаются вас подсидеть, но также вычислять, как лучше ответить на их обоснования. В результате поиск смысла на работе страдает и двигатель, который везет вас к ценностям, детонирует или глохнет.

Тенденция относиться к другим, например к своим коллегам, как к «пленникам ваших мыслей» может также работать парадоксальным образом по отношению к вашим намерениям. Например, в своей статье, озаглавленной «Синдром «Организовать, чтобы потерпеть неудачу», Жан Франсуа Манзони и Жан-Луи Барсо описывают, как начальники часто определяют более слабых сотрудников в отдельную группу, потому что предполагают, что они менее охотно будут работать дополнительно, являются более пассивными и менее изобретательными.5 Как оказывается, такой менеджерский подход и допущения, на которых он базируется, становится пророчеством самореализации. Так как они получили типаж слабых сотрудников и руководство связывает с ними низкие ожидания, эти работники склонны плохо работать, чтобы оправдать ожидания руководства. Поэтому даже когда начальники стремились наилучшим образом организовать работу с помощью определения их в группы отстающих, их персональные подходы и деловые решения в конце концов работали против них.

Скольких из нас терроризировали такие микроменеджеры? Кто-то, у кого нет веры в нашу способность быть ответственными и продуктивными? Такое обращение сбивает с толку и приводит в замешательство. Часто мы ставим себя ниже, приспосабливаясь к ситуации, изо всех сил реализуя негативные ожидания. Микроменеджеры, которые думают, что их метод — единственно правильный, стоят наравне с отсутствующими менеджерами, которые настолько не владеют ситуацией, что не имеют представления, как себя вести, чтобы что-то сделать. Или как насчет тех менеджеров, которые практикуют методику «управлять, прохаживаясь». Они руководят следующим образом: «Работайте хорошо, что бы ни случилось и кто бы вы ни были!» Микроменеджер, отсутствующий менеджер и псевдоменеджер могут просто остановиться на какое-то достаточно продолжительное время, чтобы почтить своим вниманием следующий факт; работа что-то значит для нас. Мы что-то значим для них и для самих себя, и когда мы многое значим, тогда возможен прогресс. Если нет, мы, по всей вероятности, будем находиться в подвешенном ненадежном состоянии, которое не служит ни нам, ни менеджерам, ни работе.

Данные три типа менеджеров серьезно нацелены на успех. Но все они не обращают внимания на людей, которые находятся

прямо перед ними. Поступая так, они снижают эффективность на работе и в конце концов тормозят, а не развивают свой успех.

Если на человека смотрят только как на простои инструмент процесса труда, он и становится таковым, а это приводит к снижению производительности труда. Работоспособность это еще не все. Она не является ни достаточным, ни важным базисом осмысленной жизни. Человек может быть хорошим работником и тем не менее не жить осмысленной жизнью. Другой человек может быть не способным к работе, и все же его жизнь наполнена смыслом.6

Когда на пути прогресса стоит чрезмерная целеустремленность (гиперинтенция), мы отбрасываем в сторону смысл. Когда мы отбрасываем в сторону смысл, мы подрываем отношения. Когда мы подрываем отношения, мы рискуем уважением. Когда недостаточно уважения, недостаточно творчества и продуктивности, эта тенденция направить свои устремления достаточно далеко за пределы ситуации может сначала установить значимую цель. Однако в процессе движения мы должны позволить смыслу руководить нами.

И на этом пути мы должны поверить в наш собственный смысл. Немногие из нас проходят по жизни невредимыми. Мы разводимся, теряем работу, иногда после многих лет преданной службы. У нас возникают проблемы со здоровьем. Нас огорчают наши дети, мы расстраиваем друг друга. Жизнь полна неудач и падений, так же как и успехов. Однако в наших проблемах мы можем найти огромный смысл, и только в смысле сделаем наши неудачи полезным опытом. Когда наши промахи становятся полезными, мы одерживаем над ними победу. Вместо того, чтобы руководствоваться разочарованием и горечью по поводу потери работы или разрушенных отношений, мы руководствуемся нашей способностью иметь сочувствие и понимание — самих себя и окружающих. Тогда в нашем поиске новой работы, следующего друга мы продемонстрируем мудрость и опыт. Наша притягательность повысится, и наши возможности возрастут.

Интересно заметить, что сила неудачи приобрела возрастающее внимание в мире бизнеса, как в литературе7, так и среди мотивационных лекторов. Гуру менеджмента Том Питере, на-

пример, недавно сказал, что «Только с помощью неудачи мы можем исправить неправильные методы работы и избавиться от той практики, которая тормозит наш успех»8. Рассказы о неудачах, которые предлагают уроки восстановления и новой борьбы, используются новым поколением лекторов, которые обращаются к драме поражения, чтобы черпать там вдохновенье.

Парадоксальная интенция — это больше, чем концепция. Это техника, которую Франкл разработал и внедрил в систему Лого-терапии. Вкратце, техника парадоксальной интенции (целеустремленности) была использована Франклом еще в 1939 году, чтобы помочь пациентам справляться с широким спектром иррациональных страхов и тревог, а также с маниакальными проявлениями. Например, спрашивая у пациента, который страдал фобией планировать, даже если только на мгновенье, чего именно он или она боятся. Франкл наблюдал потрясающие результаты уменьшения фобии или ее полного исчезновения, По его словам, когда вы эффективно используете данную методику, вы «лишаете ветра паруса тревоги, изменяя позицию и замещая страх парадоксальным желанием»9. Действительно, вместо того чтобы бороться со страхом, человека побуждают приветствовать его, даже преувеличить. Поступая так. человек уменьшает тревогу, связанную с ситуацией, больше не сопротивляясь ей. Таким образом, «...хотя тревога продолжает создавать все новые симптомы, парадоксальное намерение души их уничтожает снова и снова».10

Позвольте теперь описать некоторые ситуации, в которых парадоксальная интенция была использована или может быть ценной. В работах Франкла, конечно, есть много примеров, где он использует эту технику со своими пациентами. Особенно интересны два из них. потому что они включают отношения на работе. В одном случае пациент был бухгалтером, который находился в состоянии крайнего отчаяния, признаваясь, что близок к самоубийству. В течение нескольких лет он страдал писчей судорогой, которая стала такой сильной, что он опасался потерять работу. Предыдущее лечение не принесло облегчения, и пациент впал в отчаяние. Франкл рекомендовал ему, чтобы он сделал противоположное тому, что он обычно делал. А именно, вместо того, чтобы пытаться писать как можно более аккуратно и разборчиво (помните, что это было еще до появлении компьютеров), писать самыми ужасными каракулями. Ему посоветовали сказать себе: «Теперь я покажу людям, какой я хороший писарь!» И в тот момент, когда он попытался писать каракулями, он не смог этого сделать. Вместо этого его почерк получился по-настоящему разборчивым. За сорок восемь часов он освободил себя от писчей судороги, стал снова счастливым человек и смог полноценно работать».11

Другой случай произошел с молодым врачом, который консультировался у Франкла из-за своего страха потеть. Однажды он встретил на улице своего начальника и, когда он протянул ему для приветствия руку, обратил внимание, что потеет больше обычного. Эта ситуация усложнилась, так как с каждой новой встречей у доктора росла преждевременная тревога. Для того чтобы разорвать этот порочный круг. Франкл посоветовал ему, что когда ему предстоит снова испытать это, он должен намеренно показать людям, как он может потеть. Через неделю доктор вернулся, чтобы сообщить, что когда бы он ни встретился с кем-то, кто вызывает у него беспокойство, он говорит себе: «Раньше я потел всего на литр, теперь я будут потеть на все четыре литра!» В результате, как пишет Франкл, этот молодой человек смог после одного сеанса навсегда освободиться от страха, которым он страдал четыре года12. И он больше не потел чрезмерно. когда встречался с другими людьми. Можно было бы представить себе Алберта Брукса в кинофильме «Сетевые новости», использующего парадоксальное намерение в той памятной сцене, где он также страдает от обильного потоотделения!

В своей автобиографии Франкл вспоминал, как однажды использовал парадоксальное намерение, чтобы избавиться от штрафного талона. Он поехал на желтый свет, и его остановил полицейский. Когда этот полицейский угрожающе направился к нему. Франкл приветствовал его потоком самобичевания: «Бы правы, офицер. Как я мог так поступить? Мне нет оправдания. Я уверен, что никогда больше не сделаю этого. Это будет для меня уроком. Это, безусловно, правонарушение, которое заслуживает наказания». Как рассказывает автор, офицер изо всех сил начал успокаивать Франкла. Он убедил его, что не надо беспокоиться, что такое может случиться с каждым и он уверен, что такое никогда больше не повторится. Техника сработала, и Франкл спас себя от штрафа!"

Итак, как бы вы могли использовать технику парадоксального намерения в своей собственной работе и жизненных ситуациях? Главное, вы должны уметь и хотеть изменить свою позицию по отношению к ситуации (вспомните дискуссию и упражнения, рассмотренные в Главе 4). Это требует, чтобы вы «не выступали» (то есть полагались на свое чувство юмора) и «расслабились», чтобы увидеть ситуацию с другой точки зрения. Короче говоря, вам нужно быть готовыми и уметь планировать страх или тревогу, которые имеют место, чем бороться или игнорировать их. Одно упражнение, которое вы можете использовать сегодня, чтобы помочь с этим процессом. Оно называется «упражнение Мусорного ведра» и заключается в том, чтобы сначала записать и затем поместить свои беспокойства, страхи, маниакальные и/или негативные мысли в настоящую мусорную коробку или ведро. Выполняя это простое упражнение, вы обнаружите, что не только эффективно идентифицировали свои худшие опасения, но также решили держать их сознательно в безвыходном положении, выкинув из головы. Вы можете также составить, как делал доктор Франкл со своими пациентами, осмысленный план, который предлагает — и преувеличивает — ваши самые плохие сценарии в личной или рабочей жизни, какие могут случиться. Без необходимого плана что можно сказать о вашей ситуации? Что вы можете извлечь из нее? Что бы вы могли сделать с ней или по отношению к ней?

Парадоксальное намерение представляет собой точную противоположность убеждению, так как это не означает, что пациент просто подавляет свои страхи (с помощью рационального убеждения, что все они беспочвенны), но, скорее, то, что он преодолевает их путем преувеличения!14

Смысл покоится на оценке момента, в благодарности, в восприятии и в отношении. Когда наше сознание фокусируется только на будущем, мы теряем всю связь с настоящим, где мы находимся, где находятся другие и где находится смысл. Когда мы не ценим настоящее, мы не ценим процесс. Когда мы не благодарны за смысл в нашей жизни прямо сейчас, то не уважаем себя или других.

Наша жизнь внутренне наполнена смыслом, независимо от того, как мы измеряем наш успех. И даже когда мы все же достигаем пика профессионального успеха в каком-то устремлении, чувство, которое приходит вместе с ним, быстротечно. Цель достигнута, и что теперь? Вдруг появляется чувство тошноты, возникает пустота, и нам интересно, что это на самом деле означает. И это все? Если мы отказываемся от смысла ради результата, тогда результат действительно является концом!

Любой, кто выполнял задачу дорогой для себя ценой, затратив время, деньги или энергию, почти всегда будет ощущать до некоторой степени разочарование, когда все заканчивается. Вовлечение всего нашего бытия в то, чтобы заставить что-то произойти, дает немедленную цель нашей жизни, и потом она заканчивается. Но чем больше смысла в процессе, тем более глубокое удовлетворение мы будем чувствовать, независимо от результата.

Когда мы дорожим этим процессом, конец становится новым началом. На работе, когда мы обращаем внимание на тех, кто вокруг нас. на целостность процесса, мы переживаем неизмеримый успех, независимо от результата. Именно благодаря поддержанию осознания смысла в нашей работе мы поддерживаем более глубокое ощущение успеха. И именно из этой связанности более конкретная и запланированная цель имеет наилучшие шансы на успех.

Когда мы остаемся верными нашим личным ценностям в нашей профессиональной жизни, мы создаем основание смысла. Когда мы работаем в осознании момента, мы остаемся связанными со смыслом. Наше существование и существование всей жизни — это смысл. Он просто ждет, чтобы его открыли, работаем ли мы на стройплощадке, в булочной, в школе, в кинотеатре, в международной корпорации, на мусорной свалке, в ресторане, в домашнем кабинете или в Белом Доме. Мы приносим смысл в нашу работу благодаря тому, что не становимся пленниками своих мыслей и не работаем против себя.

МОМЕНТ СМЫСЛА. Вспомните ситуацию в вашей жизни на работе, в которой чем упорнее вы работали, тем дальше становилась от вас цель. Возможно, вы находитесь сегодня в такой ситуации — ситуации типа «Шаг вперед, два шага назад». Возможно, вы искали продвижения по службе или пытались получить творческую идею или проект, одобренный вашим боссом. Или, возможно, вы пытались закончить проект, который, казалось, не имеет конца. Как вы впервые признали, что

стоите на месте? Как вы рационализировали или объяснили сною проблем му? До какой степени, если это имело место, вы думали или чувствовали, что отчасти виноваты? До какой степени вы думали или чувствовали, что работаете против себя? Когда вы думаете о ситуации сейчас, какой урок вы из нее извлекли? Если начать все сначала, что бы вы сейчас сделали в этой ситуации по-другому?

 

Как вы гарантируете, что не работаете против себя?

ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗМЫШЛЕНИЯ

Подумайте о том, что означает для вас - осознавать свои отношения с вашими коллегами, в том числе их чувства, и что означает для них - осознавать их связь с вами и вашими чувствами. Каким путем (путями) могли бы вы укрепить и продемонстрировать, что дорожите этими связями?

8. Смотрите на себя со стороны

Мы знаем, что юмор универсальный способ создать дистанцию между чем-то и самим собой. Можно также сказать, что юмор помогает человеку подняться над своей собственной неприятной ситуацией, позволяя ему посмотреть на себя с некоторого расстояния.1

Рекламное объявление в одной лондонской газете гласило: «Безработный. Блестящая голова предлагает свои услуги совершенно бесплатно. Физическое выживание должно быть обеспечено соответствующей зарплатой». Виктор Франкл цитировал его в своей книге «Доктор и его душа», чтобы доказать важное положение о различных способах, которыми люди могут реагировать на безработицу. Конечно. Франкл никоим образом не считал, что безработица — это несерьезный вопрос. Наоборот, он подчеркивал, что быть безработным — это «трагедия, потому что работа — единственный источник жизни для большинства людей». В качестве такого же знака это газетное объявление отражает тот факт, что не все безработные люди переживают внутреннюю опустошенность из-за отсутствия занятости или ощущения собственной бесполезности.

Прежде всего тот факт, что у нас нет работы в форме оплачиваемой службы, не означает, что сама по себе жизнь не имеет для нас смысла. Во-вторых, наша позиция по отношению к любой ситуации, включая безработицу и другие серьезные жизненные вызовы, формирует нашу способность и желание реагировать соответственным образом. Как вы можете видеть, тот человек, который поместил это объявление в лондонской газете, превратил трудную ситуацию в нечто юмористическое, потому что был способен создать некую дистанцию между собой и своей

проблемой. Он смог также посмотреть на себя со стороны, что, среди прочих вещей, позволило ему найти смысл в его беде и предпринять нужное действие, чтобы исправить ситуацию. Действительно, даже текст газетного объявления отражает как его чувство юмора, так и его внутреннюю исключительно человеческую способность посмотреть на себя со стороны и подняться над сложной ситуацией.

Если есть какая-то вещь, которой я хотел бы овладеть в молодом возрасте, это способность смеяться над самим собой более легко и более часто. Повзрослев, я стал очень серьезным человеком. Даже слишком беспокойным. Имея чувство юмора в начале своего жизненного пути, я мог бы чаще оказываться в трудных ситуациях — дома, в школе и на работе, — чем это было, что помогло бы мне справляться с жизненными передрягами. Я не научился полностью ценить свое чувство юмора, пока не стал гораздо старше, но оно. безусловно, очень мне пригодилось, особенно в трудные времена, после того как я научился использовать его более эффективно.

Это может показаться противоречивым — писать о юморе в книге о смысле. Франкл считал, что если есть одна черта, которая отличает нашу человеческую природу, то это — чувство юмора. (Мы все знаем собак, которые умеют улыбаться, но они не умеют смеяться, особенно над самими собой, в течение энного количества времени до самой смерти). Юмор над самим собой представляет сущность самоиронии, особенно когда шутка направлена на нас. Он говорит нам и любому в пределах слышимости, что мы не принимаем себя так серьезно, и разве это не облегчение? Наша человеческая способность смеяться над собой притупляет любую серьезную ситуацию на работе. Каждая серьезная рабочая проблема заслуживает и нуждается в дозе юмора. Мы не только показываем другим, что мы не «потеем по пустякам», но также показываем самим себе, что мы не являемся исключением из принципа самоиронии.

Старая шутка гласит: «Кто когда-нибудь поднимал голову со своего смертного ложа, чтобы сказать: «Черт, жаль, что я чаще не ходил на работу!» Насколько я знаю — пока никто. Не имеет значение, насколько важна наша работа. Её смысл проистекает из наших ценностей, более глубоких склонностей нашего ума и сердца. Наша работа — часть нашего смысла. Она представляет наши намерения обеспечить свою се-

мью, самих себя, свое общество и весь мир, Она не то, кем мы являемся, она то, что и как мы делаем. И когда мы можем пошутить над тем. что мы делаем, каким-то образом, мы серьезно относимся к тому, кто мы.

Удивительный пример — Далай-Лама, духовный и светский лидер тибетцев. Он был свидетелем самого страшного геноцида своего народа. Миллионы тибетцев, включая большое число духовного сообщества буддистских монахов и монахинь, были замучены и убиты китайцами. Однако никто не смеялся над собой громче, чем Далай-Лама. Он знает о трагедии своего времени, однако он также знает счастье, юмор и веселье.

В своей книге «Искусство быть счастливым на работе» соавтор Далай-Ламы Говард Катлер делает следующее наблюдение о его Святейшестве:

Наконец, все стало на свои места. Я понял, как Далай-Лама может заявлять; «Я не делаю ничего» в качестве описания своей работы. Конечно, я знал, что при его оптимизме в этом есть элемент иронии. И за этой шуткой о том, что он не делает «ничего», я узнал его природное отвращение, которое много раз наблюдал, заниматься необязательным самовосхвалением. Это, казалось, вытекало из его отсутствия самопоглощения и озабоченности тем, как другие смотрят на его работу. В то же время он имел искреннее намерение быть полезным другим.2

Это великий дар. И когда мы приносим юмор в нашу жизнь на работе, это еще больший дар. Юмор — великий уравнитель. Он делает генерального директора менее страшным и водителя такси более приятным, и так во всем. Приятный генеральный директор может сделать больше, чем просто дать большую зарплату. Веселый водитель такси может наполнить радостью весь полный забот и обязанностей рабочий день (если вовремя доставит вас на место).

Чувство юмора обычно сопровождается оптимизмом. Здесь есть еще одна неточность в значении. Самые веселые и оптимистичные люди, которых я знаю, пережили реальную трагедию в своей жизни. Когда случается такая трагедия, она погружает нас в пучину горя. Пройдя через него, мы приходим к оптимизму. Когда мы знаем, как может быть плохо, мы находим, как говорит актер Джек Николсон. как может быть хорошо.

Настоящий оптимизм — не искусственное «Приятного дня!» Это способ переживать настоящее, независимо от того, насколько вам тяжело или насколько плохая сегодня погода. Оптимизм прославляет возможность смысла повсюду. Он поднимает нас на поверхность за пределы наших забот и приглашает нас и окружающих найти что-то радостное. Это не означает, что мы прячемся за наш оптимизм. Мы просто радуемся и смеемся.

Действительно, момент юмора в нужное время может поднять нас из возложенной на себя печали и несчастья быстрее, чем что-либо еше. Когда мы смотрим на себя и на ситуацию со стороны, мы не преуменьшаем обстоятельства, мы выходим за их пределы. Мы можем видеть, чувствовать и ценить себя самих как существующих отдельно от нашего горя. Мы не отрицаем его, мы принимаем и поднимаемся над ним.

Давайте рассмотрим некоторые серьезные темы, которые стали последнее время сильно влиять на корпоративную Америку: мошенничество в бухгалтерии и эрозия деловой этики. Что могло бы стать потенциально смешным в волне корпоративных преступлений и как оптимистический подход мог бы использоваться, чтобы дать возможность улучшить ситуацию в будущем?

Энди Боровиц, актер комедии в жанре «стэндап» и автор книги «Кто взял мое мыло? Руководство для генеральных директоров по выживанию в тюрьме» предлагает такой подход: сочетать смех с серьезным анализом. Выступая в одной из ведущих бизнес-школ Америки, он показал, что сатира может быть эффективным (если она хорошая) способом обратиться к субъекту генерального директора и корпоративной этике. Сделать деловую этику открытой и относиться к пен с юмором может быть целительным и для руководителей бизнеса, и для их организаций. Более того, Боровиц уже нашел, что брэнд юмора может быть полезным инструментом для продвижения делового образования, завершения традиционных курсов по деловой этике. После своей презентации в школе Уортон (Университет Пенсильвании) один из студентов-второкурсников факультета делового администрирования сказал: «Умение смеяться и находить какой-то юмор будет, по всей вероятности, двигать нас вперед. До сих пор существует кризис в том, как люди смотрят на своих корпоративных лидеров». И остроумно добавил: «Это было так свежо. Во всем этом был подспудный урок «не воспринимай себя так серьезно»'.

Люди на работе не должны знать много подробностей о вашей личной жизни. Они всего лишь должны знать немного об истинном смысле вашей жизни. Когда мы можем признавать наш собственный смысл, мы также признаем смысл в чьей-то другой жизни. Тогда мы можем отделить себя от своих трудностей, посмотреть на себя со стороны и отнестись к работе с юмором, как к нашему лучшему другу.

В профессиональном мире сотрудники «Скорой помощи» имеют значительный опыт особого самоотчуждения. Для того чтобы быть эффективными, они должны отделять себя от того человека, чью жизнь они пытаются сласти, а также суметь посмотреть на себя со стороны во время этого действия. Их работа по определению наполнена стрессами, напряжением и смыслом. Однако они должны отделять себя от своего «и» и ситуации, с которой они сталкиваются, часто связанной с жизнью и смертью человека, чтобы делать свою работу со смыслом. Но когда дело доходит до юмора, они могут пошутить так. как не пошутят биржевые маклеры в удачные дни.

Самоотчуждение помогает работникам «Скорой помощи» поддерживать эмоциональную дистанцию со своими пациентами, для того чтобы не принимать слишком близко к сердцу их критическую потребность, наблюдая за собой и своей работой со стороны, чтобы подняться над ситуацией и максимально эффективно справиться с напряжением момента.

В нашей стране, пережившей 11 сентября, национальные сообщества отвечают за план чрезвычайных действий во всех ситуациях — от пожара и автомобильной аварии до бомбардировки и биотерроризма. В одном только маленьком округе (в Юго-Западном штате) десятки людей будут собираться на каждое ежемесячное собрание. Их работа включает: полицию, пожарный департамент, медицинские службы скорой помощи, правительство округа и штата, экологические группы, Красный Крест, департамент здравоохранения, коммуникационные и энергетические компании, связь радиолюбителей. В течение двух часов они обсуждают самые трудные, потенциальные, чрезвычайные ситуации и то, как наилучшим образом на них реагировать. Во время этой серьезной работы присутствует минута юмора и смеха.

Мы никогда не знаем, что на самом деле происходит в личной жизни каждого человека. Но мы знаем, что в ней есть и испытания, и победы. Некоторые коллеги могут прийти в пус-

той одинокий дом. другие — в счастливую семью. Все переживают и радость, и горе, которые приносит им жизнь. Они стараются свести концы с концами, воспитывают детей-подростков, малышей. Они страдают от того, что у них нет детей, у них могут быть проблемы с нянями, престарелыми родителями, платежами за машину, расходами на лечение и все остальные жизненные требования. Каждый день люди во всем мире встают и отправляются на работу. Они приносят с собой свои жизни, даже если в данный момент сфокусированы на работе.

Умение отделить себя от ошибок, своих собственных и чужих, — это еще один навык, который очень полезен в работе. Никому не нравится совершать ошибки. Когда мы можем признать наши собственные ошибки и посмеяться над ними, это может оказаться большим облегчением для тех, кто нас окружает. Важны прежде всего те уроки, которые мы из них извлекаем. Мы должны признать, что мы их сделали, но от этого мы не стали хуже4.

Когда кто-то подходит к нам на работе и говорит: «Я допустил ошибку», большинство из нас испытывает сочувствие. Нужно самоотчуждение, чтобы откровенно признаться в ошибке, посмотреть на себя и сказать: «Я допустил ошибку» и потом продолжать жить и работать дальше. Мы одновременно являемся и человеком, которому не хочется делать ошибку, и тем, кто уже ее сделал. Тот человек внутри нас, кто не хочет делать ошибку, находится на месте водителя почти все время. Ошибка — это мгновенье. Когда мы зацикливаемся на своих ошибках, мы предоставляем им слишком большой кредит. Когда мы признаем их и смеемся над ними, мы показываем всем окружающим, что их ошибки тоже временные, и не равны им. Мне это напоминает карикатуру на Кальвина и Гоббса, на которой Кальвин спотыкается, переворачивается и падает только для того, чтобы встать с распростертыми руками и сказать: «ТА-ДААА!»

Конечно, ошибки бывают разные. Большие ошибки, вероятно, не являются предметом для шуток, но они всегда являются жизненными уроками. Они учат нас скромности, и в конечном счете, в глубине, они учат нас смыслу. Они учат нас. что мы больше, чем даже наши самые ужасные ошибки. Если Виктор Франкл мог найти юмор в концентрационных лагерях, вероятно, нет такой ситуации, которая в какой-то момент не давала бы почвы для юмора.

В своих книгах и лекциях Франкл описывал что-то вроде эстрадного выступления, которое время от времени импровизировалось в концентрационном лагере. И хотя это очень трудно себе представить, такая форма лагерного развлечения включала песни, стихи, шутки и даже комедию в жанре «стэндап» (с некоторой скрытой сатирой, относящейся к лагерю), которые исполнялись любыми желающими. Эта деятельность была значимой, отчасти потому, что она помогала заключенным забывать о своей ужасающей ситуации, хотя бы только на мгновенье. Франкл писал: «В целом любое занятие искусством в лагере было до некоторой степени гротеском. Но вы могли бы еше больше удивиться, узнав, что там тоже можно было найти чувство юмора. Юмор это еще одно оружие души в борьбе за самосохранение».'

Действительно, в одном из лагерей Франкл обучал своего друга развивать чувство юмора. Он убедил его пообещать друг другу придумывать хотя бы один веселый рассказ ежедневно, чтобы он касался какого-нибудь случая, который произойдет с ними после освобождения. Один рассказ описывал будущее приглашение на ужин, во время которого друг Франкла забудет, где он, когда подадут суп, и будет умолять хозяйку зачерпнуть его «со дна», что бывало крайне редко, чтобы в тарелку полати горошины. Это было особым лакомством.

Важно понимать различие между самоотчуждением и отрицанием. Когда мы отделяемся от самих себя, мы делаем это совершенно сознательно и ориентируемся на поступок. Мы понимаем неприятную ситуацию и предпочитаем вести себя таким образом, чтобы поддерживать наши отношения с другими. Мы можем разделить бремя на работе, а можем и не разделить. Но мы знаем, что оно есть, и мы знаем, что мы делаем. С другой стороны, отрицание отделяет нас от нашего жизненного опыта и тех преимуществ, которые из него можно получить. И когда мы отрицаем наш собственный опыт, мы отрицаем опыт других. Отрицание ведет к разъединению. Самоотчуждение, наоборот, ведет к контактам, обучению и развитию.

Франкл часто применял технику самоотчуждения во время своего заключения в концентрационном лагере. Действительно, он часто мысленно ставил себя в положение наблюдателя, а не заключенного. Вот как он признался на одной конференции об использовании самоотчуждения для собственного выживания:

Я постоянно пытался дистанцировать самого себя от того несчастья, которое меня окружало, усиливая его. Я помню, как однажды утром шел из лагеря на работу, едва держась от голода, холода и боли своих отмороженных и израненных ступней, которые распухли от голодной водянки и тесных башмаков. Моя ситуация казалась отчаянной, даже безнадежной. Тогда я представил себе, что стою на лекции в большом красивом, теплом и ярко освещенном зале. Я собирался прочитать лекцию заинтересованной аудитории о «Психотерапевтических опытах в концентрационном лагере» (реальное название, которое он потом использовал на этой конференции). В своей воображаемой лекции я сообщил о вещах, которые я переживаю сейчас. Поверьте мне, дамы и господа, в тот момент я не мог даже надеяться, что когда-нибудь мне так повезет и я действительно прочитаю эту лекцию.6

Умение визуализировать и эффективно использовать свое воображение — это два фактора, которые непосредственно поддерживают и влияют на принцип самоотчуждения. Опыт показал, что самоотчуждение может быть более простым, если вы погружаетесь в роль {во многом так же, как это делает актер), нежели остаетесь самим собой. Следовательно, полезное упражнение для практики самоотчуждения включает создание роли для себя либо в фильме вашей собственной жизни, либо в каком-то другом фильме, в котором вы можете сыграть ключевую роль.

Например, представьте себе, что вы играете главную роль в фильме «Защищая свою жизнь». В Городе Суда вам показывают видеоклипы ваших собственных наиболее страшных жизненных моментов. Если бы вы были в этом городе, с какими бы страхами столкнулись и как бы вы с ними справились? Как бы вы оправдали или защитили ваши действия в прошлом? Важно обратить внимание, что ваше чувство ответственности за открытие персонального смысла может быть повышено погружением в такой вымышленный, но все же автобиографический отстраненный взгляд на вашу собственную жизнь.

Естественно, при окончательном анализе самоотчуждение совсем не означает отчуждения вообще. Хотя, конечно, оно оказалось эффективным инструментом для того, чтобы справляться с

широким диапазоном ситуации, включая разные неприятности и трудности, от которых вы не можете убежать, его конечная ценность заключается в неограниченном потенциале для принесения в жизнь целостности и настоящего смысла. Однако чтобы мобилизовать энергию самоотчуждения и использовать ее потенциал, требуется и свобода мысли, и поиск смысла. Мы можем осуществить эти требования, только если мы не являемся пленниками наших мыслей.

МОМЕНТ СМЫСЛА. Вспомните ситуацию на работе, от которой вам хотелось бы дистанцироваться, прежде чем вы смогли найти правильное решение (возможно, сегодня вы находитесь в таком ситуации). Возможно, нас поставили перед необходимостью решения, которое не согласуется с вашими личными ценностями или этикой, или вас поставили в чрезвычайную ситуацию, которая требует быстрого действия. Как вы дистанцировались или отчуждались от этой ситуации? Как вы дистанцировались пли отчуждались от самого себя, чтобы посмотреть и пересмотреть ваши собственные позиции и модели поведения? Когда вы сейчас думаете об этой ситуации, какой урок вы из нее извлекаете? В частности, что вы узнали о своей способности самоотчуждения? Если начать все сначала, что бы вы сделали по-другому в этом ситуации?

Как вы используете юмор в качестве способа создать дистанцию между собой и проблемой на работе, вместо того, чтобы зациклиться на этой ситуации?

ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗМЫШЛЕНИЯ

Подумайте о способах, которыми вы можете помочь своим коллегам и или сотрудникам узнать и практиковать самоотчуждение на работе - в качестве механизма и инструмента для знания и роста. Что бы вы заставили их сделать, чтобы продемонстрировать, что они понимают и могут применить этот принцип?

9. Время от времени отвлекайтесь от проблем

Дерефлексия может применяться до той степени, до которой... восприятие направлено на позитивные аспекты.1

Энди — бывший руководитель крупной компании по разработке программного обеспечения. Он получал более 130 000 долларов в год и огромный социальный пакет Он также руководил коллективами программистов в нескольких штатах и имел офис за рубежом. Но теперь он потерял все. Как многие белые воротнички, Энди потерял работу во время приостановки работы компании и не смог найти другую, которая предложила бы ему те же условия или похожие — обязанности, статус, зарплату- и пособия. Вместо этого, из-за отчаяния, он оказался на грани выживания и сотрудничал с теми, кто предлагал ему значительно меньше.

«Да, отчаянные времена требуют отчаянных мер, — говорит Энди. Он продолжает: — Теперь не время быть разборчивым. Когда меня уволили, я продавал драгоценности в универмаге и работал кассиром на лыжном курорте, и на обеих работах я получал по 8 долларов в час. Теперь я продаю оборудование для гольфа».

Однако Энди больше, чем просто выживающий на рынке труда, который требует таких отчаянных мер. Хотя он эмоциональный человек, он не считает, что хватается за соломинку, как некоторые другие уволенные белые воротнички. Он всегда говорил, что у него другая судьба. Видите ли. Энди не идет на поводу своих эмоций: тревогам по поводу недостатка денег, стыда или смущения. Энди на самом деле не чувствует, что проиграл. Вместо этого, он ощущает, что движется вперед. Страстный игрок в

гольф, он перешел к работе, связанной с его хобби. Сначала помогал управлять профессиональным магазином на местной площадке для гольфа, а теперь продает оборудование для гольфа в спортивном торговом центре. И в своей нынешней работе Энди видит даже позитивную сторону.

«Это намного проще и менее напряженно, чем было раньше, но я научился быть скромным, — говорит он. — Я вижу парней, которые приходят на площадку для гольфа в напряженном состоянии. Это парни, которые опаздывают положить мяч для первого удара, и ждут, что я что-нибудь сделаю для них. Мне нравится общаться с людьми, которые напоминают мне себя прежнего».

Энди многому научился с тех пор, как его уволили с руководящей должности в конце 2001 года. Среди других вещей он сумел увидеть позитивную сторону в том, что могло бы случиться для него, как и для многих его сверстников, — облако отчаяния и бремя внутренней пустоты. Вместо этого Энди повернул фокус своего внимания на более важные вещи в своей жизни и обнаружил более глубокий персональный смысл в этом процессе.

При равных условиях в конкурентной борьбе получения работы, безработный человек, который не падает духом, а борется за право выживания, получит больше шансов, нежели человек, который плывет но течению.2

В детстве я слышал внутренний голос, который всегда звучат, когда что-то шло не так. Он говорил: «Подумай о чем-то еще». И я думал. Я помню, однажды, когда я был подростком, во время соревнований меня сбросила лошадь. Я упал в канаву с водом, а лошадь — на меня. Погрузившись в воду, я думал: все ли в порядке с моей лошадью, закончим ли мы состязание? Я даже помню, что задавал себе вопрос как меня зовут, убеждая себя, что я все еще жив, если могу отвечать на них правильно!

В детстве мы естественно жизнерадостны, ничего не расстраивает нас надолго. Диапазон нашего внимания невелик, наши интересы многообразны, и мы полностью поглощены тем. что происходит в данный момент. Большинство из нас инстинктивно знали, как «думать о чем-то другом», если кто-то делает нам больно, крадет наши игрушки или съедает нашу конфету. Мы могли кричать и визжать несколько минут, но не долго. Это было неестественно — зацикливаться на этих мыслях, постоянно думать о всяких неприятностях. Мы просто переходили к следующему великому приключению. Всегда было что-то более захватывающее. о чем можно было подумать.

Но когда мы повзрослели, мы забыли об этих навыках. Как взрослые, мы умеем думать о вещах, которые полезны. Но когда мышление становится навязчивым и мы постоянно фиксируемся на негативных вещах, это больше не является полезным. Часто это наша работа, на которой мы проводим большую часть своей жизни. Она становится козлом отпущения для наших постоянных жалоб и негативизма: Жизнь несправедлива. Начальник — придурок. С коллегами нет общего языка. Обеденный перерыв слишком короткий. День слишком длинный. Работы слишком много. Платят недостаточно. Иногда кажется, что работа существует только для того, чтобы на нее жаловаться.

Мы все знаем таких жалобщиков. Время от времени мы тоже гак поступаем. Иногда они нам нравятся, потому что они жалуются для нас и позволяют нам выпускать свои разочарования безо всякого риска. В другое время они навешивают на нас свои проблемы и мы чувствуем, как наше настроение и энергия ухудшаются. Когда мы фокусируемся на всем плохом и слышим постоянные жалобы, мы перестаем видеть вокруг хорошее. Осуждения и жалобы не приводят ни к чему хорошему, даже если действительно есть, на что жаловаться и что осуждать. Пора стряхнуть пыль со своих старых детских навыков, подумать о чем-то другом и наладить отношения с жизнью.

Это напоминает мне то время, когда я работал много лет назад в Иллинойсе в департаменте психического здоровья штата. Я отвечал за координацию социальных служб внутри подобласти города Чикаго, а также работал в психиатрическом отделении в одной из больниц штата.

Это подразделение, наряду с другим в области Чикаго, было перегружено пациентами, многие из которых были либо психотическими больными, либо склонны к насилию. Мое отделение страдало от серьезной нехватки сотрудников. По этим и другим причинам сотрудники постоянно жаловались на проблемы, с которыми они сталкивались. Пациенты, по закону, имели право на лечение самым гуманным из возможных способов, а мы не очень хорошо работали, чтобы обеспечить его. Я бы сказал, что работали ужасно, потому что при сложившихся обстоятельствах практически невозможно было отвечать даже самым базовым стандартам лечения. Больница была так перегружена пациентами, что они спали на полу в коридорах! Короче говоря, мы даже не отвечали нашим этическим и моральным обязательствам по уходу и лечению больных должным образом.

А сотрудники продолжали жаловаться, и все больше и больше опускались до «синего гриппа», то есть они звонили на работу и сообщали о том. что не придут. Это делало и без того трудную ситуацию ужасающей. Те из нас, которые находились на руководящих позициях, выбиваясь из сил, часто работая несколько восьмичасовых смен подряд. В конце концов жалобы и сопротивление вылились в полномасштабную забастовку, организованную профсоюзами.

Я помню моего босса Риту, дипломированную медсестру, которая долгое время занимала пост администратора по психиатрическому лечению. Она сказала: «Бог с ними! Но мы должны продолжать работу, поэтому давайте подумаем, что мы можем сделать без них».

«Без них? — подумал я. — Как это будет? Мы находимся в серьезной и неприятной ситуации, из которой нет очевидного выхода. Может быть, она просто этого не понимает?»

По прошествии времени я понял, что Рита знала гораздо больше, чем я предполагал. Во-первых, она сосредоточилась на потенциально позитивных последствиях этого прогула. Мы в конце концов могли получить ресурсы, которые нам так давно были нужны. Во-вторых, она подчеркивала, как окрепнут товарищеские отношения между теми, кто остался. Мы лучше узнали друг друга и. конечно, больше, чем когда-либо, могли положиться друг на друга. Что касается Риты, наша ситуация напомнила ей госпиталь во Вьетнаме. Она пережила ту ситуацию и была абсолютно уверена, что переживет и эту. Рита понимала, что пациенты (во всяком случае, некоторые из них) способны помочь нам в трудной ситуации. Как оказалось, мы действительно нашли поддержку среди пациентов, и это связало нас такими узами, которые не могли бы сформироваться при традиционном подходе лечения.

Перенеся фокус нашего внимания на позитивный опыт, мы смогли найти смысловой потенциал в нашей трудной ситуации. Благодаря руководству Риты и способности «дерефлексии», как

говорил Франкл, мы не подчинились нашим обстоятельствам, невзирая на то, насколько сложными они казались. Спасибо, Рита!

Когда мы позитивно думаем о работе, происходят две вещи: мы лучше чувствуем себя на работе, и нам лучше работается. Если мы используем творческое отвлечение внимания, когда мы расстроены и разочарованы, мы открываем себя конструктивному действию. Мы видим себя более полно, более всесторонне. Мы выходим из нашей собственной тени.

Когда мы находимся в плачевной рабочей ситуации, у нас есть выбор: либо уйти, либо найти смысл в том, что мы делаем. Помните, если у вас нет вооруженного нацистского охранника, который диктует вам каждый шаг. вы, в конечном счете, имеете свободу выбирать: уйти с работы или остаться. Даже когда мы занимаемся любимой работой, у нас бывают плохие, даже ужасные дни.

Когда мы переживаем стресс на работе, мы всегда можем в своем воображении перенестись куда-нибудь: в любимое место, любимое занятие, иногда представить любимый аромат. Один человек, которого я знаю, украшает свой офис сувенирами из путешествий, которые она совершала по всему миру. Когда работа напрягает, она фокусирует свое внимание на одном из своих любимых мест отдыха или переносит себя туда, пока не почувствует расслабление. Еще один человек представляет себе, что он плывет на яхте, часто используя ароматерапию и музыку, чтобы помочь себе проникнуться духом момента, Работать может все. что угодно. Это ваше воображение. Итальянский кинопродюсер Роберто Бениньи известен своим использованием воображения такими способами, которые позволяют его слушателям совершать мысленные путешествия, оставаясь на своем месте. В своем фильме «Жизнь прекрасна», получившем международное признание и награды Академии, Бениньи поделился своим трогательным рассказом о человеке, попытавшемся защитить своего сына от ужасов Холокоста. Хотя фильм подвергся критике тех, кто считал неуместными шутки и оптимизм по отношению к тому, что было так страшно, «комедия» Бениньи базировалась на опыте его отца, который провел два года в нацистском концлагере, и следовательно, имела реальные корни.

Фильм представляет собой историю Гвидо, официанта-еврея, который, оказавшись в концлагере, создает и разыгрывает воображаемую «игру» (вам придется посмотреть фильм, чтобы понять

правила этой игры) со своим маленьким сыном, чтобы не сломаться и выжить. Не желая стать свидетелем того, как его сын погибнет от рук нацистов или будет подавлен ужасом ситуации, Гвидо (которого играет сам Бениньи) поддерживает искрометный юмор и веселый позитивный взгляд перед ужасом происходящего.

Было сказано: «Не паникуй по пустякам. И это все мелочи»'. Это особенно верно по отношению к работе. Не важно, насколько мы ценны для компании или организации, в глобальном смысле, наша работа состоит из мелочей. Есть много других людей, которые могут эти мелочи сделать, но это не делает нашу работу пли нас менее значимыми. Это означает, что мы должны всегда обращать внимание на нашу свободу воображения: играть, ходить в походы, готовить, писать фантастический роман, стать президентом маленькой страны, что всегда доступно нам. Процитируем Альберта Эйнштейна: «Воображение важнее, чем знание».

С бешеным натиском телевидения, видеоигр и Интернета легко забыть, что мы имеем доступ к нашему воображению в любой момент. Мы почти отвыкли им пользоваться. Но если мы поговорим с кем-нибудь, кто пережил реальную травму или преодолел сложную ситуацию, мы увидим, что лучшим другом их было воображение.

В концентрационных лагерях, во многом как Гвидо. Франкл пользовался разнообразными фантазиями, чтобы преодолеть крайнее отчаяние. Он представлял себе еще одну встречу со своей мамой и посещение его женой. Он также представлял, как снова поднимается в горы. Это был его любимый вид отдыха. Он фантазировал, как принимает теплую ванну и читает лекции в заполненной аудитории. Таким образом, говорил он, его собственное честолюбие выводило его из крайнего отчаяния.

Для заключенных их воображение часто являет все, что связано с едой. Они представляют снова и снова ту еду, которую они получат, когда окажутся на свободе. Они могут мысленно увидеть ее, дотронуться до нее. ощутить ее вкус и запах. Именно об этом они мечтают все годы своей изоляции и безнадежности. Еда придает смысл их жизни.

Когда мы на работе слишком сфокусированы на том, что прямо перед нами. — будь то властный менеджер, непредсказуемый коллега, сложная задача или скучная рутина — это равно-

сильно тому, чтобы смотреть из космоса на Землю и видеть только дождевое облако где-нибудь над Айдахо. Нам нужно помнить, что жизнь огромна, и наша жизнь в том числе. Когда мы расстроены из-за нашей работы, мы теряем видение смысла в своей жизни. Наша способность отстраняться от этого недовольства и фокусироваться в своем воображении на чем-то приятном возвращает нас нашей свободе и нашему источнику подлинного смысла.

Творческое отстранение, или дерефлексия, если использовать термин Франкла, также полезна, когда мы должны делать на работе что-то по-настоящему важное, например провести презентацию или принять участие в очень важном собрании. Успокоившись и убедившись, что мы живы и здоровы, мы можем представить себя в безопасном и приятном месте. Мы можем наполнить себя собой и не быть уязвимыми ни при какой роли, которую нам предстоит сыграть. Когда мы приносим в ситуацию наше собственное значимое «я», даже если мы не всегда «знаем» нужную вещь в нужный момент, мы приносим в нее нашу внутреннюю аутентичность, нашу подлинную сущность. Это то, к чему мы все чувствительны. Мы знаем, что когда кто-то подлинный, настоящий, то чувствуем себя рядом с ним комфортно. Нам приятно. Нам легко. Мысленно представляя себе то место, где можем в полном смысле слова быть самими собой, в состоянии выйти за пределы тех ролей, которые нам предлагает наша работа. В свою очередь, возникает «этика подлинности» и может начаться реальная работа.

Это особенно важно, когда мы думаем, что наши роли — это то, что ожидают от нас люди. Мы можем часто делать и говорить вещи, которые обогащают наше видение нашей роли на работе. Но в перспективе это истощает и нас, и окружающих. Знать свою работу и играть роль — это две разные вещи. Самая сильная комбинация — это быть самим собой и выполнять свою работу4.

Иногда нам нужна помощь, и именно наша способность творчески отвлекаться больше всего может нам пригодиться, чтобы оказаться в месте, где можем в полном смысле слова быть самими собой. Это всегда нам доступно. Просто включите свое воображение.

Часто, когда мы дерефлексируем, то есть переключаем фокус нашего внимания от того, что нас беспокоит на работе, получаем иное понимание проблемы. Многие сложности в отношениях с людьми возникают от того, как мы видим вещи, как принимаем решения и в каком стиле работаем. Для разных людей это все может быть совершенно различным. Насколько конструктивно мы воспринимаем эти различия, одна маленькая дерефлексия может быть огромной движущей силой.

Дерефлексия призвана противостоять... навязчивой склонности к самонаблюдению5.

Принцип дерефлексии, говорил Франкл, помогает нам игнорировать те аспекты нашей жизни и работы, которые нужно не замечать. Он также помогает нам отвлечься от постоянной поглощенности своими проблемами и направить нас к истинным смыслам, которые жаждут того, чтобы мы их открыли. По существу, дерефлексия побуждает нас в любой ситуации воспринимать что-то новое, чтобы мы могли избавиться от старых представлений и способов действия. Посредством этого процесса, выстроенного вокруг смысла, мы можем развиваться, преодолевая те обстоятельства, которые нас ограничивают. Мы можем создавать новые отношения и идентифицировать те вещи, которых можно (и нужно) избегать.

Позвольте мне познакомить вас с простым упражнением, которое может помочь вам развивать дерефлексию и справляться с реальными практическими вопросами на работе и в вашей повседневной жизни. Оно называется упражнение «Ментального экскурса». Помимо того, что оно поможет вам переключать фокус вашего внимания и совершать мысленный экскурс куда бы то ни было, оно может использоваться для того, чтобы облегчить креативное мышление и решение проблем.

Начнем с того, что запишем на листочке бумаги ту ситуацию, проблему или неприятность, с которой вы сейчас столкнулись. Теперь запишите аналогичную для себя ситуацию, одновременно убедившись, что вы максимально напрягаете свое воображение, откладывая суждение. Наслаждайтесь процессом свободной ассоциации и создания связей в вашем сознании. Помните, что вы стараетесь выбраться из проблемной ситуации, поэтому идентифицируйте некоторые ситуации, которые отличаются друг от друга. В качестве катализатора и ориентира идите вперед и заполните пропуски в следующем предложении: «Моя проблемная ситуация (какая?), похожа на (какую аналогичную для нее ситуацию?) Например, «проблема необходимости слияния двух различных организаций» похожа на «вступление в брак». Опять же, растягивайте свое мышление!

Теперь выберите по крайней мере два пункта из вашего списка активных аналогов и обдумайте техникой «мозгового штурма» те вещи, которые вам нужно будет сделать или получить для того, чтобы разрешить каждую из этих ситуаций. В приведенном примере — что вам нужно для подготовки к женитьбе? Запишите свои мысли, составив список. Продолжайте на этой стадии упражнения воздерживаться от суждения, чтобы вы зафиксировали как можно больше мыслей.

Поздравляю! Вы совершили мысленный экскурс, даже два или больше! Теперь вернемся к первоначальной проблеме — к вашей, так сказать, отправной точке: посвятите некоторое время тому, чтобы генерировать идеи для возможных решений. Лучший способ сделать этот шаг — создать связи между как можно большим числом пунктов в этом списке и первоначальной ситуацией. Так как вы выбрали ситуации, аналогичные вашей, то уже знаете, что между ними есть взаимосвязь. Ваша задача, если решаете принять ее. заключается в том, чтобы использовать ваш список аналогичных пунктов (например, те вещи, которые вы определили как необходимые для подготовки к женитьбе), как трамплин для генерирования идей, которые можно использовать, чтобы приблизиться или даже разрешить вашу исходную ситуацию (например, слияние двух разных организаций). Две идеи, которые могут прийти в голову, следующие: 1) решить, где жить (размещение офиса) и как соединить два домашних хозяйства (офисы) и 2) пригласить семьи (команды сотрудников) на генеральную репетицию вечеринки!

Мы все приносим на работу свои различные истории, опыт, навыки и мотивации. Когда включаем в процесс немного дерефлексии, то приглашаем других быть эффективными, так как они знают, как обходиться без того, кто критикует за различия.

Развитие нашей способности дерефлектировать трудности на работе помогает нам быть все более и более жизнерадостными. У нас есть надежный и конструктивный способ справляться с трудностями. Именно такой образ мыслей может служить нам при небольших трудностях, например при принятии решения, какое офисное оборудование купить, и при сложных проблемах — например, как справиться с потерей работы.

В идеальном мире та работа, которая нам нравится, была бы у нас всегда. Но все больше и больше квалифицированных специалистов сталкиваются с потерей работы спустя много лет службы. Иногда это внезапный удар. Нас заставляют действовать. Иной раз мы можем видеть приближение этого — возможность, если не всегда вероятность. В любом случае вместе с неизвестностью приходят страх и беспокойство. Это может ускорить процесс превращения нас в более добросовестных и квалифицированных работников, или мы можем переключить фокус нашего внимания от нашего нынешнего вклада в нашу работу и в воображении подняться выше и выйти за пределы нашего персонального горизонта. Возможности не ограничены, и выбор остается за нами.

Наша способность «забываться» и буквально поворачивать фокус нашего внимания может быть очень полезна в поиске смысла. Когда она помогает нам восстановить связи с нашим подлинным «я», с теми, кого мы любим, и с тем, чем стоит заниматься, дерефлексия возвышает нас над работой и деньгами. Мы больше не являемся пленниками наших мыслей, она возвращает нас к смыслу.

МОМЕНТ СМЫСЛА. Вспомните ситуацию из вашей трудовой жизни, в которой вы чувствовали необходимость отключиться, чтобы эффективно с ней справиться (возможно, вы сейчас находитесь в такой ситуации). Может быть, вы столкнулись с тяжелой проблемой, которая особенно для вас трудна. Возможно, вас поставили в чрезвычайную ситуацию, которая требует мгновенного разрешения. Как вы переключили фокус вашего внимания от этой ситуации на что-то другое? О чем вы фантазировали? Что получилось (если получилось) в результате этого переключения фокуса? Когда вы сейчас думаете об этой ситуации, что вы из нее извлекли? В частности, что вы узнали о вашей способности к дерефлексии? Что бы вы сделали иначе в этой ситуации?

Какими путями вы используете ваше воображение, чтобы переключать фокус вашего внимания, когда вы имеете дело с проблемными ситуациями в работе или на рабочем месте?

ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗМЫШЛЕНИЯ

Подумайте о тех способах, которыми вы можете помочь своим коллегам и/или сотрудникам научиться применять дерефлексию на работе - как надежный механизм и инструмент для знания и роста. Что бы вы заставили их сделать, чтобы продемонстрировать, что они понимают и могут применять этот принцип?

10. Развивайтесь и расширяйте свои познания

Не ставьте своей целью успех чем больше вы стремитесь к нему и делаете его своей мишенью, тем больше вероятность, что вы промахнетесь. Успеха, как и счастья, нельзя добиваться. Он получится, и только как непреднамеренный побочный эффект вашей преданности тому делу, которое значительнее вас, или как побочный продукт вашей преданности не себе, а другому человеку. Счастье должно случиться, и то же самое верно для успеха. Вы должны позволить ему случиться, не заботясь о нем.1

Андреа Ягер была самой молодой теннисисткой, появившейся на Уимблдонском турнире в 1980 году. В свои пятнадцать лет она также была самой молодой полуфиналисткой открытого чемпионата США в том же году. Ее называли «вундеркиндом с косичками», и ее ждало большое спортивное будущее. Однако в 1984 году ее карьера в теннисе закончилась из-за травм и истощения. Андреа исчезла с экранов спортивных радаров и общественного внимания. Действительно, в жизни Андреа произошел поворот, но ее наследие только начинало проявляться. Видите ли, за годы своей карьеры теннисного феномена Андреа проводила свободное время в больницах, общаясь с больными детьми в разных странах. Во время этих искренних встреч с Андреа произошла настоящая метаморфоза. После переезда в 1989 году в Аспен (Колорадо), она приняла решение посвятить свою жизнь тяжело больным детям, чтобы дать им больше возможностей узнать жизнь. «Вся миссия заключалась в том, чтобы открыть возможности для смертельно больных детей жить более полной жизнью на долговременном основе», — сказала Ягер. Она создала Благотворительный фонд при поддержке друзей и других сторонников и на неделю привозила детей со всего мира в Колорадо, чтобы они увидели другую жизнь за стенами больничной палаты. Сначала Андреа рассчитывала на местные отели, чтобы поселить своих юных гостей. Однако ей удалось осуществить свою мечту на десяти акрах земли ранчо Силвер Лайнинг, построенного полностью на пожертвования. В июне 1999 года первые двадцать детей прибыли в гости на ранчо, и Андреа была там, чтобы приветствовать их.

Это ранчо, которое находится в черте города, тронуло душу каждого, так как оно отвечало всем потребностям этих детей. Группы специально делали небольшими, из разумных соображений. «Я верю в философию каждого отдельного ребенка в каждый данный момент», — сказала Ягер. Она продолжает: «Если вы можете заставить ребенка улыбнуться или рассмеяться, значит, вы нашли свое место на земле. Вы открываете много из того, что приносят дети, и когда вы видите силу, характер, надежду в их глазах и сердцах, это помогает вам пройти через самые мрачные периоды, когда вы собираете деньги на благотворительность».

В июле 2001 года Андреа Ягер давала интервью NBC Dateline. После экскурсии по ранчо репортер была так потрясена, что она спросила Ягер: «Как вы хотите, чтобы о вас помнили?» Не раздумывая, Андреа быстро ответила: «Мне это не нужно. Я хочу, чтобы помнили об этих детях». Без преувеличения, ответ Андреа показывает нам. что сердечный свет внутри человеческого духа ярче всего светит, когда мы создаем смысл за пределами нашей собственной жизни.

Когда мы творчески продуктивно работаем с другими, наше переживание смысла углубляется. Когда мы работаем непосредственно на благо других, смысл углубляется такими способами, которые вознаграждают нас безмерно. Когда бы мы ни выходили за пределы удовлетворения собственных персональных потребностей, мы вступаем в царство того, что Франкл называл «наивысшим смыслом». Некоторые называют это связью с высшим «я», с Богом, с нашим собственным духом, с универсальным разумом, с любовью, коллективным благом. Не важно, как это называется, это глубокий смысл, и он трансформирует нашу жизнь.

Мы все знакомы с командным духом. Когда мы его ощущаем, что именно он собой представляет? Ведущий эксперт по командному духу предложил следующее наблюдение: «Когда вы спрашиваете у людей... что это значит — быть частью великой команды, больше всего поражает смысл этого ответа. Люди говорят о том, что это значит быть частью чего-то большего, чем ты, быть значимым, быть продуктивным. Для многих становится ясно, что их жизненный опыт в качестве части по-настоящему великих команд выделяется как уникальный период жизни, которую проживают со всей полнотой. Некоторые проводят остальную часть своей жизни в поисках путей снова ощутить этот дух».

Командный дух — это нечто, что существует среди нас, даже когда мы его не видим. Это то, что мы сразу узнаем, но нам трудно дать этому определение. Это больше, чем мы, независимо от величины этой группы. Однако он не может существовать без нас. И не важно, какова наша цель, командный дух не ориентируется на цель. Он вытекает из того, чтобы соединить дело и существование. Это часть процесса, а результаты, или «продукт», всегда приходит позднее.

Это парадокс, что слишком сильное фокусирование на цели исключает нас из игры и делает ее более труднодостижимой. Когда присутствует командный дух, все становится возможным. На игровой площадке, будь то в спорте или в бизнесе, командный дух поднимает индивидуальный дух каждого. Даже когда результат — оглушительный успех, персональная награда всегда больше в самом процессе. Именно совместная деятельность запоминается как значимая и трансформирующая.

Между спортом, театром и любой работой есть одна общая составляющая — все это потенциал для игры. Когда мы даем и берем, когда мы там ради других — на поле и вне его — именно игра соединяет нас вместе. Она дает нам награды, которые выходят за пределы нашего «я» и укрепляет смысл где-то за этими пределами, там, где он приобретает всеобщую значимость и выходит за пределы всех нас.

Это чудесная демонстрация человеческого состояния с большей долей вероятности встречает отпор там, где она больше всего необходима, — на работе. Быть начальником часто похоже на то, как быть родителями. Мы забываем обо всем, что мы узнали об игре. Мы забываем о веселье и о том, как хорошо мы учимся

и растем без того, чтобы нам об этом рассказывали. Наша естественная склонность заключается в том, чтобы играть вместе, сотрудничая друг с другом и радуясь. Однако на рабочем месте многие менеджеры испытывают проблемы если сотрудничество протекает в таком плане, и у них возникают мысли: работу не принимают всерьёз! Прекратите развлечения, пока они не распространились! Увольте их!

Многие из нас имели подобный опыт? Мы только пошли с заданием куда-то или с важной проблемой — будь то наша персональная проблема или нашей команды — и нас застукали за развлечением. Это сразу же лишает наши паруса творческого ветра. Настроение портится. Прогресс, которого мы достигли, тускнеет. Обычно только гораздо позже, когда прошло достаточно времени, чтобы позволить нам воссоздать наше ощущение успеха, этот прогресс восстанавливается. Если бы только эти беспокойные менеджеры знали, какую медвежью услугу они оказывают компании, когда подавляют дух творческой игры на работе! Если руководители не будут нас вдохновлять на работу, мы будем это делать сами. Именно это делает нас максимально продуктивными. Это создает наполненность, и если мы не можем свободно это выразить, награда, которая ничего не стоит компании, будет уничтожена.

Когда бы наша работа ни выводила нас за пределы нас самих, мы переживаем более значительный смысл, даже если мы делаем что-то совсем простое, как выбор места для соседней компании, или что-то сложное, как международной корпорации. Когда мы работаем, чтобы привнести смысл в компанию, больший, чем только практический результат, мы привносим смысл каждому, кто там работает, и в саму жизнь. Это грандиозная задача, когда она касается корпоративного мира, потому что единственная задача корпорации как законной единицы заключается в том, чтобы создавать деньги. Создание смысла не является ее имманентной задачей. Но акционеры, генеральные директора и сотрудники могут, если они героические люди, создавать смысл в своей корпорации.

Выращивание смысла в корпорации требует больше, чем просто добрых намерений. В этой книге мы видим прекрасные примеры компаний, которые фокусируются на вещах, выходящих за пределы денег, где поиск персонального смысла и удовлетворения действительно имеет значение. Но как насчет тех компаний, которые поддерживают такие существенные ценности, но не достигают результата? Я не говорю об организациях, которые, очевидно, не имеют намерения культивировать смысл. Я говорю о тех, которые заявляют, что они это делают.

Много лет назад у меня была возможность работать с Джорджем, президентом и генеральным директором средней корпорации, которая специализируется на разработке современных технологий, чтобы развивать человеческий потенциал. Благодаря солидной репутации в области науки, он работал в сфере космической программы, и его компания смогла привлечь к работе некоторых из лучших ученых в стране, а также значительные инвестиции капитала. Джордж был ярким и харизматичным человеком, и он обожал светиться в средствах массовой информации (где его часто видели).

Будучи одновременно лидером и менеджером, Джордж презентовал себя как своего рода «гуру» и даже издал книгу, которая излагала его жизненную и профессиональную философию. Джордж видел каждого как часть целого, утверждая, что это целое значительнее, чем сумма составляющих его частей. Более того, он заявлял, что его компания была специально создана и управляется на таких принципах, вероятно, для того чтобы гарантировать, что смысл в работе и значимая работа будут всегда играть центральную роль в его компании. Но даже когда Джордж общался и обнимал всех своих сотрудников — включая частые групповые объятия, — чтобы продемонстрировать семейную солидарность, которая стоит за его принципами, я наблюдал низкую мораль, высокую текучесть кадров, недоверие и неуважение на всех уровнях компании, когда я сталкивался с нею. Я рассказываю это для того, чтобы показать вам: хороших намерений не достаточно, чтобы культивировать что бы то ни было, не говоря уже о смысле.

Мы все знаем людей, которые живут за пределами своего «я», для других и на работе, и в своей частной жизни. Обычно кажется, что они делают это потому, что такова их природа, или потому, что им повезло с хорошими наставниками, которые встретились им на жизненном пути — включая родителей, учителей и начальников, которые воспитывали их своим личным примером. Более того, я подозреваю, их щедрая натура часто проистекает из их личного опыта. Вероятно, они страдали, когда были детьми, и знают, каково это, поэтому они стали преданными

родителями. Возможно, их воспитывали в обеспеченной семье, и они хотят вернуть это, поэтому они вступают в Корпус Мира. Возможно, они были мастерами своего дела, находили его востребованным, искали более глубокий смысл и затем получали работу в некоммерческой организации, которая служит другим. Возможно, они достигли максимальных успехов в своей профессии, обожали ее и испытали вдохновенье помогать другим.

Если мы всего лишь на несколько минут оглянемся вокруг, то встретим людей, которые что-то делают для других спокойно, скромно, не требуя награды. Если бы мы спросили у них почему, они. вероятно, не сразу нашли бы ответ. Но и подозреваю, что все они согласились бы. что это им нравится. Альтруизм — это хорошо. Он удовлетворяет что-то в нас, что жаждет выйти за пределы нашего «я», что знает, что мы уважаем более глубокий смысл в нашей жизни, когда мы служим потребностям других.

Способность выйти за пределы своего «я», согласно Франклу, еще одна из уникальных, присущих только людям, черт. Действительно, самотрансцендентность, как это названо в Логотерапии, является сущностью человеческой природы. Иными словами, быть человеком в основе своей означает иметь отношения и быть направленным на кого-то в большей степени, чем на самого себя. Признавая абстрактную природу самотрансцендентности, Франкл использует человеческий глаз, чтобы объяснить это более наглядно:

В известном смысле, ваши глаза также являются самотрансцендентными. Просто обратите внимание, что способность глаза воспринимать окружающий мир по иронии судьбы зависит от его неспособности воспринимать самого себя, за исключением отражения в зеркале. В тот момент, когда мой глаз воспринимает что-то свое, например, цветное гало вокруг света, это означает его собственную глаукому. Но здоровый глаз, нормальный глаз не видит самого себя. Способность видеть ухудшается до той самой степени, до которой глаз воспринимает самого себя.3

Хотя такое сравнение со здоровым глазом помогает нам лучше понимать природу самотрансцендентности, еще одно трансформационное качество может помочь нам понять, почему самотрансцендентность так жизненно важна. В этом отношении существу-

ет гуманистическая концепция, которая развивается в Южной Африке и называется «Убунту».4 Она не только создает основание для африканского менеджмента, но также имеет отношение к нашему пониманию самотрансцендентности. Полное выражение на зулу этой концепции — это «Убунту Нгумунту Нгабанту». По-английски это приблизительно означает: «человек является человеком только через других людей». Важно, что эта концепция касается отношений не самих по себе. Скорее, она касается человеческой природы и того, что только люди могут создавать гуманность других. Эта концепция совпадает с гуманистической философией Франкла. Я предполагаю, что именно из-за Убунту {то есть, наша человеческая природа может быть по-настоящему выражена только как «отражение» других) случается самотрансценденция. По сути, мы должны суметь выйти за пределы своего «я», чтобы суметь реализовать больше самих себя.

Чтобы оценить для отражения основы самотрансценденции, позвольте мне поделиться с вами следующим рассказом, который называется «Эxo»:

Сын и отец идут по горам. Вдруг сын падает, ушибается и кричит: «A-a-a!» К своему удивлению, он слышит голос, который повторяет где-то в горах: «A-a-a!» Удивленный, он кричит: «Кто ты?» Он получает ответ: «Кто ты?» Тогда он кричит горе: «Я восхищаюсь тобой!» Голос отвечает: «Я восхищаюсь тобой/» Рассерженный, он кричит в ответ: «Трус!» Он обращается к своему отцу и спрашивает: «Что происходит?» Отец улыбается и говорит: «Мой сын. обрати внимание». Снова человек кричит: «Ты чемпион!» Голос отвечает: «Ты чемпион!»

Юноша удивлен, но он не понимает. Тогда отец объясняет: «Люди называют это ЭХО, но на самом деле — это ЖИЗНЬ. Она возвращает тебе назад все, что ты делаешь и говоришь. Наша жизнь это просто отражение наших поступков. Если ты хочешь больше любви в этом мире, создай больше любви в своем сердце. Если ты хочешь больше умения в своей команде, улучши свою собственную компетенцию. Это отношение применяется ко всему, ко всем аспектам жизни. Жизнь возвращает тебе назад все то, что ты дал ей. Твоя жизнь — это не совпадение. Она

отражение тебя!»

Теперь остановимся на минуту и подумаем. Вы обращаете внимание и слушаете свое эхо. Что жизнь кричит вам и что вы кричите жизни?

Потребность глубокого служения часто проистекает из глубокого страдания. Виктор Франкл, Нельсон Мандела, Махатма Ганди, Далай-Лама, архиепископ Десмон Туту, Аунг Санг Суу Чи — все трансформировали свое страдание в служение. Они пережили свое страдание как значимое в самом глубоком смысле. Из их страдания родилась не горечь, а любовь — и смысл. Священная миссия быть человеком была наследием их страдания, и это просветило и трансформировало остальную часть их жизни. Смысл стал их жизненной работой.

Не всем нам суждено быть Манделой или Ганди. Но если мы обратим внимание, то увидим, что жизнь каждый день призывает нас выйти за пределы наших собственных интересов. И когда мы это делаем, она служит нашим собственным интересам способами, которые являются необъяснимо и глубоко значимыми. Даже когда мы делаем нечто невозможное, например прощаем.

Простить — это, вероятно, самое трудное испытание, которое мы можем сделать, чтобы переступить через свое «я». На работе это особенно трудно, потому что наши эмоциональные узы могут быть не такими сильными, и поэтому нет мотивации для прощения. Однако когда мы смотрим на прощение в свете способности других прощать, этот путь не кажется таким пугающим.

Франкл не разделял концепции коллективной вины и при любой возможности боролся с этой идеей, даже если это было непопулярно — идти против нее после войны. Он также простил своих нацистских охранников. Он даже сочувствовал им. В своей книге «Человек в поисках смысла жизни» он рассказывает историю об офицере СС, который был начальником концентрационного лагеря, из которого Франкл был освобожден. После своего освобождения Франкл узнал, что этот человек «тайно тратил большие суммы денег на лекарства для заключенных, которые он покупал в аптеке в соседней деревне».6

Нельсон Мандела шел тропой прощения во время тридцатилетнего заключения и после него. Кажется, что суть смысла — это прощение. Что мы не можем глубже постичь смысл жизни, если не пройдем через прощение — себя и других.

Прощение означает освобождение от наших страданий. Это гораздо больше касается нашего собственного благополучия, чем того человека, которого мы прощаем. Когда мы держимся за наши страдания — негодование, обиду и гнев, мы находимся внутри себя с жалостью к самим себе. Это становится вуалью, сквозь которую мы видим себя и других. Это становится чем-то, что мы должны кормить, поддерживать и оправдывать. Если мы не будем этого делать, думаем, что позволим другому человеку быть «правым» в его неправильном обращении с нами.

Но прощение может быть одним из самых действенных поступков, которуе мы совершаем. Как мышцу, его нужно тренировать, чтобы оно хорошо работаю. Прошение может быть сложным. Иногда мы думаем, что оно равносильно забвению, умалению или смирению с плохим поступком, но это не так. Оно гораздо ближе к освобождению себя от его власти. Наша способность жить в любви и великодушии затрудняется, когда мы не прощаем. Это не означает, что нужно любить и быть великодушным к той женщине, которая обманула вас на работе, или к тому мужчине, который умалил ваши идеи на собрании коллектива. Это означает, что мы прощаем их и освобождаем себя от дальнейшего плена своей обиды. Любовь и великодушие вернутся в нашу собственную жизнь.

Поиск смысла в жизни выводит нас на большие и маленькие пути. Когда мы выходим за пределы своего «я» — будь то прощение, альтруизм, забота, великодушие и понимание по отношению к другим, — мы вступаем в духовное царство смысла. Расширяя свои познания, мы делаем нашу собственную жизнь богаче. Это истина, которая давно была открыта в глубине всех духовных традиций. Это таинство, которое можно только пережить. И когда мы его переживаем, то оказываемся в самом сердце смысла. Мы больше не являемся пленниками собственных мыслей.

МОМЕНТ СМЫСЛА. Вспомните ситуацию из вашей профессиональной жизни, в которой вы чувствовали потребность в самотрансценденци и или расширении своих познаний для того, чтобы эффективно справляться с ней (это может быть даже ваша нынешняя ситуация). Возможно, вы столкнулись с проблемой трудного клиента, которая потребовав экстраординарной реакции. Возможно, вы столкнулись с вопросом корпоративной социальной ответственности, который потребовал некоторого душевного поиска для ответа. Как вы расширили свои познания, чтобы справиться с этой ситуацией? Что вы сделали (если сделали) в результате этого поворота в вашем сознании? Когда вы думаете об этой ситуации сейчас, что вы извлекли из нее? В частности, что вы узнали о вашей способности к самотрансценденции? Что бы вы сделали иначе в этой ситуации?

Какими путями вы взаимодействуете и общаетесь с другими?

ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗМЫШЛЕНИЯ

Подумайте о тех способах, которыми вы можете помочь вашим коллегам и/или сотрудникам узнать и применить, самотрансценденцию на работе. Что бы вы заставили их сделать, чтобы продемонстрировать, что они понимают и могут применить этот принцип?

11. Живите и работайте со смыслом

Поиск смысла человеком является равной и первостепенной мотивацией в его жизни, а не «второстепенной рационализацией» инстинктивных побуждений.1

«Мне не нравится работать с непредсказуемыми людьми», — сказал мне Рик, когда мы обсуждали его нынешнюю работу и карьерные устремления. Работая чиновником, осуществляющим надзор за условно осужденными в государственном департаменте исполнения наказаний, Рик плохо относился к своим клиентам! Он работает на своем нынешнем месте более четырех лет и не изменил, по его словам, своих взглядов о людях, с которыми он находился в ежедневном контакте. Эти люди, очевидно, зависели от него в плане совета и поддержки.

После некоторого изучения ситуации я узнал, что Рик вырос под опекой государства, в метании между разными заботливыми родителями и периодами жизни в приюте. Но он не стал более милосердным к тем, кто в беде, опыт привел его к противоположному результату — он стал черствым и немилосердным. В отличие от многих людей, которые прошли через подобные ситуации, Рик не смог (и не хотел) построить хорошие отношения с людьми, которые, с его точки зрения, не могли позаботиться сами о себе, кто «ел из общей кормушки», то есть с теми, кто зависел от помощи государства в той или иной форме.

После окончания колледжа с дипломом финансиста Рик получил первую работу на полный день, которая была доступна. «Любая другая работа была бы лучше, чем убирать грязную посуду со столов или переворачивать бургеры», — подумал он про себя. И хотя он никогда не представлял, что будет работать на правительство или в социальной сфере, он охотно ухватился за возможность работать чиновником по надзору за условно осужденными. Так как ему в любом случае нужна была работа на полный день и он считал, что скоро найдет что-нибудь более хорошее, Рик приступил к своим обязанностям.

Он сразу же понял, что этот вид работы не для него. Однако почувствовал себя как в ловушке. Работа на полный рабочий день с регулярной зарплатой была для него чем-то новым, и это ему нравилось — то есть, регулярная зарплата. Плюс к этому штат обеспечивал его достойным социальным пакетом. Большинство из его друзей завидовали ему, и скоро Рик обнаружил, что он работает «на автопилоте» — ему не нужно было чувствовать. Единственное, что ему было нужно, — появляться в определенные часы на службе, и получать свою зарплату и пособия.

Когда я беседовал с Риком, он сказал, что чувствует себя более подавленно, чем обычно, и с трудом заставляет себя идти на работу. Во время рабочего дня, сказал он, испытывает крайнее раздражение, много жалуется (на работу, своих сослуживцев, своих подопечных) и даже ищет повод, чтобы поспорить со своим начальником. Он переживал ситуацию типа «в тихом омуте черти водятся-> и знал об этом, но только не знал, что ему делать. Он чувствовал себя несчастным и неудовлетворенным, загнанным в тупик.

Что бы мы ни говорили о психологической маскировке Рика, я думаю, все будут согласны: Рик находится не на своей работе! И, что более важно, Рик стал «пленником собственных мыслей». Если бы только он мог признать, что он и никто другой держит ключи от своей собственной свободы.

Ключи для того, чтобы открыть персональный смысл на работе, находятся и всегда находились в пределах нашей досягаемости. Они так же близки к нам, как этот момент. Когда бы мы ни остановились на достаточно долгое время, чтобы почувствовать связь с самими собой, с нашим окружением, с теми, с кем мы работаем, с задачей, стоящей перед нами, с необычной взаимозависимостью, которая всегда является частью нашей жизни, мы переживаем смысл.

Однако именно в самой нашей безнравственности мы можем получить милосердие. И это тоже ведет нас к смыслу, иногда, когда мы меньше всего это ожидаем, — через хаос и смятение.

Часто мы прокладываем пути в нашей профессиональной жизни, которые ведут в одном направлении, именно тогда, когда наш жизненный поезд решает пойти в совершенно противоположную сторону. В эти моменты мы на грани краха.

Большинство из нас переживают такие минуты в своей жизни. Обстоятельства давят на нас, и мы соответственно меняем курс и маневрируем. Мы меняем наши позиции, мы приводим в движение наши тела, мы переформировываем наш жизненный опыт, чтобы приспособиться к вызовам нашей жизни. Затем что-то происходит, и все это разваливается.

Когда мы видим новые возможности для себя, даже если они трудные и напряженные, мы видим возможности для других. Их реализация может иметь положительные результаты. Виктор Франкл говорит: «Каждый из нас имеет свой собственный концентрационный лагерь... Мы должны справляться с ним прощением и терпением, как полноценные человеческие существа. Мы есть и будем таковыми».2

У жизни есть способ вести нас к смыслу — если мы позволяем ей это. И иногда мы должны прогнуться под ударами жизни. Мы можем смиренно их принять и вырасти в своей способности узнать все более и более глубокую безусловную любовь к себе и другим. Или мы можем стать более твердыми, более устойчивыми и намного менее способными к любви. Выбор за нами. И выбор в наши дни обещает быть все более и более сложным.

Есть поговорка: «Если вы хотите, чтобы вещи оставались неизменными, тогда что-то должно измениться». Но если есть что-то, что остается неизменным, то это сама перемена. Наша жизнь и мир меняются все более стремительно и драматично, так как время ускоряет наши шансы и возможности. Мы постоянно сталкиваемся с задачами — узнать, кто мы, каковы наши ценности и как оптимально ими пользоваться. Когда мы не спешим, чтобы узнать себя, узнать и уважать нашу целостность, мы глубже проникаем в смысл. Когда мы действуем из центра самих себя и того, что мы собой представляем (честность, порядочность, доброта и любовь) наша жизнь находится в партнерстве со смыслом — и в работе, и вне ее. Знать, что нас благословляет смысл, что он освещает каждый момент и аспект нашей жизни, — это есть истинная свобода. На работе он освобождает нас от осуждений наших начальников и сослуживцев, чтобы быть в согласии с тем, что мы лучше всего знаем — с нашей собственной мелодией жизни. Это единственная мелодия, которую мы можем спеть. И никто не может спеть ее для нас.

Борьба за существование есть борьба «за» что-то. Она целенаправленна, и только поэтому она имеет смысл и возможность привнести смысл в жизнь.3

Когда мы живем и работаем со смыслом, мы можем выбирать: создавать смысл, видеть смысл и разделять смысл. Мы можем выбирать наши позиции по отношению к жизни и работе. Мы можем выбирать, как реагировать на других, как реагировать на нашу работу и как найти оптимальный выход из самых трудных обстоятельств. Мы можем выходить за пределы своего «я» и трансформироваться с помощью смысла. Мы можем находить связь со смыслом на работе, в самых необычных вещах и с самыми неожиданными людьми. Смысл полон сюрпризов. Он определяет наши ожидания и повышает наше осознание. Он становится нами.

Смысл является также гибким. То, что имеет для нас смысл в одно время в нашей профессиональной жизни, может в другой момент не иметь смысла. Когда мы осознаем смысл жизни внутри себя, мы тоже можем быть гибкими. Если смысл укоренился в нас, мы можем проявлять большую гибкость — от легкого бриза до урагана.

Наша профессиональная жизнь служит нам уникальными и значимыми способами, которые по-настоящему известны только нам, и только мы их понимаем и ценим. Подобно прекрасному бриллианту, наша работа показывает нам многие стороны, но именно мы приносим свет в свою деятельность. Именно это «знаю почему» представляет смысл. И знание «почему» означает, что мы знаем самих себя и того, что заставляет нас работать -будь то обеспечение финансовой независимости наших близких, уважение к своим уникальным талантам, удовлетворение потребностей своих семей, ответ на нужды мира, возможность выполнять работу, которую посылает нам судьба или комбинация всего вышеназванного.

Теперь давайте посмотрим на нашу профессиональную жизнь с точки зрения «знаю почему». И давайте используем в качестве критерия один из методов анализа смысла, предложенный Франклом.

Главная цель смыслового анализа — помочь людям «овладеть жизнью», раскрыв и сфокусировав внимание на базовых ценностях, которые все вместе формируют первостепенную мотивацию в их жизни — поиск смысла. Все люди, говорил Франкл, обязательно обладают и свободой, и ответственностью, чтобы позиционировать себя по двум главным измерениям жизни (смотрите диаграмму ниже).4

Одно из этих измерений, изображенное на диаграмме как горизонтальная ось, показывает, что люди движутся между полярными крайностями успеха (+) и неудачи (–) по своему жизненному пути, включая свою профессиональную жизнь. Вертикальная ось, с другой стороны, показывает, что люди также переживают различные степени, или уровни, смысла (+) и отчаяния (–) в своей жизни и на работе. Смысл, я должен добавить, имеет отношение к осуществлению или реализации персональной воли к смыслу, отчаяние ассоциируется с очевидной бессмысленностью жизни.

Итак, мы используем эту диаграмму, которая благодаря Франклу, обеспечивает нас визуальной интерпретацией нашего экзистенциального состояния. О чем она нам говорит? Сначала, для иллюстрации, давайте рассмотрим типы людей, которые в свете своей ситуации могут быть помешены в любой из четырех квадратов или вдоль любой из двух осей. Например, успешный и богатый бизнесмен, который никогда не рассматривает работу как неудовлетворение и/или жизнь как отсутствие смысла, был бы представлен точкой где-нибудь в квадрате D. Теперь подумайте о людях, которые также могут попасть в эту категорию, — вероятно, очень успешные в традиционном, материальном смысле, однако неудовлетворенные, страдающие от отчаяния и внутренней пустоты. Мы все знаем или слышали о таких людях из квадрата D, не так ли? Не только корпоративные идолы, или знаменитости, или известные спортсмены, но также наши коллеги, начальники, друзья, соседи и члены семьи. Подумайте об этом.

С другой стороны, рассмотрим людей, которые едва ли могли бы считаться успешными по общепринятым социальным стандартам — они могут существовать скромно на скудную зарплату или пенсию, — но которые могут полностью быть удовлетворены и счастливы своей работой и повседневной жизнью. Они могут работать на низкооплачиваемой неквалифицированной работе или работать бесплатно на какую-то некоммерческую организацию. На диаграмме мы бы поместили их куда-нибудь в квадрат А. Кто бы мог занять это место?

Квадрат В данной диаграммы предоставляет возможность для идентификации людей, которые являются и успешными в социальном смысле и реализованными в смысловом отношении. Вы можете вспомнить историю Тома Чэппелла и то, как он эффективно двигался по вертикальной оси по направлению к смыслу, в то же время оставаясь на успешной стороне горизонтального измерения. И не забывайте замечательную и вдохновляющую нас жизнь Кристофера Рива. Существуют другие, кто демонстрирует черты жизни квадрата В: из мира бизнеса, спорта (помните Андреа Ягер?), из правительства и политики — на самом деле, из всех слоев общества.

Вы получаете картину. Диаграмма, по сути, представляет собой саму жизнь. А как насчет вашей жизни? Как насчет вашей работы? Куда бы вы поместили себя в этом двухмерном пространстве? И куда, должен вас спросить, вы бы хотели попасть? В письме, написанном в 1953 году, Франки писал: «Говорят: где есть воля, есть и способ. Я добавлю: где есть цель, есть и воля». У вас есть та воля, которую имеет в виду Франкл? Вы также имеете цель? Куда она может привести вас, не только по горизонтальной, но также по вертикальной оси? Что означает для вас работа и какого типа работа действительно имеет для вас смысл?

Теперь представьте себе профессию или вид работы, которой вы по-настоящему хотите заниматься. Спросите себя: помог бы мне этот вид работы реализовать поиск смысла? Если да, что мне нужно сделать, чтобы получить ее? Что мне делать сейчас, чтобы помочь себе на этом пути? Что мне делать сейчас, что есть на моем пути? Что я могу сделать сейчас, чтобы помочь себе на этом пути?

Не важно, какова наша конкретная профессия, именно работа, которую мы выполняем, представляет нас самих. Когда мы выполняем нашу работу с энтузиазмом, ценим ее, относимся к ней великодушно и целостно, мы встречаем ее со смыслом. И не важно, насколько обыденной она кажется в данный момент. Мы можем трансформировать ее со смыслом. Смысл — это жизненное наследие, и он так же доступен нам на работе, как доступен нам в наших самых глубоких духовных поисках. Мы дышим, следовательно, мы — духовны. Жизнь существует значит, есть и смысл. Мы делаем — следовательно, мы работаем.

Наследие Виктора Франкла было наследием надежды и возможностей. Он видел состояние человека в его самом страшном варианте и поведение людей, которое невозможно представить. Он также видел людей, которые поднимались до высот сострадания и заботы такими способами, которые могут быть описаны только как чудеса альтруизма и трансценденции. В нас есть что-то, что может подняться над всем и выйти за пределы любых обстоятельств, которые мы можем себе вообразить. Наш инстинкт смысла в нашей работе и повседневной жизни является нашим правом сейчас, в этот самый момент. Пока мы не являемся пленниками собственных мыслей.

Мы никогда не должны быть довольны тем, чего уже достигли. Жизнь никогда не перестает задавать нам новые вопросы и никогда не позволяет нам расслабляться... Человек, который остановился, остается за бортом. Человек, который всем доволен, теряет себя. Ни создавая что-то, ни переживая, мы не можем довольствоваться достигнутым. Каждый день, каждый час делает необходимыми новые поступки и возможными — новые переживания.5

МОМЕНТ СМЫСЛА. Вспомните ситуацию на работе, в которой вы чувствовали себя в тупике до некоторой степени и не испытывали удовлетворения (это может быть вашей нынешней ситуацией). Возможно, вы работали на позиции или делали работу, которая вам не нравилась. Возможно, вы выполняли работу, смысл которой был вам не понятен. Что вы делали в этой ситуации (если делали)? Вы разрешили ее или она разрешилась сама? Когда вы сейчас думаете об этой ситуации, какой урок вы из нее извлекли? Оглядываясь назад, что бы вы сделали иначе в этой ситуации?

Какими способами вы находите смысл и удовлетворение в работе?

ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗМЫШЛЕНИЯ

Подумайте о способах, которыми вы можете помочь вашим коллегам и/или сотрудникам открыть персональный смысл и удовлетворение в работе. Что бы вы заставили их сделать, чтобы бороться в жизни и на работе и найти персональный смысл и удовлетворение?

Примечания

Chapter 1

1. Viktor E. Frank!, Man's Search for Meaning: An Introduction to Logotherapy (Boston: Beacon Press, 4lh Edition, 1992, pp. 113-114.

2. Viktor E. Frankl. Psychotherapy and Existentialism.

3. Viktor E. Frankl. Victor Frank! Recollections: An Autobiography.

4. Personal conversation/Evolution of Psychotherapy/

5. See Deepak Chopra, Unconditional Life: Discovering the Power to Fulfill Your Dreams.

6. Viktor Frankl, The Unheard Cry for Meaning.

7. Stephen R. Covey. The 7 Habits of Highly Effective People.

8. Viktor Frankl, The Will to Meaning.

9. Viktor Frankl, Те Unconscious God.

10. Frankl, Man's Search for Meaning.

11. Frankl, Man's Search for Meaning.

12. Frankl, Man's Search for Meaning.

13. Frankl, lecture, Religion in Education Foundation.

14. Frankl, Psychotherapy and Existentialism.

Chapter 2

1. Viktor Frankl, Viktor Frankl Recollections: Ал Autobiography.

2. Viktor Frankl, Viktor Frank] Recollections: An Autobiography.

3. Viktor Frankl, Viktor Frankl Recollections: An Autobiography.

4. Viktor Frankl, Viktor Frankl Recollections: An Autobiography.

5. Viktor Frankl. Viktor Frankl Recollections: An Autobiography.

6. Viktor Frankl, Man's Search for Meaning: An Introduction to Logotherapy.

7. Viktor Frankl, Man's Search for Meaning; An Introduction to

Logotherapy. S. Viktor Frankl, Man's Search for Meaning: An Introduction to

Logotherapy. 9. Stephen R. Covey, A. Roger Merrill and Rebecca R. Merrill,

First Things First.

Chapter 3

1. Viktor Frankl. Man's Search for Meaning. Chapter 4/

2. Nelson Mandela Long Walk to Freedom/

3. Christopher Reeve, Still Me.

4. Larry King Live

5. Viktor Frankl, Reeve, Still Me.

6. Christopher Reeve, Nothing is impossible.

7. FrankJ, Evolution of Psychotherapy Conference.

8. Viktor Frankl, Psychotherapy and Existentialism.

Chapter 5

1. Viktor Frankl, Man's Search for Meaning.

2. web-sites: www.Wallstreetmostwanted.com. and www.thestackeddeck.com.

3. David Packard, The HP Way.

4. Ann Kerr, «Workers Spurn Retirement» Globe and Mail.

5. Rodney Crowell, «Time to Go Inward».

6. Viktor Frankl, The Unheard Cry for Meaning.

7. Kalle Lasn and Bruce Grierson «America the Blue».

8. Dan Pink, Free Agent Nation.

9. TGIF is an acronym for «Thank God It's Friday».

10. Thomas Moore, The Re-Enchantment of Everyday Life.

11. In Roger Frantz and Alex Pattakos Intuition at Work.

12. Viktor Frankl, Man's Search for Meaning.

13. Thomas Moore, Jhe Re-Enchantment of Everyday Life.

Chapter 6

1. Viktor Frankl, Man's Search for Meaning.

2. Viktor Frankl. Man's Search for Meaning.

3. Phil Jackson and Hugh Delehanty, Sacred Hoops: Spiritual Lessons pf a Hardwood Warrior.

4. Viktor Frankl, Evolution of Psychotherapy Conference

5. Viktor Frankl, Man's Search for Meaning.

6. Viktor Frankl, Jhe Doctor and The Soul.

7. Kathleen D. Ryan and Daniel K. Oestreich, Driving Fear out of the Workplace: Creating the High-Trust, High-Performance Organization.

8. Susan Jeffers, Feel the Fear and Do It Anyway.

9. Viktor Frankl, Man's Search for Meaning.

10. Mark Gerzon, Coming Into Our Own: Understanding the Adult Metamorphosis.

11. Viktor Frankl, Doctor and The Soul.

12. Art Jackson.

Chapter 7

1. Viktor Frankl, Man's Search for Meaning.

2. Viktor Frankl, The Doctor and The Soul.

3. Viktor Frankl, The Doctor and The Soul.

4. Ronna Lichtenberg, It's Not Business, It's Personal: The 9 Relationship Principles That Power Career.

5. Jean Francois Manzoni and Jean-Louis Barsoux, «The Set-up-to Fail Syndrome».

6. Frankl, The Doctor and His Soul.

7. Charles C. Manz, «Speakers use failure to Succeed». The Globe and the Mail.

9. Viktor Frankl, Doctor and The Soul.

10. Haddon Klinberg, When Life call out to Us: The Love and Lifework of Viktor Frankl and Elly Frankl.

11. Viktor Frankl, Man's Search for Meaning.

12. Viktor Frankl, Man's Search for Meaning.

13. Viktor Frankl, Viktor Frankl Recollections: An Autobiography.

14. Viktor Frankl, The Doctor And the Soul.

Chapter 8

1. Viktor E. Frankl, Psychotherapy and Existentialism.

2. The Dalai Lama and Howard Cutler, The Art of Happiness at Work.

3. USA Today, August 19, 2003.

4. Charlotte Foltz Jones, Mistakes That Worked.

5. Rubin Battino, Meaning: A Play Based on the Life of Viktor Frankl.

6. Viktor E. Frankl, Viktor Frankl Recollections: An Autobiography.

Chapter 9

1. Viktor E. Frankl, The Doctor and The Soul: From Psychotherapy to Logotherapy.

2. Viktor Frankl, The Doctor and The Soul.

3. Robert Carlson, Don't Sweat the Small Stuff at Work.

4. See Charles Taylor, The Ethics of Authenticity.

5. Viktor Frankl, The Doctor and the Soul.

Chapter 10

1. Viktor Frankl, Man's Search for Meaning.

2. Peter M. Senge, The Fifth Discipline.

3. Haddon Klingberg, When Life calls out to Us: The Love and Lifework of Viktor Frankl and Elly Frankl.

4. Lovemore Mbigi and Jenny Marre, Ubuntu: The Spirit of African Transformation Management.

5. Source unknown See: Elaine Dundon and Alex Pattakos, Seeds of Innovation Insights Journal, Volume One.

6. Viktor Frankl, Man's Search for Meaning.

Chapter 11

1. Viktor E. Frankl, Man's Search for Meaning.

2. Personal conversation Frankl, Evolution of Psychotherapy Conference.

3. Viktor Frankl, The Will to Meaning.

4. Viktor Frankl, Psychotherapy and Existentialism.

5. Viktor Frankl. The Doctor and The Soul: From Psychotherapy to Logotherapy.

Об авторе

Алекс Паттакос — доктор философии является директором «Innovation Group» (www.seedsofinnovation.com) и создатель центра Персонального Смысла, основанного в Санта-Фе, Нью-Мексико, США. Он хорошо известен своей кипучей энергией, вдохновением и динамичным подходом к привлечению участников и осуществлению перемен на всех уровнях. Как лектор, автор, носитель функций, облегчающих выполнение проекта, консультант, он несет свой уникальный взгляд и жизненный опыт, чтобы помогать клиентам вновь наполниться энергией и найти новые подходы к планированию их будущего. Как персональный консультант и инструктор, он работает в тесном контакте с руководителями, спортсменами, знаменитостями, работниками всех секторов и пенсионерами, чтобы помочь им найти смысл в их работе и повседневной жизни.

Доктор Паттакос также имеет более чем двадцатипятилетний опыт «построения команды» в широком диапазоне различных сфер жизни — в бизнесе, правительственных учреждениях и некоммерческих структурах. Он широко работал с организациями на всех уровнях, чтобы содействовать им в принятии инновационных решений, в организационных знаниях, развитии руководства и перепланировке систем. Его корпоративные клиенты включают тех, которые входят в 500 корпораций, названных в журнале «Форбс» в различных отраслях индустрии. Он также предоставляет услуги как советник муниципальных, региональных и федеральных органов управления по вопросам социальной политики и управления. В этом отношении доктор Паттакос являлся одним из первых официальных экспертов по инновациям Программы Американского правительства по наградам и премиям в Школе управления имени Джона Кеннеди Гарвардского университета.

Он является пионером в инновационном использовании технологии, которая дает развитие индивидуальному и групповому изучению. Он финансируется Мировым футурологическим обществом как изобретатель концепции «Электронного Профессора», инновации в дистанционном компьютерном обучении. Он сделал это открытие еще тогда, когда информационные технологии еще не были широким магистральным путем в обучении.

Его работа в этой области используется совместно посредством «Голоса Америки» в международном масштабе, и его взгляд на «творческое обучение» можно обнаружить в его статьях в книге «Управление в организациях, которое обучает». Доктор Патта-кос верит, что инновация должна рассматриваться целостно, что это результат сотрудничества и что каждый является новатором и может научиться повышать свой творческий потенциал.

В качестве президента «Возрожденных деловых ассоциаций», международной некоммерческой ассоциации людей, которая занимается целостностью в бизнесе и повышением духовной стороны в профессиональной деятельности, доктор Паттакос работал над тем, чтобы продвигать духовный и этический подходы в разработке социальной политики и корпоративном/деловом управлении. Во время его пребывания на этой позиции ассоциация активно действовала в Австралии, Канаде, Европе, Нигерии, Южной Африке и США.

У него есть ряд других публикаций: он является соредактором и соавтором книги «Интуиция на работе: Пути к неограниченным возможностям», а также автором статьей в книге «Возрождение Души Бизнеса: Ренессанс Ценностей». Его статьи по развитию креативного духа в организациях, среди прочих, были опубликованы в журналах «Executive Excellence», «Success», «Personnel Journal», «Training» и «Investors' Business Daily».

Страстный поклонник боевых искусств и драматический актер, доктор Паттакос стремится интегрировать философию и приемы из обеих сфер деятельности с публичными выступлениями и другими занятиями.


Марс Рахманов
www·MARSEXXX·com

iМarsexxxgmail.com
Вам нравится сайт?
Прошу Вас о поддержке, потому что Вы можете помочь